Реальный сектор. Свою промышленность мы проспали, проели и потеряли


НазваниеРеальный сектор. Свою промышленность мы проспали, проели и потеряли
страница2/3
Дата публикации19.04.2013
Размер0.64 Mb.
ТипДокументы
referatdb.ru > Экономика > Документы
1   2   3
Часть III

Реальный сектор. Заграница нам не поможет

На мои статьи о промышленной и аграрной политике Беларуси пришло довольно много комментариев. Анализируя их, я пришел к выводу, что часть вопросов, существенных для понимания моей позиции, я недостаточно ясно изложил. С одной стороны, в одну статью все не впихнешь, с другой – некоторые вещи мне казались хотя бы интуитивно понятными. Да и принципиальных вопросов, затронутых комментаторами моих статей, не так много.

Первый вопрос – вопрос о рыночных реформах, свободе экономической деятельности, ограничении влияния государства на экономическую жизнь.

Русский философ Федотов в свое время заметил, что есть принципиальная разница между понятиями "свобода" и "воля". Свобода - есть форма общежития людей, и свобода каждого кончается там, где начинается свобода другого. Воля – состояние пионера в лесах Америки XVII века или казака-первопроходца в Сибири, когда только зверь или стрела дикаря-аборигена способны ограничить ее проявления. В цивилизованных странах "коридоры свободы" определяет не только закон, но и общественный договор, который, в том числе и на основе обычая, определяют границы свободы каждого. Да, за последние 20 лет на Западе, в том числе и вследствие глобализации, эти границы существенно расширились. Но сегодня, в кризис, странам Запада за это приходится платить. Но это – тема отдельной статьи. Здесь только отметим, что для нашей слабой экономики плата за быстрое расширение границ экономической свободы может оказаться непосильной.

Возьмем, к примеру, промышленность. Не секрет, что на наших предприятиях содержится очень значительная лишняя численность сотрудников. Рыночная экономика требует их увольнения. С учетом абсолютно необходимой модернизации промышленности численность "лишних" может превысить миллион. Это пока безработных мало, они могут подработать в теневой экономике и перетерпеть смешной размер нашего пособия по безработице. Как только их станет больше – придется платить пособие на уровне, обеспечивающем выживаемость и безработных, и их семей. А откуда у нашего государства столько денег? Повышать налоги? Уйдет бизнес и выплеснет новую волну безработных. Это – "путь в никуда". А задачу создания новых рабочих мест наше правительство блистательно провалило: темпы их создания, в частном или государственном секторе – безразлично, оказались намного ниже потребности.

Другой пример – идея сплошной фермеризации. Сельское хозяйство всегда и везде имеет сильные сезонные колебания в потребности в рабочей силе. Сегодня наш фермер опирается на большую скрытую безработицу в соседних колхозах-совхозах: всегда найдутся желающие у него подработать. Да и в закупочных ценах заложена оплата социальных расходов колхозов, которые фермер не несет. Отсюда – и высокая рентабельность его хозяйствования. Пока их мало. А вот сплошная фермеризация России провалилась: мелкий фермер был раздавлен перекупщиком, брошенное на произвол судьбы "лишнее" сельское население массово спилось, и сегодня Россия импортирует фермеров из Китая и Таджикистана. "Реформаторы" не заметили, что за фермерским хозяйством на Западе стоит отлаженная и довольно сложная государственная машина его поддержки. Прежде чем массово внедрять фермерство (а внедрять необходимо, за ними – будущее), нужно тщательно изучить чужой опыт, придумать, как его адаптировать к нашим условиям, опробовать в одном-двух районах. И только потом внедрять. Иначе и людей подставим, которые фермерством займутся, и на государство непомерную нагрузку возложим. А пока у нас поддержка фермерства – только на словах, и то только потому, что аграрная политика правительства зашла в тупик.

Да, расширение границ экономической свободы для нашей страны жизненно необходимо: сейчас безграмотное "ручное управление" ведет наше хозяйство к деградации. Но я считаю, что "рыночная экономика" не объявляется указом или законом, она выстраивается. По крайней мере, ее костяк. В наших условиях, когда подавляющую роль в хозяйстве страны играет государство, государство и должно ее выстраивать. Как? Свои предложения надеюсь изложить в одной из следующих статей.

Второй вопрос – вопрос распределения. С одной стороны, зарплаты очень низки. С другой – многие работающие не желают, чтобы государство за их счет (а за чей же еще?) содержало "всякую пьянь и рвань".

Начать с того, что "пьянь и рвань" - понятия сильно относительные. В начале нынешнего кризиса один из богатых людей России публично заявил: "Каждый, у которого нет миллиарда долларов, может идти на х… Пусть выкручивается, как знает!". С точки зрения таких господ, и те комментаторы, что писали о "пьяни и рвани", тоже недалеко от этой "рвани" ушли.

С другой стороны, ход технического прогресса вымывает, как правило, труд средней квалификации. А потребность в специалистах высокой квалификации и низкоквалифицированном персонале растет. Поскольку зарплата в рыночной экономике – это минимальная сумма, за которую работодатель может нанять работника нужной ему квалификации, то и пропорции зарплат определяются исключительно ситуацией на местном рынке труда. Мы уже имели ситуацию, когда, ввиду избытка людей с высшим образованием и крайней нехватки, пусть и полупьяных, грузчиков, зарплата грузчика местами была выше, чем зарплата доцента. А относительно высокие доходы мелких торговцев на рынках и девочек в офисах в начале 90-х нанесли весьма ощутимый удар по престижу образования в стране. В условиях, когда в стране, пусть скрытая, но весьма значительная безработица, рыночные механизмы препятствовали и будут препятствовать росту зарплат. Взять, к примеру, сельхозрабочих. Особенно – в глубинке. Низкая мобильность этой рабочей силы (дом, хозяйство, невозможность переквалификации), наличие заметного аграрного перенаселения делает людей абсолютно беспомощными перед произволом местных начальников. Я убежден, что только приход на село и в малые города промышленности способен переломить ситуацию и обеспечить сельхозрабочим и нормальное содержание труда, и достойную зарплату. Но наше правительство, несмотря на потуги отдельных решений, пока демонстрирует полную неспособность эту проблему решать. А возможно – пока и не хочет: местным начальникам так много удобнее.

В цивилизованных странах регулирование рынка труда – функция государства. Она осуществляется где-то – установлением минимальных часовых ставок оплаты труда, где-то – заключением генеральных соглашений с отраслевыми профсоюзами, где-то – бюджетной политикой, где-то – политикой миграционной. Страны Западной Европы для решения проблемы дефицита низкоквалифицированного персонала пошли на массовый ввоз рабочей силы из Африки и Азии. И, несмотря на море проблем, вовсе не собираются от этой политики отказываться. Правда, теперь стараются больше ввозить из стран Балтии, Украины, Сербии: этих полегче ассимилировать.

Но это – богатые страны. Которые способны под решение возникших проблем выделять весьма значительные ресурсы. Посмотрите на суммы, выделенные Греции или Ирландии. А ранее – странам Балтии, Польше, Венгрии. Но даже богатым странам глобализация ставит пределы их возможностям. Например, вообще непонятно, сколько времени США удастся поддерживать высокий уровень жизни населения, просто печатая деньги. А Западной Европе предстоит найти ответ на не менее сложный вопрос: почему немецкий или французский рабочий должен зарабатывать и получать социальных льгот больше, чем корейский или китайский? Время, когда производительность их труда отличалась в разы, ушло. Сегодня уже на многих заводах на Востоке рабочий работает почти на таком же оборудовании, что и на Западе, на почти так же организованном производстве, производя почти такое же количество продукции. Почему он должен получать в разы меньше?

Но это – их проблемы. Для нас существенно только, что и Запад, и Восток техперевооружение своей промышленности уже провели, а мы, по сути, и не приступали. И нам с ними конкурировать. А какая может быть конкуренция землекопа с лопатой с экскаватором или жнеи с серпом с комбайном? Для того станка, пример которого я привел в своей статье, по нашим расчетам, чтобы выровнять себестоимость обработки, наш рабочий на нашем старом станке должен зарабатывать не свыше 4-5 долларов в месяц. А значит – экспортируемая продукция будет приносить в страну все меньше доходов. И меньше чего будет делить на зарплаты, социалку, развитие.

Но проблемы не только с модернизацией. Нашу государственную политику в области регулирования рынка труда иначе как идиотской и назвать невозможно. Как иначе назвать тарифную политику, когда среднее выполнение норм выработки в цехах составляет 300-400%? Зачем делать из работников ОТиЗов клоунов? Иначе ведь не вытянуть зарплату на уровень средней стоимости рабочей силы. Как иначе назвать систему низких окладов работников управления в сочетании с массой повышающих коэффициентов, ставящую работника в полную зависимость от директора? Каким целям, кроме воспитания любви к президенту, в сегодняшних непростых условиях служит резкое повышение зарплат госслужащих? Следом сразу подтянулись управленцы предприятий: это – одна группа работников. А ведь именно в этой группе у нас – самая большая скрытая безработица. И как бы ни возражал президент, именно в этой группе придется проводить самые массовые увольнения: экономика заставит, нет у страны ресурсов, чтобы содержать столько управленцев. И зачем, в преддверии этого, здесь повышать зарплаты?

Нет путей существенного повышения зарплат по массовым профессиям в Беларуси, кроме пути модернизации и промышленности, и агропромышленного комплекса, и системы государственного управления. "Нарисовать" зарплату – это можно. И 500, и 1000 долларов. Только вот неизбежным повышением цен такая, "нарисованная" зарплата съедается мгновенно. Оно нам надо?

И еще несколько слов в ответ комментариям к моей статье по России. Меньше всего мне бы хотелось, чтобы статья воспринималась как "У соседа корова сдохла. Мелочь, а приятно". Еще меньше – как "доказательство", что у них все плохо, а у нас – все хорошо. Смысл статьи в том, что у нас с Россией - абсолютно разные экономические проблемы, и, соответственно, должна быть разная экономическая политика. И в том, что Россия в решении наших проблем нам помочь не сможет. Ни по межгосударственной линии (у них самих проблем – масса, да и нет никаких оснований для благотворительности), ни по линии российского бизнеса (ввиду его полной бесплодности). Ни одно выкупленное россиянами предприятие ни у нас, ни в Украине, ни в Европе или США не сумело "прибавить" и прочно стать на ноги. А это значит, что если в политической, военной, гуманитарной сферах нам с Россией делить нечего, то в решении проблемы модернизации нашей экономики нам нужны другие союзники. И, боюсь, Таможенный союз и Единое экономическое пространство такой работе будут мешать.

Автор: Александр Обухович

Источник: TUT.BY

Справка

Александр Обухович - технический директор ЗАО «Радиоопткомплект» (г. Минск)

Реальный сектор. Забыть про свой путь и пойти цивилизованным. Часть 1

28.12.2010, 11:05 Новость дня

Александр Обухович, TUT.BY

В предыдущих шести статьях цикла "Реальный сектор" я акцентировал внимание на проблемах нашей экономики. Сегодня я бы хотел перейти к тому, как я вижу ее оптимальную структуру и методы управления. Размер статьи не позволяет повторяться, потому заинтересованному читателю, которому будет недоставать аргументов, предлагаю освежить в памяти статьи предыдущие.

Реальное положение промышленности кажется мрачным. Но отнюдь не безвыходным. В конце концов, Корея, Малайзия, Китай начинали свой "путь наверх" в значительно худших условиях. Но в каждом известном в современной истории случае "рывка вверх" срабатывала определенная программа, промышленная политика, жестко проводимая правительствами. Жесткости нашему правительству хватает, база для серьезного роста есть, а вот промышленной политики нет.

Аксиома Е. Ясина: "В рыночной экономике промышленная политика государству не нужна" стоит в одном ряду с высказываниями таких столпов либерализма как Л. Пияшева: "Богатые в России смогут быть спокойны, только когда морская пехота США будет стоять в Москве" и Г. Попова: "Россия проживет, продавая сырье за тряпки". Компрадоры – они компрадоры и есть. Сегодня и И. Шувалов, и В. Путин о необходимости промышленной политики для России уже говорят. Там идет мозговой штурм, собирают отраслевые конференции, научные и научно-практические. Но там и проблемы, вызванные размерами экономики и последствиями приватизации и правления либералов, побольше наших.

Структурная перестройка нашей промышленности все равно произойдет. Так же неизбежно, как приходят осенью в Беларусь атлантические циклоны. Современная структура обрабатывающей промышленности родилась на Западе не потому, что там нашелся кто-то сильно умный. Она родилась в муках поисков оптимальных форм использования современного оборудования. Но если пустим дело на самотек – потеряем большую часть промышленности, и перестроится только незначительная ее часть. Сумеем разработать и реализовать промышленную политику, реальную программу действий – многое удастся спасти. Но уже далеко не все.

Конечно, детальная проработка промышленной политики даже для нашей, небольшой и компактной, страны – серьезная работа для достаточно большого коллектива специалистов. Но ее общие контуры для обрабатывающей промышленности можно себе представить.

Три кита

В мире промышленные фирмы подразделяются на три основных типа: международные концерны, средние предприятия, малые узкоспециализированные предприятия.

Концерны работают на мировом рынке. Основа их экономики – крупная серия достаточно сложных изделий, позволяющая выпускать дешевую и качественную продукцию. Серия настолько крупная, что ни один национальный рынок его не обеспечивает. Даже рынок США. И продукция настолько сложная, чтобы было затруднительно сразу ее воспроизвести в любой развивающейся стране. Во всех отраслях, где имеются такие концерны, наблюдается состояние олигополии, когда несколько концернов контролируют значительную часть мирового рынка. На международных концернах сегодня немного технологических новшеств: все, что успешно внедряет один концерн – немедленно внедряют конкуренты. И новичков здесь не ждут и не жалуют.

У нас шанс вырасти в международный концерн имеют БелАЗ, МАЗ, МТЗ, "Гомсельмаш" и "Интеграл". Им всем, для превращения в полноценный концерн, нужны собственные инвестиции за рубежом. В маркетинг, сервис, отдельные производства. Это – очень большие суммы. По всем этим предприятиям, исходя из анализа продукции и структуры конкурентов, можно хотя бы представить, как, куда и сколько нужно денег вложить. Но в республике опыта работы с зарубежными инвестициями нет, да и таких денег нет тоже. Взять все это можно только за рубежом. Даже реальный план превращения наших предприятий в международные концерны наши специалисты подготовить не смогут: опыта нет. План, составленный не "мешком с деньгами", не советскими, по своему мышлению, директорами, а авторитетными в финансовом мире специалистами. По нашему техническому заданию.

Но продавать такие предприятия нельзя: заказы этих предприятий должны стать базой техперевооружения всей промышленности. Их аутсорсинг, без которого им обойтись сегодня уже невозможно, должен проходить внутри республики. И, следовательно, источниками средств для их модернизации должны быть кредиты, РЕПО, госгарантии. Но не инвесторы. А уж такое безобразие, как продажа МАЗа КАМАЗу должно быть исключено полностью.

Средние предприятия работают на рынках нескольких стран, выпускают специализированную продукцию небольшой серийности. Основа их стабильности – контроль над узким специализированным рынком, не интересным более крупным конкурентам либо применение оригинальных технологий. В Беларуси относительно успешными средними предприятиями являются "Амкодор", "Лидаагропроммаш", "Белкоммунмаш". Имеют рыночный потенциал для стабилизации работы, как среднего предприятия, "Белкард", моторный, "Планар", "Бобруйскагропроммаш", завод им. В.И.Козлова, БАТЭ, ряд частных предприятий. Возможно, "Могилевлифтмаш" и Витебский приборостроительный, но я их мало знаю. Но их трансформация из советского в современное среднее предприятие еще далеко не завершена. Для других предприятий такого калибра нужна программа трансформации. И инвесторы, поскольку самостоятельный выход на рынки хотя бы нескольких стран параллельно с техперевооружением для них непосилен, а у государства на всех ресурсов для поддержки заведомо не хватит. Тут тоже нужны квалифицированные консультанты. И следует иметь в виду, что устойчивость средних предприятий намного ниже, чем концернов. Резервов у них поменьше. Выжить в конкурентной борьбе они могут, только если непрерывно модернизируют производство и обновляют продукцию быстрее, чем конкуренты.

Основа любой рыночной экономики - малые предприятия. Работают, как правило, на территорию. На Западе множество мелких фирм, на 10-20 современных станков, и обеспечивают аутсорсинг международных концернов и средних предприятий, и закрывают ниши и поры внутреннего рынка. В жесткой конкурентной борьбе с отечественными и китайскими конкурентами. Да, до трети из них живет не более трех лет, многие банкротятся, но их заказы немедленно подхватывают другие. И рождаются новые мелкие. Они амортизируют перепады рынка для концернов и средних предприятий, внедряют основную массу рисковых инноваций, обеспечивают занятость. И нам остро необходима масса таких предприятий. Республике сегодня необходимы не только 2-3 стратегических инвестора для крупных предприятий, но и сотня немецких мелких предпринимателей с 3-4 современными станками. С локализацией их производств в агрогородках и райцентрах. Это не только позволит сэкономить средства для инвестиций в модернизацию производства на крупных и средних предприятиях, но и облегчит социальную часть программы модернизации сельского хозяйства, и даст экспортные заказы. Пусть мелкие, но их может быть достаточно много.

Именно масса мелких предприятий образуют на Западе то, что называют индустриальной средой. Ну не должно крупное или среднее предприятие держать, условно говоря, токаря, если он загружен только время от времени. Но у предприятия должна быть полная уверенность, что необходимые заказы и на приемлемых условиях оно всегда разместит на мелких предприятиях. Как правило, крупное предприятие должно идти на покупку станка или создание производств только в случае, когда объем передаваемых на сторону заказов достигнет 80% их нормативной загрузки. Причем американцы предпочитали в таких случаях просто покупать мелкое предприятие.

Но малые предприятия в нормальном темпе рождаются, живут и умирают только при наличии достаточно объемного внутреннего рынка. На внешний, как правило, они выходят только после стабилизации своего экономического положения. А у нас такого внутреннего рынка пока нет, его придется создавать.

Вызываем неотложку

Что касается консультантов. В Европе в 80-х были популярны фирмы типа "бизнес-доктор". Они приходили на проблемное предприятие по приглашению собственника, принимали на себя доверительное управление, приводили предприятие в порядок (т.е. выводили его на устойчивую и прибыльную работу), передавали обратно собственнику и уходили на следующее предприятие. Работали от 3 до 8 лет. Не одинокий директор приходил, приходила группа высококлассных специалистов. С задачей не только самим сработать, но и воспитать кадры, которые их заменят. Кредиты, технологии, вопросы расширения сбыта и номенклатуры, кадры – все было на них. Как правило, в оплату они получали до 30% дополнительной прибыли. Правда, позже такие фирмы повывелись: пошла мода на вынос производств в Китай. Но оставшиеся поискать можно. И хотя все эти фирмы были узкоспециализированы, искать необходимо: отставание наших специалистов в массе настолько велико, что доверять их заключениям нет никакой возможности. Они просто никогда не видели, не "щупали руками" современную организацию производства. А технология управления, как и любая технология, полна нюансов и передается только "из рук в руки". Кроме того, западные консалтинговые фирмы и располагают информацией по рынкам сбыта, и связями в западных банках. Что, в процессе модернизации наших предприятий, может оказаться очень существенно.

Для меня как воспитанника "Интеграла" всегда было очевидно, что, на подавляющем большинстве наших предприятий машиностроения и приборостроения о том, что такое "технология", даже не слышали. Даже на таких "продвинутых", как Минский моторный или МТЗ. Но и воспитанники "Интеграла" в качестве директоров и главных инженеров тоже мало где преуспели. Думаю, здесь проблема в том, что на "Интеграле" никогда не считали денег: проблемы решались любой ценой, в советские времена на предприятии денег всегда было достаточно. Прекрасно ориентируясь в проблемах организации производства, интеграловцы временами были беспомощны в решении проблемы соотношения затраты-эффект. Что, впрочем, они и продемонстрировали в известной истории с погибшими госинвестициями в "Интеграл": был откровенный расчет на "бездонный карман" государства. Опыта экономически обоснованной модернизации предприятий у нас нет.

Да, есть у нас прекрасные, вполне современные небольшие частные предприятия. Но их опыт малоприменим на предприятиях средних и крупных. Есть специфика. Реально сегодня в республике нет кадров, способных обеспечить массовую модернизацию предприятий. Без консультантов сегодня не обойтись. Чтобы в процессе их работы обучить своих. Образовательного уровня у наших специалистов хватит, нужен опыт именно такой работы.

Не следует думать, что западный консультант – это панацея. Придет – и сразу научит уму-разуму. В России очень на многих предприятиях западные консультанты себя не оправдали. К тому же на Западе сейчас модно немедленно сбрасывать по аутсорсингу все, что возможно, на внешних поставщиков. Как оказалось по жизни – в Китай. Для нас это неприемлемо, нам рабочие места самим нужны. Так что консультант консультантом, а думать своей головой все равно придется.

Только очень далекие от понимания современной промышленности люди могут считать, что достаточно "слизать" западную структуру промышленности и технически оснастить предприятия современным оборудованием. Все это необходимо делать, но этого недостаточно. Было достаточно в 30-е годы, в условиях дефицита на все и вся. Теперь необходимо и техперевооружение проводить, и технологическую среду организовывать, и систему сбыта создавать.

Россияне пробовали закупать комплектно сверхсовременные предприятия и монтировать их на подмосковных просторах. Ничего, кроме убытков, в большинстве случаев, не получили. Без наличия и неуклонной комплексной реализации хорошо проработанной промышленной политики, копирование фрагментов западной промышленности, то ли технологии, то ли структуры – выброшенные деньги. К тому же, Беларусь – не Россия, которая может потерпеть длительный период убытков своих крупнейших предприятий. Будь то АвтоВАЗ, КАМАЗ, "Ростсельмаш" или "Ситроникс". В надежде, что массированные денежные вливания когда-нибудь приведут эти предприятия в чувство. Не то что лишних, у нас и на необходимое денег нет. Учитывая нашу ограниченность в ресурсах и множественность задач, мы вынуждены обеспечивать рентабельность, уже в краткосрочной перспективе, каждого решения. Это только звучит хорошо, на деле – это очень серьезное ограничение, которое заставит принимать не самые легкие решения. Да и вообще, "сладкие" лекарства для нашей экономики уже закончились, остались только горькие.

Особенности национального бизнес-планирования

Перед страной стоит триединая задача: вывод на стабильную и прибыльную работу основной массы предприятий госсектора, создание индустриальной среды, формирование экспортного потенциала. Мне пришлось наблюдать работу на предприятии немецкой инжиниринговой фирмы. И главный вывод, который сделал: эти три аспекта триединой задачи разделять нельзя. Не получается их решать по очереди, слишком они взаимосвязаны.

Алгоритм работы западного консультанта на предприятии достаточно прост:

Анализ рынка сбыта;

Анализ наличных производственных мощностей;

Разработка плана мероприятий.

Вроде бы – ничего необычного. Наши предприятия по этому алгоритму каждый год бизнес-планы пишут. Сам писал. Ключевое различие – в целях и средствах, выбираемых для достижения этих целей.

Какие цели преследует сегодня госпредприятие – знает только его директор. Ни родной Минпром, ни, тем более, Администрация президента не знают, что они там "мутят" и насколько обоснованны их прожекты.

Цель западного консультанта проста и понятна – обеспечить нормативную прибыль на вложенный капитал. Не больше, но и не меньше.

Завышенные объемы предполагаемого спроса – основная "фишка" бизнес-плана госпредприятия. Основной рычаг, с помощью которого оно стремится вырвать у государства дополнительные инвестиции. Правда, сегодня большинство предприятий и не пытается таким образом добыть инвестиции. Для большинства они недоступны. Просто закладывают в бизнес-план спускаемые сверху параметры роста и подгоняет цифры. А по жизни – как получится, так и получится.

Западный консультант исходит из того, что продать можно все. Вопрос цены и затрат на продвижение той или иной продукции. Объем сбыта рассматривает как функцию затрат. И, соответственно, оценивает целесообразность этих затрат с точки зрения реализации главной задачи.

На наших госпредприятиях анализ наличных производственных мощностей не ведется. Иногда анализируется "узкое место", но и это – редкий случай, поскольку запас по мощностям есть почти на любом предприятии. Самому пришлось, работая на одном госпредприятии, за полгода в три раза увеличивать объем выпуска продукции. Никакого оборудования докупать не пришлось, только несколько развить кооперацию. А кроме запаса по мощностям, почти на каждом госпредприятии имеется и масса неиспользуемого оборудования, оставшегося еще с советских времен.

Для западного консультанта анализ наличных производственных мощностей – основная часть работы. Нормальным считается наличие производственных мощностей на 120% от ожидаемого объема сбыта. Немедленной продаже подлежит не только излишнее, но и недостаточно загруженное или морально устаревшее оборудование. Наша совковая привычка держать оборудование "про запас" ему непонятна: его всегда можно купить, да и стареет оно слишком быстро. Возникший вследствие продажи дефицит закрывается аутсорсингом. Нет поблизости – поставками из Китая. Да хоть с Луны, абы цена и качество были приемлемы. С соответствующим немедленным сокращением численности. На Западе насокращались настолько, что даже крупные фирмы (типа Boeing) иногда не имеют собственного производства комплектации. Только аутсорсинг.

Соответственно выглядит и план мероприятий. Наши госпредприятия хронически убыточны, закредитованы, их бизнес-планы под кредиты малообоснованны. Для модернизации они могут рассчитывать только на госинвестиции или на выданные под прессом государства кредиты госбанков. От потребности – небольшие суммы. В рамках которых существенную модернизацию не проведешь. Западный консультант в работе привык рассчитывать на почти неограниченные кредитные ресурсы. Поскольку и предприятия рентабельны, и бизнес-планы прозрачны. Было бы куда их вкладывать. Соответственно, и решения выбирает, исходя из их эффективности, а не из наличия ресурсов.

Учитывая такую громадную разницу в менталитете, в привычных подходах, сосуществование нынешнего директора и западного консультанта бессмысленно. Там, где решения будет принимать директор старого советского типа, консультант бесполезен. Там, куда консультант придет как "бизнес-доктор" - ему будет проще обучить молодого, чем переучивать старого.

И еще. Наши предприятия хоть и постсоветские, но все же пока еще советские: и трудовые коллективы пытаются сохранять, и местным властям денег подбрасывают. То на футбольный клуб, то на ледовый дворец или даже на скверик на главной площади. Зато они, в основном, и неэффективны. Капский, конечно, замечательный человек. И футбольный клуб БАТЭ тоже замечательный. Но все равно непонятно, почему прибыль государственного предприятия должна идти на футбольный клуб, а не на строительство, допустим, больницы в Освейском районе.

Но если мы пойдем на модернизацию предприятия по западным лекалам, денег с такого предприятия брать будет нельзя. У него одно предназначение – обеспечить стабильную прибыль на вложенный в него государственный капитал. И перечислять ее в бюджет целиком. А возможная безработица или проблемы местного футбольного клуба станут проблемами местных властей.

И все же, несмотря на все эти трудности, не видно, как нам может удаться избежать капиталистической рационализации наших производств. Все же первично – обеспечение их конкурентоспособности, а старыми методами это уже невозможно.

Продолжим в следующей статье.

http://news.tut.by/economics/209813.html?utm_source=news-right-block&utm_medium=relevant-news&utm_campaign=relevant-news

Реальный сектор. Забыть про свой путь и пойти цивилизованным. Часть 2

04.01.2011, 10:57 Новость дня

Александр Обухович, TUT.BY

В первой части этой статьи мы начали обсуждать оптимальную структуру и методы управления белорусской промышленностью. Ключевым моментом в предлагаемой программе модернизации белорусской экономики является рационализация производства на наших крупных и средних предприятиях.

Прежде всего, нужно отметить, что субъектом хозяйствования в рыночной экономике является не предприятие, а собственник. Предприятие не может иметь интересов, интерес имеют собственник и люди, которые работают на предприятии. И государство, как собственник госпредприятий, имеет право его реформировать, реорганизовать, изъять часть капитала, продиктовать цены и поставщиков, просто закрыть.

Кто соблюдет госинтересы?

Но государство, в отличие от собственника-частника, кроме получения прибыли имеет и множество других задач. Не говоря уже о социальной проблематике, даже экономический эффект от тех или иных решений для предприятия и государства могут отличаться разительно.

Возьмем условный пример. Пусть некое предприятие выпускает продукцию стоимостью 100 000 руб. По комплектующему к изделию имеется два ценовых предложения: по импорту – 20 000 руб. и от белорусского – за 22 000 руб. Для частника решение в пользу импорта однозначно, для госпредприятия – вовсе нет. Поскольку потеря 2000 рублей в прибыли предприятия-покупателя для государства с лихвой перекрывается перечислениями в бюджет от предприятия-поставщика комплектации в пределах 3000 – 4500 рублей (включая зарплатные налоги) на изделие. Не говоря уже о том, что в республике дополнительно останется 5000 рублей зарплаты и на 10 000 рублей снизится потребность в валюте для импорта. Поэтому увлечение наших госпредприятий импортом китайской и российской комплектации, даже если это дает эффект на предприятии, далеко не всегда приносит пользу государству. Тут каждый раз считать надо. Беда только в том, что считать некому.

Другой пример, уже реальный. В середине 90-х "Белвар" закупил в кредит установку для монтажа печатных плат. 1,5 млн долларов. Почти 80% реальной загрузки составлял заказ "Горизонта" на селекторы каналов. Пару лет работа спорилась. Потом "Горизонт" под явно надуманными предлогами от заказа отказался. Вскоре ситуация разъяснилась: за счет государственных инвестиций "Горизонт" закупил… аналогичную установку. А "Белвар", лишившись заказа, вынужден был закрывать кредит продажей корпусов. И белваровская установка, толком не поработав, сегодня превратилась в металлолом: техника и технологии ушли далеко вперед, и она морально и физически устарела. Где в этой истории соблюдение интересов государства?

Таких примеров, когда госпредприятия, реализуя свои интересы, наносят прямой ущерб государству – множество. Ну не может сегодня, в условиях Беларуси, предприятие выступать субъектом хозяйствования. Сначала нужно хоть минимально разгрести завалы, выстроить каркас рынка, определиться с потребностями. И только потом устанавливать для предприятий и их директоров те "коридоры свободы", в рамках которых они могут проявлять инициативу и искать возможности подзаработать.

Нашу задачу существенно упрощает, что мы находимся в состоянии "догоняющего развития". И, следовательно, те организационно-технические решения, к которым другие шли методом проб и ошибок, мы можем подсмотреть и их адаптировать к нашим условиям. Но массовая приватизация, к которой нас призывает Запад и наши либералы, решение наших проблем не упростит, а существенно усложнит: все же проще выстраивать каркас директивно, чем пытаться согласовать интересы многих мелких собственников. Конкуренции нам более чем хватит на внешних рынках, работу по подготовке к выходу на мировые рынки придется проводить планомерно.

Инвестор или ангел

Исходя из опыта стран Запада, нам придется одновременно менять структуру промышленности и проводить техперевооружение производств.

Относительно технически несложной представляется задача модернизации крупных и средних предприятий. Все они обладают значительной серийностью продукции, которая позволяет либо планировать техперевооружение современным оборудованием, либо формировать для аутсорсинга серьезные по объему заказы. Размещение таких заказов в Чехии или Германии проблем не вызывает и способно сразу принести очень значительный экономический эффект. Так, в 2002 г. для ОАО "Мотовело" расчеты показывали, что только внедрение токарной обработки на станках типа MAZAK QT6 позволяло снизить себестоимость основной продукции на 10-12% со сроками окупаемости инвестиций в пределах 7-8 месяцев. Но такой подход приведет к безвозвратной потере республикой массы рабочих мест. Поэтому первичной выглядит задача создания в стране индустриальной среды, той массы малых предприятий, которые способны подхватить заказы по аутсорсингу от крупных и средних предприятий.

Анализ деятельности в республике небольших частных предприятий в области металлообработки и приборостроения дает крайне противоречивую картину. С одной стороны, таких фирм довольно много. Но среди них много фирм с низким техническим уровнем, слабым инженерным обеспечением. Как правило, такие фирмы перебиваются случайными заказами ЖКХ и сельхозпроизводителей. Хотя уже и выделились несколько фирм покрупнее, имеющие вполне современные инженерные службы, которые даже сформировали под себя определенные контролируемые сегменты рынка. Но даже лучшие из них росли крайне медленно, период их становления выходил за пределы 10 лет. Практически единственным источником финансирования развития для них являлись внутренние накопления. Кредит для небольших фирм недоступен как вследствие высоких процентных ставок, так и из-за трудностей формирования достаточного ликвидного залога. Стартовый капитал формируется случайно. Многие фирмы жалуются на дефицит квалифицированной рабочей силы. Немногочисленные фирмы с иностранным капиталом, технически хорошо оснащенные, в основном работают на западные рынки. Да и те наши, которым удалось завезти 2-3 приличных станка, почти сразу уходят на зарубежные рынки. Беседы с немецкими бизнесменами, размещающими заказы в Беларуси, показывают, что они готовы и поставить своим белорусским контрагентам станки, и даже инвестировать в совместные производства. Но – под белорусский рынок. Выращивать себе конкурентов на немецком рынке не собираются. И узость белорусского рынка все они называют главным препятствием для развития их бизнеса. В этом плане перспективным выглядит опыт группы французских инженеров, поработавших в Беларуси. Они создали во Франции конструкторское бюро, которое собирало и формировало там заказы для группы белорусских

Партнер рубрики -

^ FOREX CLUB

небольших предприятий. Которые они знали и которым они доверяли.

Партнер рубрики -

FOREX CLUB

В целом, белорусские частные предприятия в области металлообработки и приборостроения за последние годы добились больших успехов. Так, белорусские фирмы выиграли тендеры и осуществляли разработку и поставку спецтехнологического оборудования для таких гигантов, как Intel и Samsung. Ряд белорусских фирм стали весьма заметными игроками в своих сегментах российского рынка. Средний уровень частных приборостроительных фирм на голову превосходит уровень большинства наших государственных предприятий соответствующего профиля. Но их совокупных мощностей и общего технического уровня пока совершенно недостаточно для того, чтобы принять серьезные объемы аутсорсинга от наших крупных и средних предприятий.

Что можно и нужно сделать, чтобы обеспечить быстрое развитие этого сегмента нашей экономики? Немного: помочь с формированием стартового капитала, организовать возможность текущего финансирования, предоставить доступ к рынкам сбыта.

Я считаю необходимым помочь с формированием стартового капитала, поскольку абсолютно не верю в успех инвестиций, сделанных "денежными мешками". Полностью согласен с Г. Фордом, который писал: "Деньги еще не есть дело. Даже и большие деньги не могут создать большие предприятия. Денежные маклеры редко бывают деловыми людьми. Спекулянты не могут создавать ценности". Все свободные капиталы, пригодные к инвестированию, и у нас, и в других странах СНГ имеют своим происхождением торговлю. Не сумели эти капиталы ничего толком создать в странах СНГ – не сумеют и у нас.

Зато у нас есть другой капитал, который остро необходимо задействовать: квалифицированные кадры инженеров и рабочих, масса незадействованного оборудования. Только в Минске не используется не менее тысячи единиц металлообрабатывающего оборудования. Их необходимо изъять и распределить в длинный, на 8-10 лет, лизинг. На фирмы, располагающие кадрами. Лучше – через администрации районов, с направлением лизинговых платежей в районные бюджеты. Это создаст необходимые стимулы для администраций и возможности для людей: имеешь квалификацию – бери площади в аренду, станки в лизинг и доказывай свою состоятельность. На новые, более современные станки – зарабатывай.

Основной формой финансирования малых предприятий (особенно тех, кто задействован в аутсорсинге крупных и средних) должны стать "бизнес-ангелы". Специализированные фирмы, которые входят в капитал под обязательство других партнеров выкупить их пай за фиксированную сумму через 4-5 лет. Это считается более надежной формой финансирования, чем длинные кредиты, поскольку формально весь период "бизнес-ангел" является совладельцем и может контролировать ситуацию.

Структура для рывка

Что касается рынков сбыта. Для современных станков и программное обеспечение, и набор инструментов (для каждого изделия – свои!) достаточно дороги. Рентабельное производство на них начинается с серийности заказа на уровне 5000 штук. Поэтому низкосерийные заказы даже для Германии выполняются, в том числе, и в Беларуси. Это – кроме внутреннего рынка. А здесь давно пора принять, что отказ предприятия принять услуги по изготовлению комплектации по более дешевой цене есть уголовное преступление, поскольку, даже если нет личной заинтересованности, наносит прямой ущерб собственнику. И аргументы типа "защиты интересов коллектива" здесь проходить не должны. Применение таких мер давления расширит внутренний рынок для мелких фирм очень значительно.

На данном этапе развития мировых технологий хотелось бы в итоге получить у нас следующую структуру обрабатывающей промышленности:

- в крупных городах

головные конторы крупных и средних предприятий в составе управлений, КБ с опытным производством, сборочных линий;

специализированные инжиниринговые фирмы по разработке конструкций, технологий и инженерной привязке производств;

новые производства (иностранные, частные, инновационные и т.д.);

торговые фирмы, обеспечивающие продвижение продукции белорусских предприятий на внешние рынки;

- в небольших городах

предприятия и цеха, производящие узлы и изделия промышленной комплектации, технически несложные изделия;

инструментальные производства;

фирмы, обеспечивающие снабжение и по техническому обслуживанию сложного оборудования;

- в малых поселках

небольшие предприятия, поставляющие в регион детали и узлы под заказ.

Это – стратегическая цель. Идти к ней будет трудно. Идти придется не один год. "По дороге" тактических маневров может быть сколько угодно. Но при всех маневрах цель нужно иметь в виду. О механизме и организационно-финансовом обеспечении движения к этой цели – в следующей статье.

http://news.tut.by/economics/210450.html?utm_source=news-right-block&utm_medium=relevant-news&utm_campaign=relevant-news

http://news.tut.by/economics/211003.html

Реальный сектор. Забыть про свой путь и пойти цивилизованным. Часть 3

10.01.2011, 11:24 Новость дня

Александр Обухович, TUT.BY

1   2   3

Похожие рефераты:

Александр Обухович. Цикл статей «Реальный сектор» Свою промышленность...
Горизонт", мповт, "Белвар", "Планар", "Луч", кто следующий?, как мучаются, борясь за выживание, многие и многие предприятия, задаешь...
Государственная программа по форсированному индустриально-инновационному...
Диверсификация производства в «традиционных индустриях» (нефтегазовый сектор, нефтехимия, горно-металлургическая отрасль, химическая...
Реальный сектор. О перекосах постсоветского планирования и роли "своего человека"

Международный региональный семинар
«Реальный сектор экономики и учебные заведения: партнерство для модернизации профессионального образования»
Первая помощь при обморожении и переохлаждении
Входя в дом с мороза, постучим носком о пятку так проверяем, не потеряли ли чувствительность пальцы ног. Если потеряли не снимаем...
Маркетинговый обзор легкой промышленности
Легкая промышленность любой страны это важнейший многопрофильный и инновационно-привлекательный сектор экономики
В политической системе республики беларусь
На сегодняшний день в мировой практике общепризнанным обозначением общественных организаций является термин «третий сектор» (первый...
В политической системе республики беларусь
На сегодняшний день в мировой практике общепризнанным обозначением общественных организаций является термин «третий сектор» (первый...
Краткие итоги социально-экономического развития
Реальный сектор экономики. Обьем промышленного производства в январе-июне 2013 года возрас по сравнению соответствующим периодом...
Справка о социально – экономической обстановке в г. Полоцке Промышленность
Основу промышленного комплекса города Полоцка составляют химическая промышленность (78,2 % в общем объеме производства), пищевая...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
referatdb.ru
referatdb.ru
Рефераты ДатаБаза