Выступление Председателя Арбитражного суда города Москвы О. М. Свириденко налоговое законодательство российской федерации


Скачать 125.56 Kb.
НазваниеВыступление Председателя Арбитражного суда города Москвы О. М. Свириденко налоговое законодательство российской федерации
Дата публикации29.05.2013
Размер125.56 Kb.
ТипЗакон
referatdb.ru > Экономика > Закон


Выступление

Председателя Арбитражного суда города Москвы О.М. Свириденко

НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

И ПРАКТИКА АРБИТРАЖНОГО СУДА ГОРОДА

МОСКВЫ ПО ЕГО ПРИМЕНЕНИЮ
Уважаемые коллеги!
В Бюджетном послании Президента Российской Федерации, направленном Федеральному Собранию Российской Федерации 9 марта 2007 года, определены основные направления бюджетной политики на 2008 – 2010 годы. В документе, в частности, указано, что в рамках проводимой налоговой реформы практически завершена кодификация налогового законодательства.

В 2006 году принят Федеральный закон, призванный обеспечить повышение качества и объективности налогового администрирования.

Таким образом, основным современным трендом в изменении налогового законодательства в Российской Федерации становится прозрачность и простота налоговой системы, ее направленность на развитие экономики страны, в том числе, и через стимулирование частного предпринимательства.

Принятие этих и других мер, направленных на совершенствование налоговой системы, как указано в Бюджетном послании, повлекло сокращение масштабов уклонения от уплаты налогов, рост налоговых поступлений в бюджеты всех уровней (налоговые поступления за январь-апрель 2006 года составили 1 665,0 миллиарда рублей, за январь-апрель 2007 года – 1 887,1 миллиарда рублей), повышение конкурентоспособности российской экономики.

Это очевидно показывает, что основным перспективным направлением дальнейшей модернизации налоговой политики должно стать создание максимально комфортных условий для расширения экономической деятельности и перехода экономики на инновационный путь развития, а также дальнейшее снижение масштабов уклонения от налогообложения, в т.ч. дальнейшее снижение налогового бремени, исключение чрезмерно обременительных процедур зачета (возврата) НДС, принятие закона об освобождении от налогообложения дивидендов, получаемых от стратегических инвестиций в дочерние общества, реализация института консолидированной налоговой отчетности, контроль за использованием трансфертных цен.

В свою очередь, это должно повлечь за собой более строгий контроль за всеми фактами нарушения налогового законодательства, переход от формального к сущностному анализу сомнительных налоговых выгод.

Налоговые споры составляют значительный процент от разрешаемых арбитражными судами дел, и вопрос об оптимизации процедуры их рассмотрения широко обсуждается с давних пор.

Чаще всего судебные споры между налоговыми органами и налогоплательщиками-экспортерами возникают по поводу применения нулевой ставки налога на добавленную стоимость (далее – НДС) и возмещения НДС, в том числе при экспорте товаров в Республику Беларусь.

Нормативное регулирование при рассмотрении данных споров осуществляется путем применения статей 165, 169, 171 и 172 Налогового кодекса Российской Федерации (далее – НК). А также применения при экспортных поставках Соглашения от 15 сентября 2005 года между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Беларусь о принципах взимания косвенных налогов при экспорте и импорте товаров, выполнении работ, оказании услуг; Положения о порядке взимания косвенных налогов и механизме контроля за их уплатой при перемещении товаров между Российской Федерацией и Республикой Беларусь (приложение к Соглашению от 15сентября 2004 года).

Важным фактором, объясняющим большое количество споров, является нестабильность налогового законодательства. Так, только в 2004 году было принято 28 законов, которые внесли поправки в действующий НК, в 2005 – еще 25 законов, за 2006 год принято 26 поправок.

Обсуждение проблемы качества налогового законодательства стало центральной темой встречи Президента Российской Федерации В.В. Путина с председателем Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации А.А. Ивановым 9 ноября 2006 года. На данной встрече в качестве одного из механизмов обеспечения стабильности НК предложено создание при Президенте Совета по кодификации налогового законодательства.

Это крайне важная инициатива, позволяющая добиться существенного прогресса при исключении субъективного фактора при оценке сущности сделки. Ведь отдельные нормы НК сформулированы абстрактно и не позволяют однозначно определить порядок их применения.

Изменения в правоотношениях между налогоплательщиками и налоговыми органами, вызванные постоянным совершенствованием налогового законодательства, выявили следующие серьезные проблемы.
^ 1. Проблема оценки критериев недобросовестности налогоплательщиков.

Судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, -- достоверны.

Данную позицию высказал в своем Постановлении Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12 октября 2006 года № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды».

Как известно, впервые сам термин «недобросовестный налогоплательщик» был использован Конституционным Судом Российской Федерации при рассмотрении конкретных дел, в частности, применительно к делам с участием кредитных организаций. В то же время правового закрепления указанного термина в налоговом законодательстве не имеется, в связи с этим на практике при разрешении налоговых споров данное понятие получило исключительно широкое толкование. Ситуация усугубляется и тем, что, на наш взгляд, налоговые органы не совсем точно с юридической точки зрения, как бы несколько эмоционально, воспринимают термин «недобросовестность», применяя его с неким обвинительным уклоном.

^ 2. Проблема выявления различных схем, позволяющих налогоплательщику применять нулевую налоговую ставку НДС и возмещать НДС из бюджета.

Важно отметить, что обязательный признак налоговой схемы – ее экономическая целесообразность в целом, т.е. целесообразность, выгодность для ее организаторов (а не для отдельных организаций, участвующих в схеме).

В основе всех схем, связанных с налогом на добавленную стоимость, лежит принцип исчисления данного налога. В связи с этим, налоговый орган должен в случае предположения о наличии схемы по уходу от налогообложения (либо хищению средств из бюджета) исследовать денежные потоки участников предполагаемой схемы и представить суду документальное подтверждение экономической целесообразности схемы для ее организаторов.

Так, для схемы хищения средств из бюджета путем использования норм законодательства о возмещение НДС (без реальной передачи товара от продавца покупателю) организациями – экспортерами феррита были характерны следующие признаки: все экспортеры, находящиеся в разных городах России, вывозили феррит на экспорт через одну таможню – Татарстанскую; грузоотправителем и декларантом по всем грузовым таможенным декларациям, оформлявшимся в связи с экспортом феррита различными налогоплательщиками, расположенными в Москве и в иных субъектах Российской Федерации, являлось одно и то же лицо – ООО «Т» (город Казань); производителем ферритовых пластин во всех ГТД указывался завод «Магнетон» (СПб), который в ответ на запросы налоговых органов отрицал факт производства им ферритовых пластин.

После появления в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12 октября 2006 года № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» нового понятия «налоговая выгода», Арбитражный Суд не отказался от введенного Конституционным Судом понятия «недобросовестный налогоплательщик». Арбитражный Суд предлагает судам учитывать оба эти термина. То есть налоговая выгода признается обоснованной до тех пор, пока не будет доказана недобросовестность налогоплательщика.

Таким образом, суть применяемых налогоплательщиками схем можно определить как возможность уплачивать налоги в меньшем размере, основанную на нормах налогового законодательства и формальном соблюдении закона, которая достигается путем различной правовой квалификации и оформления совершаемых хозяйственных операций, а также их результатов. В каждом подобном случае для определения законности изучаемой сделки требуется анализ сущности деловых взаимоотношений между сторонами.

Следует отметить, что Конституционный суд в Постановлении от 27 мая 2003 года № 9-П практически легализовал данную практику. Суд указал, что «недопустимо установление ответственности за такие действия налогоплательщика, которые хотя и имеют своим следствием неуплату налога или уменьшение его суммы, но заключаются в использовании предоставленных налогоплательщику прав, связанных с освобождением на законном основании от уплаты налога или с выбором наиболее выгодных форм деятельности и соответственно – оптимального вида платежа».

Однако лишь формальное соблюдение закона, прикрывающее фактическое уклонение от налогообложения, не должно служить гарантией от налоговых претензий.

Ярким примером тому может служить дело ЮКОСа, по которому все судебные акты о налоговых претензиях вступили в законную силу.

В России право является кодифицированным, а не прецедентным. Однако в законе мы никогда не найдем таких емких критериев, которые могли бы отразить все жизненные ситуации. И здесь роль судебной практики приобретает все большее значение. Как я уже отмечал ранее, анализ практики показывает, что все чаще суды исходят как раз из сущности сделки, а не ее правового оформления. Все чаще суды на практике применяют доктрину деловой цели.

Если говорить о конкретных изменениях в судебной практике, то, например, в настоящий момент в Арбитражном суде города Москвы пересматривается позиция в отношении дел, касающихся налогообложения лизинговых операций. Как указал Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в Постановлении от 16 января 2007 года по делу № 9010/06, возможность применения возвратного лизинга предусмотрена статьей 4 Федерального закона от 29 октября 1998 года № 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» и имеет разумные хозяйственные мотивы и цели для обеих сторон данной сделки, не влекущие необоснованной налоговой экономии.

Что касается операций, по которым контрагентом налогоплательщика выступает фирма-однодневка, то, как разъяснил Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в Постановлении от 12 октября 2006 года № 53, сам по себе тот факт, что налогоплательщик имел контакты с такими фирмами, не свидетельствует о получении необоснованной налоговой выгоды. Данный вывод основан на правовой позиции Конституционного суда, выраженной в определении от 16 октября 2003 года № 329-О. В указанном определении отмечается, что налогоплательщик не несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет. Негативные последствия к налогоплательщику могут быть применены в том случае, если налоговым органом действительно будет доказано наличие сговора между налогоплательщиком и фирмой-однодневкой. То же самое можно сказать, когда налогоплательщик не проявил должной осмотрительности и осторожности в выборе контрагентов.

В соответствии с позицией Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, если налогоплательщик не представил налоговому органу имеющиеся документы, то решение налоговым органом принято правомерно, и обжаловать такое решение налогоплательщик не вправе.

Разработанные Федеральной антимонопольной службой Московского округа с учетом позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации «Методические рекомендации по рассмотрению дел, связанных с возмещением налога на добавленную стоимость», создали определенные правила, при которых суд рассматривал и учитывал при принятии решения только те документы, которые были представлены в налоговый орган и им проверены.

С другой стороны, Конституционный суд в определении от 12 июля 2006 года № 267-О указал, что суды обязаны исследовать документы, подтверждающие право на налоговые вычеты. Так как в случаях, когда суды при рассмотрении дела не исследуют по существу его фактические обстоятельства, а ограничиваются только установлением формальных условий применения нормы, право на судебную защиту, закрепленное частью 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации, оказывается существенно ущемленным.

Учитывая позицию Конституционного суда, арбитражные суды также стали исследовать документы, которые являлись основанием для применения налогового вычета, независимо от того, были ли эти документы истребованы и исследованы налоговым органом при решении вопроса о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности и предоставлении налогового вычета (например, дела № А40-3993/07-126-31, № А40-80222/06-111-465, № А40-7535/07-109-36).

В Постановлении от 6 марта 2007 года по делу № 13661/06 Высший Арбитражный Суд Российской Федерации указал, что из содержания части 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации следует, что налогоплательщик вправе представить, а арбитражные суды обязаны исследовать документы, являющиеся основанием для получения налогового вычета, независимо от того, были ли эти документы истребованы и исследованы налоговым органом. Аналогичная правовая позиция изложена в Постановлениях Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13 марта 2007 года по делу № 14385/06 и по делу № 15311/06.

Тем не менее, мы полагаем, что принятие решений в пользу налогоплательщика по конкретным делам вовсе не означает, что Высший Арбитражный Суд Российской Федерации отказывается от своей точки зрения о том, что суды не обязаны исследовать первичные документы налогоплательщика. Налогоплательщики также должны понимать, что их документы так или иначе будут рассмотрены налоговым органом.

Руководствуясь позицией Конституционного суда, налогоплательщики представляют в материалы дела ранее не представленные по законному требованию инспекции документы, в результате чего объемы дел становятся огромными, а суд вынужден исследовать представленные документы, тем самым возлагая на себя функции налогового органа.

Исходя из сложившейся ситуации, при рассмотрении дел суды стали устанавливать мотивы, по которым налогоплательщиком не были представлены документы. Как указал Конституционный суд в определении от 12 июля 2006 года № 266-О, при направлении налогоплательщику налоговым органом в соответствии со статьей 88 НК требования о предоставлении документов, подтверждающих право на налоговый вычет, у последнего возникает безусловная обязанность представить указанные документы.

Кроме того, в определении от 15 февраля 2005 года № 93-О Конституционный суд указал, что обязанность подтверждать правомерность и обоснованность налоговых вычетов первичной документацией лежит на налогоплательщике -- покупателе товаров (работ, услуг), имущественных прав, поскольку именно он выступает субъектом, применяющим при исчислении итоговой суммы налога на добавленную стоимость, подлежащей уплате в бюджет, вычет сумм налога, начисленных поставщиком. Аналогичная правовая позиция изложена в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30 января 2007 года № 10963/06 .

Еще раз хочу подчеркнуть -- суд не должен подменять собой налоговый орган и заниматься исследованием документов вместо него. Тем более что иногда налогоплательщики сознательно не представляют в инспекцию необходимые для проверки документы. Впрочем, грешат несвоевременным направлением запросов и налоговые органы.

Так, например, по делу № А40-71436/06-141-415 суд установил, что требование налогового органа о представлении документов, послужившее основанием для принятия оспариваемого ненормативного правового акта, было получено налогоплательщиком только через год после окончания проверки. Исследовав представленные обществом документы, суд пришел к выводу об обоснованности заявленных требований.

По другому делу № А40-8640/07-90-28 арбитражный суд, напротив, установил, что налогоплательщик необоснованно уклонился от предоставления запрошенных инспекцией документов, в связи с чем требования общества о признании решения налогового органа были оставлены без удовлетворения.

Вместе с тем довольно часто сами требования налоговиков о предоставлении документов являются неконкретными, не позволяют однозначно установить какие именно документы необходимы налоговому органу, а потому такие требования являются невыполнимыми. Такие требования носят формальный характер, не позволяют проанализировать деятельность предприятия по существу, и связаны с недостаточной квалификацией сотрудников налоговых органов.

Например, рассматривая одно из таких дел, Федеральная антимонопольная служба Московского округа в Постановлении от 8 февраля 2007 года по делу № КА-А40/242-07 пришла к выводу о неправомерности привлечения организации к налоговой ответственности за не предоставление затребованных документов. Поскольку перечень запрошенных документов не был конкретизирован, и общество не имело объективной возможности исполнить требование в установленный инспекцией срок.

В другом деле Высший Арбитражный Суд Российской Федерации признал правомерным заявленные обществом к возмещению из бюджета суммы НДС за август 2005 года (Постановление от 13 февраля 2007 года по делу № 14137/06). Поскольку бремя несения отрицательных последствий за ненадлежащее выполнение инспекцией своих функций (налоговым органом ошибочно были затребованы документы за апрель, а не за август 2005 года) не может возлагаться на налогоплательщика. А в Постановлении от 13 марта 2007 года по делу № 15311/06 Высший Арбитражный Суд Российской Федерации также поддержал налогоплательщика, поскольку необходимые для проверки правильности применения налоговых вычетов при исчислении НДС документы налоговики просто не запросили.

В рамках рассматриваемого вопроса, безусловно, положительно оценивается Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20 декабря 2006 года № 65 «О подготовке к судебному разбирательству». Как указано в пункте 16 Постановления, каждое лицо, участвующее в деле, должно раскрыть доказательства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений перед другими лицами, участвующими в деле, заблаговременно, до начала судебного разбирательства.

Сегодня арбитражный суд предлагает инспекции до судебного заседания изучить те документы, которые налогоплательщик представит в суд, а затем отразить в акте результаты проведенной проверки (например, дело № А40-78287/06-109-309).

Таким образом, мы можем констатировать, что судебная практика активно реагирует на происходящие изменения буквы и духа налогового законодательства в России. Стремление суда вникать в суть возникающих проблем, анализировать сущность взаимоотношений между предпринимателями и государством, не останавливаться лишь на формальных, юридических деталях исполнения налогового законодательства отражает текущие потребности общества в условиях снижения налоговой нагрузки на экономику. Налогов становится меньше и это означает, что контроль за поступлением средств в казну должен быть и жестче и внимательнее.

Постоянный анализ судебной практики служит не только мощным инструментом борьбы с субъективизмом оценки добросовестности налогоплательщика, но и прекрасным подспорьем для работы налоговых органов. С одной стороны, знание сложившейся позиции судебной власти по тем или иным конкретным вопросам применения налогового законодательства позволит сэкономить налоговикам время и силы, а с другой стороны – приводит к повышению общей квалификации, а это то, что требует от нас сегодня время и интересы государства.


Похожие рефераты:

Решение 2 октября 2008 года №46 город Брест
Соглашения об образовании Совета председателей (далее – макет постановления Пленума), а также предложения, поступившие от Председателя...
Содружество независимых государств совет председателей
Совет председателей, заслушав и обсудив информацию Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации Иванова А. А. об избрании...
Международная конференция 30. 11. 2012. Часть 1 Абсалямов
Высшего Арбитражного суда Российской Федерации и судьи арбитражных судов Московского региона
Налоговый кодекс российской федерации часть первая
Статья Законодательство Российской Федерации о налогах и сборах, законодательство субъектов Российской Федерации о налогах и сборах,...
Налоговый кодекс российской федерации часть первая
Статья Законодательство Российской Федерации о налогах и сборах, законодательство субъектов Российской Федерации о налогах и сборах,...
И индивидуальных предпринимателей
Законодательство Российской Федерации о государственной регистрации состоит из Гражданского кодекса Российской Федерации, настоящего...
Фундаментальная библиотека бгу отдел обслуживания юридической литературой
О тенденциях правовой политики Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в современных условиях // Арбитражный и гражданский...
Об утверждении правил регистрации и снятия граждан российской федерации с регистрационного
О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации...
Заместитель председателя третейского суда при тпп рк, арбитр(третейский...
Данный вопрос напрямую не связан с осуществлением арбитражного разбирательства. Апостилирование, это процедура, которая будет осуществляться...
Президиума Международного арбитражного суда при Белтпп
«О разъяснении Регламента Международного арбитражного суда при Белтпп и, в частности, о вопросах уплаты арбитражного сбора»

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
referatdb.ru
referatdb.ru
Рефераты ДатаБаза