Священномученик Иларион (Троицкий) Единство идеала Христова. Письмо к Другу


Скачать 449.78 Kb.
НазваниеСвященномученик Иларион (Троицкий) Единство идеала Христова. Письмо к Другу
страница1/2
Дата публикации28.08.2014
Размер449.78 Kb.
ТипДокументы
referatdb.ru > Философия > Документы
  1   2














Священномученик Иларион (Троицкий)
Единство идеала Христова. Письмо к Другу


Год тому назад, мой дорогой Друг, в одном из писем к Тебе я коротко - помнится, страничках на двух - коснулся вопроса о монашестве и христианстве, об их единстве по существу. От Тебя последовал ответ еще более краткий, где Ты не берешься спорить со мною, но все-таки не соглашаешься. А мне хотелось бы и по этому вопросу установить с Тобою дружеское единомыслие. Мне досадно чувствовать, что в данном случае нашему единомыслию мешает лишь распространенный предрассудок, который, к моему сожалению и огорчению, разделяешь отчасти и Ты. Говорю отчасти, потому что не хочется мне верить и знать, будто этот предрассудок укоренился в душе Твоей глубоко. "Что за предрассудок?" - спросишь Ты. Предрассудок против монашества. Состоит он, по-моему, в том, что слишком превозносят монашество, но не искренно, а лишь с той лукавой целью, чтобы потом больше, чем следует, всячески бранить монахов.

Предрассудок против монашества лукав и еще с одной стороны, а именно: думают, что христианский идеал во всей его высоте обязателен и нужен только монахам, а мирянам... ну, а мирянам нужно что-нибудь более сходное, более легкое. "Мы не монахи!" Этим объясняется и извиняется для мирян все. Я даже в отчете об одном из сенсационных судебных процессов читал любопытную подробность. Допрашивают одного джентльмена, изменял ли он своей жене и часто ли. Он отвечает: "Конечно, монахом я не жил!" Разве это не кажется Тебе характерным?

У нас стало два христианства, два христианских идеала: один для монахов, другой для мирян. Такое разделение Христова идеала я считаю нелепым принципиально и крайне вредным практически. Вот почему и горько мне сознавать, что мой умный и добрый сердцем Друг склонен разделять предрассудок, выросший на почве человеческой глупости и невежества при обильной поливке грязной водой порочности и развращенности. Этот вредный предрассудок, Друг мой, Тебе не к лицу, и я прошу Тебя вместе со мною продумать еще раз поставленный мною вопрос.

Итак, одно христианство или два? Един ли Христов идеал или различен? Думаю, согласишься со мной без спора, что христианство одно и Христов идеал един. Но, может быть, в этом идеале различные ступени совершенства? Друг! Ведь это же нелепость! Разве в идеале бывают низшие и высшие ступени? Ведь идеал - бесконечность, а бесконечность всегда себе равна. Ты знаешь, где кратко выражен идеал христианства? В 48 ст.5 главы Евангелия от Матфея: будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный. Допустимы ли какие-нибудь степени в этом идеале? Конечно, в достижении этого Будьте совершенны может быть бесчисленное множество ступеней, но идеал-то остается все же единым, и он един для всех. Христос ведь учил не монахов, а всех людей - и учил одному. Право же, Друг, мне как-то неловко раскрывать Евангелие и доказывать то, что само собою ясно. Увы! В наше время вражда к монашеству ослепила многих настолько, что они готовы отвергать даже истины самоочевидные. Укажу Тебе пример. В №44 Церковного вестника за 1913 год была напечатана статейка, где автор задался непохвальной целью доказать необходимость изгнания монахов из духовных академий. Эту необходимость можно бы было доказывать практическими соображениями: монахи - только мимолетные гости на академических кафедрах, а потому для науки и для школы они, в некотором смысле, вредны. Отсюда нужно бы сделать вывод: или монахов гнать совсем, или держать на кафедрах по уставу 30 лет, то есть и вывод следовало бы сделать практический. Автор же захотел изгнать монахов, так сказать, принципиально и бесповоротно. И вот смотри, Друг, до каких нелепостей договаривается тенденциозный автор. "Если привлечение монашества к ученой деятельности может нанести ущерб его прямому назначению, то необходимо отказаться от подобных планов. Прямое назначение монашества - личное спасение, личное совершенствование, культ праведности" (стлб.1366). Господи! Да неужели миряне-то не должны заниматься личным спасением, личным совершенствованием, возделыванием праведности? Зачем же апостол Павел-то пишет: Старайтесь иметь мир со всеми и святость, без которой никто не увидит Господа (Евр.12:14)? Сия бо есть воля Божия, святость ваша (1Сол.4:3). Он избрал нас в Нем прежде создания мира, чтобы мы были святы, и непорочны пред Ним в любви (Еф.1:4). О сем-то и молимся, о вашем совершенстве (2Кор.13:9). И вдруг святость и совершенство - "прямое назначение монашества", по суждению Церковного вестника! Для мирянина-то стало быть святость и совершенство уже не прямое назначение? А как же быть со словами Самого Христа: Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? или какой выкуп даст человек за душу свою? (Мф.16:26). О чем говорит Христос? Да очевидно, вопреки "Церковному вестнику", о том, что спасение и совершенство личное есть именно прямое назначение всякого последователя Христова, а не одного только монашества. По логике "Церковного вестника" (а я, Друг, имею основание говорить о логике не автора статейки только, но и "Церковного вестника") можно заключать так: "Если прямое назначение всякого христианина - личное спасение и личное совершенствование и если этому прямому (да, да! прямому, а не кривому!) назначению ученая деятельность может нанести ущерб, то все искренние и истинные христиане должны ученую деятельность оставить и с академических кафедр уйти". Как Ты, Друг мой, полагаешь? Логично я рассуждаю? А я совсем неспособен понять, почему моему "прямому назначению" ученая деятельность может наносить ущерб, а "прямому назначению" моих коллег светских, включая и автора статейки "Церковного вестника", эта деятельность ущерба наносить не может. Почему личное спасение для меня - "прямое назначение", а, например, для Тебя, Друг, как для человека светского, это спасение уже не прямое назначение? Да я что-то и того еще в толк не возьму. Твердят все: "Личное спасение, личное спасение". Хочется мне воскликнуть в ответ: "Да вы-то, милостивые государи, безлично что ли как спасаетесь?"

Помнится, Друг мой, уж и возмутила и огорчила меня статейка "Церковного вестника", когда я прочитал ее впервые. Ну, писали бы что-нибудь подобное светские публицисты в каком-нибудь жидовском журнальчике, а то ведь на, в "Церковном вестнике", под славянской вывеской!

Ну, да Бог с ними! А только видишь, Друг, приходится даже такие вопросы обсуждать: одно христианство или несколько? прямое ли назначение всякого христианина личное спасение или спасение только для некоторых - прямое назначение, а для других нет. Надеюсь, Ты, мой совершенный Друг, со мною согласен в том, что личное спасение, личное совершенствование и для меня, и для Тебя равно прямое назначение, хотя я - монах, а Ты все как-то сторонишься от монашества, даже не примиряешься с ним.

А чтобы заградить уста разделяющих единый идеал Христов, я приведу замечательные слова святителя Иоанна Златоуста, в которые советую вдуматься и Тебе, чтобы согласиться со мною. Святой Златоуст пишет:

"Ты очень заблуждаешься и обманываешься, если думаешь, что иное требуется от мирянина, а другое от монаха; разность между ними в том, что один вступает в брак, а другой нет, во всем же прочем они подлежат одинаковой ответственности. Так, гневающийся на брата своего напрасно, будет ли он мирянин или монах, одинаково оскорбляет Бога, и взирающий на женщину ко еже вожделети ея, будет ли он тем или другим, одинаково будет наказан за это прелюбодеяние (Мф.5:22,28). Если же можно прибавить что-либо по соображению, то - мирянин менее извинителен в этой страсти; потому что не все равно, тот ли прельстился красотою женщины, кто имеет жену и пользуется этой утехой, или будет уловлен этим грехом тот, кто вовсе не имеет такой помощи (против страсти). Также клянущийся, будет ли он тем или другим, одинаково будет осужден, потому что Христос, когда давал касательно этого повеление и закон, не сделал такого различения и не сказал: если клянущийся будет монах, то клятва его от лукавого, а если не монах, то нет, а просто и вообще всем сказал: Аз же глаголю вам не клятися всяко (Мф.5:34). И еще сказав: Горе... смеющимся (Лк.6:25), не прибавил: "монахам", но вообще всем положил это правило; так Он поступил и во всех прочих, великих и дивных повелениях. Когда, например, Он говорит: Блажени нищии духом... плачущии... кротции... алчущии и жаждущии правды... милостивии... чистии сердцем... миротворцы... изгнани правды ради... (Мф.5:3-10), несущие за Него от внешних (неверующих) упомянутые и неупомянутые поношения, то не приводит названия ни мирянина, ни монаха: такое различие привнесено умом человеческим. Писания же не знают этого, но желают, чтобы все жили жизнью монахов, хотя бы и имели жен. Послушай, что говорит и Павел (а когда говорю о Павле, говорю опять о Христе). Павел же, в послании обращаясь к людям, имеющим жен и воспитывающим детей, требует от них всей строгости жизни, свойственной монахам. Так, устраняя всякую роскошь и в одежде, и в пище, он пишет такие слова: Жены во украшении лепотнем, со стыдением и целомудрием да украшают себе не в плетениих, ни златом, или бисерми, или ризами многоценными (1Тим.2:9); и еще: Питающаяся пространно, жива умерла (1Тим.5:6); и еще: Имеюще пищу и одеяние, сими довольни будем (1Тим.6:8). Чего еще больше этого можно было бы требовать от монашествующих? А научая удерживать язык, он опять постановляет строгие правила, такие, которые исполнить трудно и монахам, потому что устраняет не только срамные и глупые речи, но и шутовские, изгоняет из уст верных не только ярость и гнев, и обиду, но и крик. Всяка, - говорит, - горесть и гнев, и ярость и клич и хула да возьмется от вас, со всякою злобою (Еф.4:31). Или мало тебе кажется этого? Подожди и услышишь гораздо больше о том, что он заповедует всем о незлобии. Солнце, - говорит, - да не зайдет в гневе вашем (Еф.4:26), блюдите, да никтоже зла за зло кому воздаст: но всегда доброе гоните и друг ко другу и ко всем (1Сол.5:15); и еще: Не побежден бывай от зла, но побеждай благим злое (Рим.12:21). Видишь ли доходящую до самой вершины степень любомудрия и долготерпения? Послушай также, что заповедует он о любви - главе добродетелей. Поставив ее выше всего и сказав о ее действиях, он объяснил, что от мирян он требует той же любви, какой (требовал) Христос от учеников. Как Спаситель сказал, что самая высшая степень любви состоит в том, чтобы душу свою полагать за друзей своих (см.: Ин.15:13), так и Павел выразил то же самое, сказав: Любы... не ищет своих си (1Кор.13:4-5), и к такой-то любви заповедал стремиться; так что, если бы только это одно было сказано, было бы достаточно для доказательства, что и от мирян требуется то же самое, что от монахов, потому что любовь есть связь и корень многих добродетелей, а Павел излагает ее и по частностям. Чего же можно требовать больше этого любомудрия? Когда он повелевает быть выше и гнева, и ярости, и крика, и любостяжания, и чревоугодия, и роскоши, и тщеславия, и прочего житейского и не иметь ничего общего с землею; когда заповедует умертвить уды (см.: Кол.3:5), то, очевидно, требует от нас такой же строгой жизни, какой (требовал) от учеников Христос, и желает, чтобы мы были так же мертвы для грехов, как умершие и погребенные. Посему и говорит: Умерый... свободися от греха (Рим.6:7). А в иных местах он увещевает нас подражать Христу, а не только ученикам Его; так, когда убеждает нас к любви, к незлопамятству и кротости, то приводит в пример Христа. Итак, если (Павел) повелевает подражать не монахам только и даже не ученикам, но Самому Христу, и неподражающим назначает величайшее наказание, то почему ты называешь их высоту большею? Всем людям должно восходить на одну и ту же высоту; то именно и извратило всю вселенную, что мы думаем, будто только монашествующему нужна большая строгость жизни, а прочим можно жить беспечно. "Нет, нет; от всех нас требуется, - говорит он, - одинаковое любомудрие, это весьма хотел бы я внушить; или - лучше - не я, но Сам Тот, Кто будет судить нас". Если же ты еще удивляешься и недоумеваешь, то вот мы опять почерпнем для слуха твоего из тех же источников, чтобы тебе совершенно омыться от всякой нечистоты неверия. Я представлю доказательство от наказаний, имеющих быть в тот день (суда). Богач не за то много наказан, что был жестоким монахом, но - если можно сказать нечто в пояснение - за то, что, будучи мирянином и живя в богатстве и пурпуре, презирал Лазаря в крайней бедности. Впрочем, не скажу ни того, ни другого, а только то, что он был жесток и за это терпел тягчайшие муки в огне... Я стараюсь теперь доказать, что жизнь монахов не делает наказаний более тяжкими, но что и миряне подвергаются тем же самым наказаниям, если грешат одинаково с ними. Так и одетый в нечистую одежду (см.: Мф.22:1-13), и требовавший (с должника) сто динариев (см.: Мф.18:23-24) потерпели постигшие их беды не за то, что были монахи, но первый погиб за блудодеяние, а последний за злопамятство. Если кто посмотрит и на других, которые будут тогда наказаны, то увидит, что они подвергаются наказанию только за грехи. Это можно заметить не только в наказаниях, но и в увещаниях. Так, (Господь), говоря: Приидите ко Мне вси труждающиися и обремененнии, и Аз упокою вы; возьмите иго Мое на себе и научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем; и обрящете покой душам вашим (Мф.11:28-29), говорит это не одним только монашествующим, но всему человеческому роду. И когда Он повелевает идти тесным путем (см.: Лк.13:24), то обращает речь не к ним только одним, но ко всем людям; одинаково всем заповедал Он ненавидеть душу свою в мире сем (Ин.12:25) и все прочее тому подобное. ...Итак, впредь, думаю, и самый склонный к спорам и бесстыдный не будет отвергать, что и мирянину, и монаху должно достигать одинаковой высоты, и что оба они в случае падения получат одинаковые кары" [1].

Не удивляйся, Друг мой, что я сделал такую большую выписку из святителя Иоанна Златоуста. Мне думается, что святой Иоанн Златоуст в приведенных словах совершенно ясно и убедительно доказал именно единство идеала Христова. Пред этим идеалом все равны: и монахи, и миряне. А потому извинять себя в чем бы то ни было столь обычным присловием: "Мы не монахи" - есть полнейшее непонимание сущности христианства, просто недомыслие.

От Тебя, Друг, я не жду такого возражения, какое, к сожалению, приходилось мне слыхать от других. Именно, мне возражали: "Что же, по-твоему, монахи могут жить по-мирски?" На это я отвечал - и думаю, Ты одобришь мой ответ, - так: "Перестаньте озорничать и глупостей не говорите, потому что я говорю о деле серьезном и хочу говорить серьезно! Что ж, и святой Златоуст желает, чтобы монахи во всем уподобились мирянам? Сказать, что все должны восходить на одну высоту, не значит сказать, что все равно могут лететь в одну пропасть!"

Вообще же я полагаю, что вопрос о единстве идеала Христова словами святого Златоуста раскрыт и решен совершенно достаточно. Следует признать как аксиому в качестве исходного пункта положение: монашество не выступает с каким-то особым идеалом, отличным от идеала общехристианского. Никакого особого идеала быть вообще не может, потому что идеал Христов вечен, неизменен и бесконечен.

Но из этого положения нам, Друг, следует сделать с Тобою несколько выводов по частным вопросам, с точки зрения этого положения я хотел бы ответить Тебе на возможные недоумения, хотел бы сказать Тебе, что, по-моему, с логическою необходимостью следует из признанного положения.

"А позволь, - скажешь Ты мне, - а как же ваши монашеские обеты, пострижение, отречение от мира? Зачем же и монашество ваше?" Разберемся в этих вопросах по порядку.

В нравственной системе католиков учение Христово разделяется на общеобязательные заповеди и частные советы. Исполнить заповеди должны все, а советы даются желающим. Кто исполнил совет, тот сделал уже нечто сверхдолжное, у него есть "сверхдолжные заслуги", ему не нужные. Эти заслуги поступают в церковную сокровищницу, а папа из этой сокровищницы за деньги раздает "заслуги про запас" тем, у кого своих-то заслуг маловато. Отсюда индульгенции и вообще весь механизм банкирского дома, на котором можно сделать вывеску: "Банкирский дом Римского папы и Ко. Выдаются чеки на добрые дела и переводы со святых на грешников". Разделение Христова учения на заповеди и советы есть неразрывное звено в этой именно богохульной системе римского папизма. Наше православное богословие хоть немного и платило дань католичеству, но против этой римской схемы о добрых делах всегда боролось. В нашей богословской литературе отвергнуто было и опровергнуто и самое разделение христианского морального учения на заповеди и советы. Странно поэтому думать, что монахи берут на себя какие-то особые, Христом не заповеданные, подвиги. Для христианина вообще не существует какой-либо определенной мерки, выше которой ему нет нужды расти духовно. Его мерка - бесконечное совершенство и вместе с ним бесконечно возрастающее блаженство, потому что мы утверждаем тождество добродетели и блаженства.
  1   2

Похожие рефераты:

Священномученик Иларион (Троицкий) Лев Толстой и воскресение Христово
С. 17. Толстой не знает воскресения Христова. Ведь для него Христос не Бог, не Владыка смерти и ада, а смертный человек, сам подпавший...
Священномученик Иларион (Троицкий) Письма о Западе Письмо первое
Нам с Тобою, мой дорогой Друг, пришлось жить в тяжелое, но вместе с тем и в крайне интересное и важное время. Порою положительно...
Священномученик Иларион (Троицкий) Прогресс и преображение
Германия занимает первое место, играет роль школы цивилизации, ей принадлежит сейчас культурная гегемония, ибо вся современная фабрично-капиталистическая...
Священномученик Иларион (Троицкий) Наука и жизнь
Помолчал немного мудрый учитель, будто задумавшись, а потом и спросил своего ученика: "Ты говоришь, что ученый все время читает,...
Священномученик Иларион (Троицкий) Воплощение и смирение
Во всем круге церковно-богослужебных книг нельзя указать более обильной догматическим содержанием службы, чем именно служба рождественская....
Священномученик Иларион (Троицкий) о мудрости. Размышление над двумя...
Ливане и даже до иссопа исходящаго из стены; и глагола о скотех и о птицах и о гадех и о рыбах. И прихождаху вси людие слышати премудрость...
Священномученик Иларион (Троицкий) История плащаницы
Тайнами представляет все домостроительство спасительного снисшествия истинного Бога и Спаса нашего Иисуса Христа в символах, хотя...
Священномученик Иларион (Троицкий) Слово при монашеском постриге
Уповаю, что по молитвам братии нашей и братии сей святой обители Господь не возбранит грехов моих ради Своей благодати, немощная...
Священномученик Иларион (Троицкий) Постное и пост. Страничка из истории церковной дисциплины
Пост, полное воздержание от пищи, понижает интенсивность физической стороны человека, и еврей рассматривает пост как некоторую замену,...
Сщмч. Иларион (Троицкий) Христианства нет без Церкви
Так в девятом члене Символа веры исповедует каждый православный христианин свою веру в великую истину Церкви

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
referatdb.ru
referatdb.ru
Рефераты ДатаБаза