Учебное пособие для студентов филологических специальностей высших учебных заведений Минск 2003


НазваниеУчебное пособие для студентов филологических специальностей высших учебных заведений Минск 2003
страница4/16
Дата публикации08.03.2013
Размер2.67 Mb.
ТипУчебное пособие
referatdb.ru > Философия > Учебное пособие
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16
ГЛАВА 2

^ МЕТОДОЛОГИЯ ЦЕЛОСТНОГО АНАЛИЗА ЛИТЕРАТУРНОГО ПРОИЗВЕДЕНИЯ

2.1. Феномен целостности в искусстве и культуре

Прежде чем говорить о культуре, искусстве, литературе, необходимо определить тот способ мышления, те методологические основы мышления, при помощи которых будет анализироваться объект исследования. Природа предмета исследования диктует и методологию его познания. А методология, в свою очередь, помогает нам осознать истинную природу исследуемого объекта. Важно с самого начала видеть эту диалектическую взаимозависимость и постоянно держать ее в уме, определяя методологию. Словом, какова рыба, такова и сеть.

Если мы примем на вооружение, условно говоря, «догматический» способ рассмотрения интересующей нас проблемы, то вынуждены будем выбирать какой-то один подход из множества существующих. Скажем, можно посмотреть на культуру с точки зрения фрейдизма — и тогда все культурные достижения человечества оказываются оборотной стороной комплекса неполноценности. При всей оригинальности концепции панпсихологизм ее очевиден. Можно интерпретировать культуру в духе марксизма — тогда движущей силой истории оказывается борьба классов. Тут мы вынуждены констатировать абсолютизацию социологизма. Какую точку зрения принять, чья «догма» убедительнее?

Если методологии невозможно привести к общему знаменателю, есть только два выхода: либо прав оказывается тот, чья вера крепче (и тем самым дискуссия из области научной переводится в область психологическо-идеологическую), либо «научно состоятельной» надлежит считать позицию, которую условно можно назвать «скептической». С точки зрения скептика, нет и не может быть какой-то единой объективной истины, а есть «масса мнений», из которых ни одно не является истиннее другого. Выбор научной методологии становится делом вкуса и личного пристрастия. По существу, проблема в научном плане опять снимается.

Очевидно, природа проблемы такова, что при ее решении невозможно ограничиться ни рассмотрением проблемы в какой-либо одной плоскости (догматизм), ни признанием истинности какого угодно числа различных плоскостей (скептицизм). Разумеется, вклад различных философских школ и направлений в культурологию, эстетику и литературоведение неодинаков, тут требуется конкретный анализ конкретных достижений, оцениваемых с конкретных позиций. Однако не это является предметом нашего исследования, поэтому отвлечемся от вопроса о научной корректности и состоятельности различных способов мышления, констатируя плюрализм подходов к культуре (в том числе к художественной культуре).

Скептицизм, доведенный до своего логического предела, вынужден признать противоречие главным, определяющим фактором жизнедеятельности. Большинство методологий так или иначе противоречат друг другу; тут надо либо выбирать, либо открыто впадать в агностицизм, не зная как справиться с принципом противоречия. Беглый перечень подходов невозможен без упоминания еще об одном способе мышления (и, соответственно, типе философии), где наличие противоречий — лишь начальный этап в исследовании проблемы. Видеть со всех сторон — еще не значит уметь «примирить» все стороны. Дальнейшее рассмотрение должно заключаться в обнаружении взаимосвязей какого-либо одного аспекта со всеми иными, наиболее значимыми, переходов одного аспекта в другой. Речь идет о всестороннем, многоаспектном, многоуровневом рассмотрении объекта, при котором выявляется истинная природа объекта исследования, а наличие каждой методологии получает свое объяснение и относительное признание (или аргументированное непризнание). Такой — универсальный — способ рассмотрения именуется диалектическим. Сразу же отметим, что философской базой, в рамках которой (и способом которой) исследуется интересующий нас вопрос, выступает диалектика в ее материалистическом варианте.

В области гуманитарных наук главная проблема сегодня заключается в том, чтобы суметь сотворить такую методологическую систему призм (а не настаивать на одной отдельно взятой призме), сквозь которую видны были бы во взаимодействии полярно противоположные силы и свойства. Культура заставляет видеть в человеке белокурую бестию и святого, героя и индивидуалиста, мудреца и глупца, благородного рыцаря и ничтожного подонка, взрослого и ребенка, рационалиста и потерянного в потемках собственной души, в каменном веке – будущую цивилизацию, в цивилизации – каменный век, в мифе – философию, в философии – миф, в мысли – чувство, в чувстве – мысль и т. д. и т. д. В людях, нас окружающих, и в нас самих одновременно есть все. Мы связаны и с древними греками, и со всеми грядущими потомками – до тех пор, пока мы существуем в рамках рода человеческого как он сложился на сегодняшний день.

Такому подходу к личности и культуре противится в человеке очень многое: и здравый смысл, отмечающий лишь очевидность явлений, но не их суть; и остаточный мифологизм, и непосредственная общественная практика (опирающаяся на тот же здравый смысл и мифологизм) с ее требованиями определенности и однозначности. Но высшие сферы деятельности человеческого духа — философия, наука, искусство — научились синтезировать «противоположные качества». И не в ущерб определенности, а во имя ее. Для этого, однако, необходима высокая культура мышления.

Диалектический материализм, как его понимает автор (кстати, не претендующий на оригинальность: за такой трактовкой стоит вся европейская традиция), не распадается на диалектику и материализм. Это не сумма и не формальное единство двух различных характеристик мышления. Диалектический материализм означает такое качество мышления, суть которого заключается в тотальном видении взаимоотношений объекта с иными объектами. И анализ любого отдельного отношения, отдельного противоречия (где показываются «единство», взаимопереход противоположных качеств и их «борьба», взаимоотторжение) подразумевает все иные возможные отношения. Но и это еще не все.

Диалектический материализм, в отличие от всех других типов философий, представляет возможность не только теоретически анализировать, но и практически решать все земные дела людей, ориентируясь на определенную систему ценностей, которую создали люди и которая создает людей. Более того, диалектический материализм становится таковым только при верном (т.е. соответствующим действительному положению вещей) применении. При неверном – диалектический материализм, будучи по форме «самотождественным», по сути может превратиться в идеализм.

Диалектический материализм — это не только инструментарий или оснастка мышления, но одновременно и способ существования мышления, выработанного общественной практикой. И только в возвратной практической реализации диалектический материализм становится таковым. Без непосредственного участия в практическом жизнеустройстве — это только потенциальный диалектический материализм. Без конкретного применения на практике диалектический материализм так никогда и не станет диалектическим материализмом. Применительно к данной работе это означает следующее. Работа в принципе состоится, если автору удастся выявить и воплотить «возможности метода» в такой специфической области, как литературоведение, взятой в специфическом – целостном – аспекте. Если же исследователь в чем-то нетверд и не в состоянии пресечь «превратности метода», тогда он так и не скажет того, что хотел сказать. Но метод сам по себе здесь не при чем. Он безличен, несмотря на то, что применение его личностно. Личностно — в том смысле, что позволяет с разной степенью отчетливости и глубины «взять» предмет. Метод дает неограниченные возможности, но как им воспользоваться — зависит от исследователя.

Эти известные положения следует уточнить. Перечисленные свойства диалектического материализма, его взаимоотношения с практикой надо понимать не в том смысле, что метод служит некой гарантией того, что верное его применение обязательно, неизбежно, с научно обоснованной неумолимостью приведет, например, к познанию человеком своей сущности и обретению им счастья, не говоря уже о таком пустяке, как постижение литературы. Диалектический материализм «знает», где истина, а где истина — там и счастье. Это – классический миф. У «истины» и «счастья», да и у литературоведения с литературой, гораздо более сложные взаимоотношения. Подобное наивное, полурелигиозное отношение к диалектическому материализму (отчасти свойственное марксизму), не имеет ничего общего с наукой философией.

Привязывать метод к практике, делать его инструментом преобразования — значит абсолютизировать его отдельные свойства, значит идеологизировать его (т. е. превращать из науки в идеологию). С помощью диалектического материализма о человеке можно узнать много такого, что никогда не будет реализовано на практике. Разъясняющее, объясняющее, просвещающее начало философии, вопреки знаменитым тезисам Маркса о Фейербахе, — вечно актуально и в определенном смысле самоценно. Делать из философии инструкцию по практическому руководству к действию — значит исказить саму суть философии. Абсолютизация преобразующей функции дискредитирует метод. Точно так же дискредитирует сущность диалектического материализма установка на разрыв с практикой. Практика — живительная жизненная сила метода. Без нее он превращается в систему «пустых» категорий. Абсолютизация чего бы то ни было несовместима с духом диалектического материализма.

При желании, при тенденциозном подходе можно, конечно, делать из метода «алгебру революции» (или контрреволюции, или эволюции и т. д.). В действительности же метод — это метод, не более, но и не менее того. Необходима приличная философская квалификация, чтобы не путать научный метод с идеологией, практикой — т. е. со сферами его применения, с которыми он сливается, в которых растворяется. Практика, а также практический результат «на основе» метода и сам метод как таковой — далеко не тождественные понятия.

Прояснять сущность диалектического материализма в данной работе предстоит еще не раз. Сейчас же ограничимся только еще одной характеристикой избранной философской системы. Предлагаемая ею методология, как уже было сказано, исследует не только «жизнь» отдельного противоречия, но и конгломерата противоречий, составляющих в совокупности определенную целостность. Всякая целостность — конкретна. Ей присущи такие качества, свойства, которые противопоставляют целостность, с одной стороны, системе, с другой — целостности иного качества или порядка. Система характеризуется возможностью разлагаться на элементы, за каждым из которых закреплена строго определенная функция. Отчетливыми признаками системности обладают механические единства (конструкции). Они могут трансформироваться, видоизменяться, но только при условии, что к ним кто-то (что-то) «приложит руку». Саморазвиваться такого рода единства не могут. Естественно, они легко поддаются расчленению на элементы, классификации, могут быть описаны на формальном языке точных наук при помощи понятий, связанных, опять же, формальной логикой.

Целостность — природная и социальная — является признаком органических единств, которые способны к саморазвитию (т. е. к переходу качеств в свою противоположность). И характеристика системы (часть — целое, элемент — целое и т. п.) неприложима к целостности. Отношения «части» и «целого» в целостности иные. Они соотносятся как капля и океан, как желудь и дуб, зерно и колос — как эмбрион и развитое целое. Иначе говоря, в каждом элементе целостности в свернутом виде закодирована та программа, которая позволяет эмбриону саморазвиваться, эволюционировать и превращаться в целостность иного порядка.

Целостность бывает разных типов (или видов): органическая (природная) и органическо-конструктивная («рукотворная», созданная человеком и обществом, т. е. социальная по своей природе). Естественно, в человеке происходит взаимоналожение этих типов целостностей. Ведущим, определяющим началом личности становится способность к духовному самоопределению, т. е. целостность личности социальна по своей природе.

«Художественные произведения привлекают нас не тем, что они естественны, а тем, что они естественно созданы» (Гегель). Художественное произведение, конечно, представляет собой целостность. Именно то, что создано, и при этом как бы естественно, что является одновременно и организмом, и конструкцией и будет предметом нашего исследования. Литературу (и, далее, искусство и культуру) мы понимаем как целостность и глобально, и в каждом макро- и микроэлементе. Подчеркнем: целостность несводима ни к конструктивному, ни к органическому единству. В ней сосуществуют, диалектически взаимоотражаются противоречия организованности и органичности.

Система и целостность, как и любые противоположности, взаимосвязаны. Система — это лишь момент целостности. И целостность ни в коем случае не сводима к системе, или даже к системе систем. Серьезной ошибкой представляется мнение, согласно которому целостность познаваема только как система, а иначе она — вещь в себе. Главное (и принципиальное) отличие целостности от системы заключается в том, что целостность — саморазвивающаяся система — диалектична, внутренне противоречива. Поэтому познать ее можно как при помощи образа (внутренне противоречивой модели), так и при помощи диалектической системы понятий, фиксирующих противоречия и переход одних качеств и свойств — в другие. Системное же мышление с его «запретом на противоречие» способно выстроить любые умозаключения и конструкции. Оно не способно лишь понять и объяснить саморазвитие. Развитие противоречия взрывает систему, придает ей свойства, превращающие систему в целостность.

Но и это еще не все. Из противостояния целостность — системность по линии органичность — конструктивность вытекает множество важнейших следствий. Каждый уровень целостности — органичен (т. е. внутренне диалектичен), и уровней таких может быть бесконечное множество. «Распутать» их все — означает овладеть абсолютной истиной, что, понятно, невозможно. Многоуровневость целостности неразрывно связана с ее многоаспектностью. Какой-либо определенный аспект, органично взаимосвязанный со всеми остальными, может быть выделен, осознан и интерпретирован с помощью определенного способа мышления, в идеале становящимся философией определенного типа. Однако общий синтез может быть осуществлен именно — и исключительно — диалектикой. Само понятие целостности (многократной и многоуровневой внутренней противоречивости) может возникнуть, быть описано и адекватно интерпретировано только на языке материалистической диалектики.

В силу указанных свойств целостность может быть описана на языке точных наук только как система, т. е., по существу, не может быть верно описана. Именно в этом обстоятельстве и заключается разгадка «нестыковки» точных и гуманитарных наук, несинхронность их развития, различная результативность процессов познания и авторитетность в глазах общественного мнения. Разность подходов обусловлена различной природой объектов исследования. Относительная отсталость гуманитарных наук, действительно имеющая место, определяется необходимостью выработки и применения тотальной диалектики. А это задача для культуры мышления гораздо более сложная, чем овладение формализованными (осуществляющими запрет на противоречие) навыками мышления. Несравнимы и задачи, стоящие перед естественными и гуманитарными науками. Овладение сферой духовной проблематики, управление процессами духовного производства будет означать действительную, а не мнимую свободу личности и общества, реальную постановку реальных, а не мистифицированных проблем перед человеком. Истина гуманитарных наук, подтверждаемая практикой, будет означать новый этап в развитии человечества.

Итак, целостность всегда является многоуровневым, многогранным объектом, в котором каждый уровень или каждая грань представляют собой каплю, отражающую океан целого. В целостности содержатся свойства системы, но у системы свойств целостности нет. Как же удается человеку воспринимать подобные внутренне противоречивые объекты?

Если система и составляющие ее элементы фиксируются и отражаются при помощи понятий, то целостность как взаимопронизанность уровней может быть создана, воспринята и передана сразу, непосредственно — только при помощи образа. (Вопрос о том, почему вообще возможно понятийное и образное мышление рассматривается в разделе 2. 2. «Целостность художественного образа»). Адекватное описание целостности на языке науки, как уже было сказано, возможно только при посредничестве диалектической логики. Такую логику, применяемую в материалистическом исследовании целостных объектов (т. е. одновременно «клубков» и «пучков» противоречий в их иерархизированном единстве), мы будем называть тотальной диалектикой. Тотальная диалектика — это не какая-то особая, невиданная ранее логика мышления, а — высокоразвитая, полноценная материалистическая диалектика. Следует подчеркнуть именно ее развитость и зрелость. Для диалектики, описывающей целостность, умозаключения типа: «мальчик — отец мужчины» являются естественными. Можно в очередной раз говорить о парадоксе. Однако само понятие парадокса — порождение метафизического, формально-логического мышления. С точки зрения последнего, диалектическое мышление парадоксально, оно выдает что-то вроде трюков и фокусов, противоречащих «нормальной» логике. На самом деле именно диалектическое мышление нормально, а формально-логическое — неполноценно, так как является лишь моментом мышления диалектического.

«Локальная», избирательная (не тотальная) диалектика только отчасти научна. Ее избирательность (сознательно или бессознательно) продиктована, как правило, потребностью обоснования идеологии. Поэтому такая диалектика больше идеологична, чем научна, и при последовательном внедрении в общество в качестве научной доктрины может привести к катастрофе. Яркий пример тому — «диалектический» и «исторический» материализм, а также определяемая ими социальная практика реального социализма в СССР.

Тотальная диалектика принципиально сориентирована на поиск истины, независимой от идеологических, психологических и иных потребностей и установок. Ее главная потребность — поиск истины. Тотальная диалектика сориентирована на поиск и сопряжение в идеале всех (на деле — главных) мыслимых плоскостей и точек зрения. Локальная диалектика ограничивается рассмотрением только того набора плоскостей, противоречий или контекстов, который ведет к «заданной» истине. Понятно, что тотальная диалектика относительно тотальна, так как действительно все аспекты и разрезы, на которые могут быть спроецированы вещи и явления, совместить невозможно. Это было бы все той же претензией на абсолютную истину.

Итак, культура может оперировать информацией образного порядка (эту возможность в полной мере использует искусство), и информацией, адекватно отраженной в системах понятий (прерогатива науки). Подробнее о языках культуры будет сказано в следующем разделе. Сейчас важно подчеркнуть, что многоуровневость целостности, которая в науке описывается аналитически с помощью тотальной диалектики, может быть отражена и посредством своеобразной модели, аналога — образа. Образ конкретизирует всеобщую целостность; анализировать образ — значит анализировать конкретную целостность. (Сделаем оговорку: речь идет прежде всего о художественном образе. Ведь у образа как такового могут быть и иные функции: иллюстративные, публицистические и т. д. «Глубина» таких образов не может претендовать на «модель жизни», на целостность.)
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

Похожие рефераты:

Учебное пособие для студентов филологических специальностей высших учебных заведений Минск 2003
Базовых мифов о литературе, из которых складывается некое подобие истины, не слишком много. А вот мифологическим вариантам и комбинациям...
Н. А. Павленко // История письма : учебное пособие для студентов...
Супрун, А. Е. Введение в славянскую филологию : учебное пособие для студентов филологических факультетов университетов / А. Е. Супрун,...
Учебное пособие "Философия" для высших учебных заведений подготовлено...
Философия: Учебное пособие для высших учебных заведений (Издание 6-е, переработанное и дополненное). Ростов н/Д: "Феникс", 2003....
Пояснительная записка Общая цель обучения русскому языку студентов-иностранцев,...
Учебная программа составлена на основе Типовой учебной программы для иностранных студентов I-IV курсов филологических специальностей...
Учебное пособие написано в соответствии с действующей программой...
Рецензент: профессор кафедры физики имени А. М. Фабриканта Московского энергетического института (технического университета) В. А....
Учебное пособие написано в соответствии с действующей программой...
Рецензент: профессор кафедры физики имени А. М. Фабриканта Московского энергетического института (технического университета) В. А....
Учебное пособие для студентов высших учебных заведений Махачкала 2008
Книга предназначена для студентов, аспирантов, преподавателей высших учебных заведений, работников органов государственной власти...
И цель работы
Учебное пособие для студентов высших учебных заведений технических специальностей / И. М. Белый, С. И. Лобко, В. В. Тульев, В. К....
Учебное пособие Курс лекций Для студентов высших учебных заведений...
Учебное пособие предназначено для студентов вузов, но может быть полезно и тем, кто самостоятельно изучает экономическую теорию
Учебное пособие для студентов высших технических учебных заведений,...
Первое место – «Физика. Практикум: формулы и задачи». Учебное пособие для студентов высших технических учебных заведений, аспирантов...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
referatdb.ru
referatdb.ru
Рефераты ДатаБаза