Реферат по курсу «История России в мировой цивилизации» на тему: петр I. Россию поднял на дыбы


НазваниеРеферат по курсу «История России в мировой цивилизации» на тему: петр I. Россию поднял на дыбы
страница1/4
Дата публикации13.10.2014
Размер0.58 Mb.
ТипРеферат
referatdb.ru > История > Реферат
  1   2   3   4


МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИИ

Костромской государственный педагогический университет

имени Н.А. Некрасова

Р Е Ф Е Р А Т

по курсу «История России в мировой цивилизации»
на тему: ПЕТР I. РОССИЮ ПОДНЯЛ НА ДЫБЫ.

Выполнила: студентка

1-го курса социально-

педагогического факультета

Сухорукова Н.В.

Научный руководитель:

Кандидат исторических наук, доцент Голубева И.В.

Кострома, 1997 г.
П Л А Н


  1. Введение.

  2. Основная часть:

  1. Детство и юность Петра.

  1. Рождение.

  2. Первые годы.

  3. Стрелецкий бунт 1682 г.

  4. Время царевны Софьи.

  5. Военные забавы Петра.

  6. Обучение и самообучение.

  7. Софья и Петр: итог противостояния.

  1. Внешняя политика Петра с 1700 года.

  2. Внутренняя деятельность Петра с 1700 года.

  1. Меры относительно сословий.

  2. Меры относительно управления.

  3. Военное устройство.

  4. Меры для развития народного хозяйства.

  5. Меры относительно церковного управления.

  6. Меры относительно культуры и просвещения.

3. Заключение.
В истории русского государства период, обычно именуемый Петровской эпохой, занимает особое место. В этот небольшой отрезок времени, охватывающий последние годы XVII - первую четверть XVIII столетия, свершились преобразования, носившие всеобъемлющий характер, затронувшие все сферы и оказавшие огромное влияние на развитие политической, экономической и культурной жизни страны. Они были подготовлены предшествующим развитием государства и особенно значительными сдвигами, прошедшими во второй половине XVII века.

Именно в XVII столетии начался новый период русской истории это было переходное время, характеризуемое прежде всего постепенным формированием нового общественного познания, время, тогда стало очевидным экономическое и культурное отставание русского государства от передовых стран Западной Европы и возникла острая необходимость преобразований. Петр I и многие передовые русские люди, его сподвижники, правильно поняли и оценили сложившиеся условия, осознали назревшие задачи своего времени.

В результате энергичной и целеустремленной деятельности Петра I и его ближайших помощников было построено много промышленных предприятий, возникли новые отрасли производства (отметим особенно рост металлургической промышленности), расширилась внутренняя и внешняя торговля. Развитию производственных сил для России был мощный толчок, и тем самым создавались условия, способствовавшие утверждению элементов капиталистических производственных отношений.

Преобразования в социально-экономической и идейно-политической жизни выступают одной из важнейших характеристик переживаемого ныне периода-периода реформ, ведущих к рынку, и правовым, конституционным формам общественной жизни и государства. В нынешней России, провозгласившей задачу возрождения, ориентированной на демократические и гуманистические ценности мирового общества, особенно актуально обращение к петровскому наследию.

В этой работе я хочу найти ответ на вопрос: «Была ли деятельность Петра I традиционной или же она была резким неожиданным и неподготовленным переворотом в государственной жизни Московской Руси?»
Изучение первых лет жизни Петра имеет большую важность в том отношении, что позволяет понять, в какой обстановке развивался его характер, какие впечатления вынес Петр из своего детства, как шла его умственная жизнь, какое отношение сложилось в нем к среде, его воспитавшей. Существует мнение, что бурное детство было причиной всех дальнейших резкостей в поведе­нии Петра и вызвало в нем жгучее озлобление против ста­рины, стоявшей помехой на его дороге. Сам Петр иногда с горе­чью отзывался о своих детских годах.

В 1672 г. 30 мая от второго брака царя Алексея Михайловича с Натальей Кириловной Нарышкиной родился крепкий и здоровый мальчик, нареченный Петром. Петр был младшим сыном царя Алексея Михайловича. Рождение его ок­ружено множеством легенд. Гово­рили, что Симеон Полоцкий предсказывал еще до рожде­ния Петра его великую будущность; что юродивый заранее определил, сколько он проживет; что в церкви дьякон, не зная еще о рождении Петра, в минуту его рождения возгла­сил о его здравии и т.д.

Царь Алексей был очень рад рождению сына. Рады бы­ли и родственники его молодой жены, Матвеев и семья Нарышкиных. Незнатные до тех пор дворяне (про Наталью Кирилловну ее враги говорили, что прежде, чем стать ца­рицей, она «в лаптях ходила»), Нарышкины с женитьбой царя приблизились ко двору и стали играть немалую роль в придворной жизни. Их возвышение было враждебно встречено родственниками царя по первой его жене - Милославскими. Рождение Петра увеличило эту вражду пер­вой и второй семей царя и сообщило ей новый характер. Для Милославских рождение Петра не могло быть празд­ником, и вот почему: хотя наследником престола всегда считался, а с 1674 г. официально был объявлен царевич Федор, тем не менее при болезненности его и Ивана Петр мог иметь надежду на престол. Если бы царствовал Федор или Иван, политическое влияние всецело принадлежало бы их родне - Милославским; если бы престол перешел к Петру, опека над ним и влияние на дела принадлежали бы матери Петра и Нарышкиным. Благодаря такому положе­нию обстоятельств с рождением Петра, семейный разлад Милославских и Нарышкиных терял узкий семейный ха­рактер и получил более широкое политическое значение.

Столкновение было неизбежно.

В январе 1676 г. умер царь Алексей. Ему было только 47 лет; его ранней смерти нельзя было предусмотреть. Поэто­му обе семейные партии были застигнуты катастрофой врасплох. На престол вступил 14-летний Федор, но дела некоторое время оставались в руках Матвеева: царствовал представитель одной семейной партии, управлял предста­витель другой. Однако скоро Милославские взяли верх; но при дворе кроме Милославских и Нарышкиных образовалась третья партия. Под руководством старых бо­яр Хитрово и Юрия Алексеевича Долгорукого некоторые лица с боярином Иваном Максимовичем Языковым во главе завладели симпатией царя Федора и отстранили от него все другие влияния. Потеряв надежду видеть потомст­во у царя и понимая приближение господства (в случае смерти Федора) или Нарышкиных, или Милославских, партия Языкова впоследствии стала искать сближения с Нарышкиными. Вот почему в конце царствования Федора был возвращен из ссылки Матвеев. Вот почему, когда умер Федор (27 апреля 1682 г.), восторжествовали Нарышкины, а не Милославские. Сложная игра придворных партий, со­единившая интересы стороны Языкова со стороной Нарышкиных, повела к тому, что помимо старшего, больного и неспособного Ивана царем был избран младший брат, царевич Петр.

Десятилетний здоровый Петр и в самом деле своей личностью представлялся более способным занять престол, чем полумертвый и тоже малолетний Иван (ему было 14 лет). Но обычаем была в Московском государстве узаконена форма царского избра­ния - посредством Земского собора. В данном случае, при избрании Петра, к созыву собора не прибегли. Решили дело патриарх с Боярской думой, после того как толпа народа криком решила, что желает в ца­ри Петра. Такая форма избрания мало давала гарантий для будущего, тем более что время было очень смутное.
Тем не менее Петр стал царем. Опека над ним, по мос­ковскому обычаю, принадлежала его матери. Царица Ната­лья Кирилловна стала центром правительства. Но подле нее не было искренно преданных помощников и руководите­лей: Матвеев еще не вернулся в Москву из ссылки, братья царицы не отличались необходимыми для правления спо­собностями и опытом. Таким образом, новое правительство было слабо.

В последние дни царя Федора и в первые дни царствова­ния Петра московские стрельцы пришли в некоторое движе­ние. Стрелецкое войско было сформировано в полки, носив­шие название по фамилиям полковников. Жило оно отдель­но от прочего населения Москвы. И сами стрельцы, и их семьи помимо службы занимались промыслами и мелкой торгов­лей. Поэтому стрельцы, имея военную организацию, в то же время не были замкнуто живущим военным сословием, а со­храняли живые связи с остальным московским населением. В начале 1682 г. главным начальником стрелецкого войска был князь Юрий Алексеевич Долгорукий, «развалина от старости и паралича», как характеризует его С. М. Соловьев. Он не мог поддержать должной дисциплины. Полковники стрелецкие начали притеснять стрельцов, стрельцы на злоупотребления властью отвечали нарушением порядка. В грубой форме предъявляют они протест против притеснений, подавая с ругатель­ствами челобитья на начальников и употребляя силу для ос­вобождения наказанных товарищей.

Это движение началось еще при Федоре, а при новом правительстве выразилось до­вольно резко: сразу от 16 полков подана была во дворец чело­битная на полковников с угрозой, если не накажут полковни­ков, расправиться с ними самосудом. Правительство Натальи Кирилловны сделало промах: вместо спокойного расследова­ния дела оно с испуга уступило стрельцам и, уволив полков­ников, взыскало с них все денежные к ним претензии стрель­цов. Уступка разнуздала стрельцов окончательно, дисципли­ны не стало, самосудом расправлялись они со всеми неприят­ными им начальниками. Полный беспорядок царил в слобо­дах. С переменой правительств стрельцы почувствовали, что они - сила, которой боятся даже во дворце.

Всеми этими обстоятельствами воспользовалась партия Милославских, чтобы направить движение в свою пользу, сообщить ему политический характер, которого оно до сих пор не имело. Через преданных себе стрельцов эта партия постаралась возбудить неудовольствие полков против пра­вительства Петра, перенести их внимание от своих стре­лецких дел на политическое положение. Им удалось настроить стрельцов против своих политических противников. 15 мая произошел так называемый стрелецкий бунт. В боевом порядке выступили стрелецкие полки в Кремль, убили двух братьев царицы и ряд сановников. Он видел бунт стрельцов; ста­рика Матвеева, говорят, стрельцы вырвали из его рук; дядя Иван Нарышкин был им выдан на его глазах; он видел ре­ки крови; его матери и ему самому грозила опасность еже­минутной смерти. Петр так был потрясен «майскими дня­ми» 1682 г., что от испуга у него явились и остались на всю жизнь конвульсивные движения головы и лица. Чувство не­приязни к Милославским, воспитанное уже раньше, перешло в ненависть, когда Петр узнал, сколь они виноваты в стрелецких движениях. С ненавистью относился он и к стрельцам, называя их «семенем Ивана Михайловича» (т. е. Милославского), потому что с представлением о стрель­цах у него соединялось воспоминание об их бунтах 1682 г. Убий­ства совершались и вне дворца. В своем доме был убит князь Юрий Долгорукий. На улице схвачен и потом убит Иван Максимович Языков, представитель третьей дворцовой пар­тии. Над трупами убитых стрельцы ругались до позднего вечера и, оставив караул в Кремле, разошлись по домам.

16 мая возобновились сцены убийства. Стрельцы ис­требили всех тех, кого сторона Милославских считала из­менниками. Но желаемого Ив. Кир. Нарышкина не нашли. 17 мая ут­ром стрельцы настоятельно потребовали его выдачи, как последнего уцелевшего изменника. Чтобы прекратить мятеж, во дворце нашли необходимым выдать Ивана Кирил­ловича. Он причастился и предался стрельцам, его пытали и убили. Этим окончился мятеж.

Петр и его мать были потрясены смертью родных, ужаса­ми резни, которая совершалась на их глазах, и оскорбления­ми, которые получали они от грубых стрельцов. Около них не осталось ни одного помощника и советника: все их сторон­ники были истреблены, а уцелевшие попрятались. У Милославских, таким образом, исчезли их политические против­ники. Хозяевами дел становились теперь они, Милославские; представительницей власти стала Софья (рожденная от первого брака Алексея Михайловича с Милославской), потому что Наталья Кирилловна удалилась от дел. В те дни ее грозили даже «вы­гнать из дворца». Вступление во класть со стороны Милославских выразилось тотчас же после бунта тем, что места, за­нятые прежде в высшей московской администрации людьми, близкими к Нарышкиным, еще до окончания бунта перешли к сторонникам Софьи. Князь В. В. Голицын получил началь­ство над Посольским приказом; князь Ив. Андр. Хованский с сыном Андреем стали начальниками Стрелецкого приказа (т. е. всех стрелецких войск). Иноземский и Рейтарский прика­зы подчинены были Ив. Мих. Милославскому.

Но, завладев фактически властью, уничтожив одних и устранив от дел других своих врагов, Софья и ее сторонни­ки не заручились еще никаким юридическим основанием своего господствующего положения. Таким юридическим основанием могло быть воцарение царя Ивана и передача опеки над ним какому-нибудь лицу его семьи. Этого Со­фья достигла помощью тех же стрельцов. Конечно, по на­ущению ее сторонников, стрельцы били челом о том, что­бы царствовал не один Петр, а оба брата. Боярская дума и высшее духовенство, боясь повторения стрелецкого бунта, 26 мая провозгласили первым царем Ивана, а Петра - вто­рым. Немедленно затем стрельцы били челом о том, чтобы правление поручено было, по молодости царей, Софье. 29 мая Софья согласилась править. Мятежных, но верных ей стрельцов Софья угощала во дворце. Таким образом, пар­тия Софьи достигла официального признания своего по­литического главенства.

Однако все население Москвы и сами стрельцы созна­вали, что стрелецкое движение, хотя и вознаграждалось правительством, было все-таки незаконным делом, бун­том. Сами стрельцы поэтому боялись наказания в буду­щем, когда правительство усилится и найдет помимо них опору в обществе и внешнюю силу.

Таковы были придворные и политические обстоятель­ства, в которых родился и провел годы детства Петр. С на­чалом правления Софьи началось его отрочество. Посмот­рим, что мы знаем достоверного о детстве Петра.

О первых днях жизни царевича сохранилось много лю­бопытных сведений. Его рождение вызвало ряд придвор­ных праздников. Крестили царевича только 29 июня в Чудовом монастыре, и крестным отцом был царевич Федор Алексеевич. По древнему обычаю, с новорожденного «сня­ли меру» и в ее величину написали икону апостола Петра. Новорожденного окружили целым штатом мам и нянь; кормила его кормилица.

Петр впервые сел за азбуку под руководством Зотова пяти лет от роду. Этого Зотова назна­чил к Петру его крестный отец, царь Федор, очень любив­ший своего крестника и брата. Зотов раньше был приказ­ным дьяком и при назначении к Петру подвергся экзамену: читал и писал в присутствии царя и был одобрен как самим царем, так и известным Симеоном Полоцким. Курс учения в древней Руси начинался азбукой, продолжался чтением и изучением Часослова, Псалтиря, Апостольских деяний и Евангелия. Обучение письму шло позже чтения. Петр на­чал учиться письму в начале 1680 г. и никогда не умел писать аккуратно и без ошибок. Кроме письма и чте­ния Зотов ничему не учил Петра (ошибиться здесь можно только относительно арифметики, которую Петр узнал до­вольно рано неизвестно от кого). Но Зотов как пособие при обучении употреблял иллюстрации, привозимые в Москву из-за границы и известные под именем «потешных фряжских» или «немецких листов». Эти листы, изображая исторические и этнографические сцены, могли дать много умственной пищи ребенку. Кроме того, Зотов ознакомил Петра с событиями русской истории, показывая и поясняя ему летописи, украшенные рисунками. Что Зотов и при от­сутствии широкого образования и ума вел свое дело добро­совестно и тепло, доказывается неизменным расположе­нием к нему Петра, не забывшего своего учителя.

Чем больше становился Петр, тем хуже складывалась окружающая его обстановка. Начиная понимать разго­воры окружающих, Петр узнал от них, конечно, о семей­ной вражде, о гонениях на его мать и на близких ей людей. Он учился не любить Милославских, видел в них врагов и притеснителей. Десяти лет избранный царем, он в 1682 г. пережил ряд тяжелых минут.
Так неспокойно кончилось детство Петра. В нем - на­чало его военных забав, в нем - тяжелые, даже ужасные минуты, повлиявшие на всю жизнь Петра. В детстве Петра, наконец, нет зачатков правильного образования: его учат «грамоте», прочие сведения приходят случайно и усваива­ются мимоходом.

В детстве Петр не по­лучил никакого образования, кроме простой грамотности и кое-каких исторических сведений. Забавы его носили ре­бячески-военный характер. Обстановка жизни сообщила ему несколько тяжелых впечатлений. Будучи царем, он в то же время находился под опалой с 10 лет и с матерью дол­жен был жить в потешных подмосковных селах, а не в Кре­млевском дворце. Такое грустное положение лишало его возможности получить правильное дальнейшее образова­ние и в то же время освобождало от пут придворного эти­кета. Не имея духовной пищи, но имея много времени и свободы, Петр сам должен был искать занятий и развлече­ний. Можно думать, что мать никогда не стесняла любимо­го единственного сына и что воспитатель Петра, князь Бо­рис Голицын, не следил за каждым его шагом. Не ви­дно, чтобы Петр особенно подчинялся и материнскому ав­торитету в своих вкусах и занятиях, чтобы Петра занимали другие. Он сам выбирает себе товарищей из тесного круга придворных и дворовых служителей царицына двора и сам с этими товарищами ищет себе потех. Отрочество Петра отмечено самодеятельностью, и эта самодеятельность шла в двух направлениях:

1) Петр предавался по-прежнему во­енным забавам;

2) Петр стремился к самообразованию.

По некоторым отзывам, Петр с детства был очень крепок физически, «возрастен и красен и крепок телом». Очень рано его стали забавлять игрушки, и эти игрушки почти исключительно имели военный хара­ктер. По расходным дворцовым книгам мы знаем, что Пе­тру постоянно делали в придворных мастерских и покупа­ли на рынках луки, деревянные ружья и пистолеты, бараба­ны, игрушечные знамена и т. д. Этим оружием царевич и сам тешился, и вооружал «потешных ребяток» , т. е. своих сверстников из семей придворной знати, всегда окружав­ших малолетних царевичей. Если бы царь Алексей жил бо­лее, можно было бы ручаться, что Петр получил бы такое же прекрасное, по тому времени, образование, как его брат Федор.

С 1683 г. вместо «потешных ребяток» около Петра видим «потешные полки» («потешные», ибо стояли в потеш­ных селах, а не потому, что служили только для потехи). В ноябре 1683 г. Петр начинает формировать Преображенский полк из охочих людей (до последних лет своих Петр помнил, что первым охотником был придворный конюх Сергей Бухвостов). В отношении этого потешного полка Петр был не государем, а товарищем-соратником, учив­шимся наравне с прочими соплами военному делу. С раз­решения, конечно, матери и с одобрения, быть может, Б. Голицына (даже, быть может, с некоторым его содейст­вием) Петр, как говорится, и днюет, и ночует со своими потешными. Предпринимаются маневры и небольшие по­ходы, на Яузе строится потешная крепость (1685г.), на­званная Пресбургом, словом, практически изучается во­енное дело не по старым русским образцам, а по тому по­рядку регулярной солдатской службы, какой в XVII в. был заимствован Москвой с Запада. Эти военные «потеда» требуют военных припасов и денежных средств, которые и отпускаются Петру из московских приказов. Правитель­ство Софьи не видит для себя никакой опасности в таких «потехах марсовых!» и не мешает развитию потешных войск. Оно испугалось этих войск позже, когда из потеш­ных выросла солидная военная сила. Но растил Петр эту силу беспрепятственно. Не следует думать, что Петр заба­влялся с одной дворовой челядью. Вместе с ним в рядах потешных были и товарищи его из высших слоев общест­ва. Стоявший вне придворного этикета, Петр мешал родовитых людей и простолюдинов в одну «дружину», по выра­жению С. М. Соловьева, и из этой дружины бессознатель­но готовил себе круг преданных сотрудников в будущем. Военное дело и личность Петра сплачивали разнородные аристократические и демократические элементы в одно общество с одним направлением. Пока это общество заба­влялось, - позже оно стало работать с Петром.

Несколько позднее, чем организовались военные игры Петра, пробудилось в нем сознательное стремление учить­ся. Самообучение несколько отвлекло Петра от исключи­тельно военных забав, сделало шире его умственный кру­гозор и практическую деятельность. Лишенный правиль­ного образования, Петр, однако, рос в кругу, далеко не вполне невежественном. Нарышкины из дома Матвеева вынесли некоторое знакомство с западной культурой. Сын А. С. Матвеева, близкий к Петру, был образованным на ев­ропейский лад. У Петра был немец-доктор. Словом, не только не было национальной замкнутости, но была неко­торая привычка к немцам, знакомство с ними, симпатия к Западу. Эта привычка и симпатия перешли и к Петру и об­легчили ему сближение с иноземцами и их наукой. Сбли­жение это произошло около 1687 г. таким образом: в пре­дисловии к Морскому Регламенту сам Петр рассказывает, что кн. Я. Долгорукий привез ему в подарок из-за границы астролябию, и никто не знал, как сладить с иностранным инструментом; тогда нашли Петру знающего человека, голландца Франца Тиммермана, который объяснил, что для употребления астролябии нужно знать геометрию и иные науки. У этого-то Тиммермана Петр «гораздо с охо­тою пристал учиться геометрии и фортификации». В то же время он нашел в селе Измайлове старый английский бот, валявшийся в амбаре. Тиммерман объяснил Петру, что на этом боте можно ходить против ветра, лавировать (чего русские не умели). Петр заинтересовался и нашел человека (как и Тиммермана - из Немецкой слободы), голландца Карштен-Бранта, который стал учить Петра управлению парусами. Сперва учились на узенькой Яузе, а потом - в селе Измайлове на пруде.

Искусство навигации так увлекло Петра, что стало в нем страстью. К изучению этого дела он отнесся очень серьезно. В 1688 г. недовольный тем, что негде плавать под Москвой, он переносит свою забаву на Переяславское озе­ро (в 100 с лишком верстах от Москвы на север). Мать сог­ласилась на отъезд Петра, и Петр принялся в Переяславле строить суда с помощью мастеров-голландцев. В это время он ничего не хотел знать, кроме математики, военного де­ла и корабельных забав. Но ему уже шел 17-й год, он был очень развит и физически, и умственно. Его мать вправе была ждать, что достигший совершеннолетия сын обратит внимание на государственные дела и устранит от них нена­вистных Милославских. Но Петр не интересовался этим и не думал бросать свое ученье и забавы для политики. Что­бы остепенить его, мать его женила (27 января 1689 г.) на Евдокии Федоровне Лопухиной, к которой Петр не имел влечения. Подчиняясь воле матери, Петр женился, однако через какой-нибудь месяц после свадьбы уехал в Переяславль от матери и жены к кораблям. Но летом этого 1689 г. он был вызван матерью в Москву, потому что неизбежна была борьба с Милославскими.
Переяславскими потехами и женитьбой окончился период отроческой жизни Петра. Теперь он - взрослый юноша, привыкший к военному делу, привыкающий к кораблестроению, сам себя образовывающий полупрактически, полутеоритически, преимущественно в области точных и прикладных знаний. У него нет привычки к этикету, есть привычка к иноземцам - его учителям, у него демократический круг товарищества. Он привык к занятиям и труду, но не дорос еще до общественной деятельности; много обещая, как способная личность, он возбуждает неудовольствие и беспокойство близких, потому что занят только забавами, и странными для царя забавами. Его интересы как государя берегут другие: другие выбирают минуты для последней борьбы с узурпаторами его власти, другие руководят действиями Петра в этой борьбе.

Петр, вызванный матерью из Преславля в Москву летом 1689 года, начал показывать Софье свою власть. В июле он запретил Софье участвовать в крестном ходе, а когда она не послушалась, сам уехал, устроив таким образом сестре гласную неприятность. В конце июля он едва не согласился на выдачу наград участникам Крымского похода и не принял московских военачальников, когда они явились к нему благодарить за награды. Когда Софья, напуганная выходками Петра, стала возбуждать стрельцов с надежной найти в них поддержку и защиту, Петр не задумался арестовать на время стрелецкого начальника.

Петр или, вернее, руководившие им лица опасались стрелецкого движения в пользу Софьи. Находясь в Преображенском, они внимательно следили за положением дел и настроением стрельцов в Москве. Отношения к началу августа 1689 года стали до того натянуты, что все ждали открытого разрыва; но ни та не другая сторона не хотели быть начинающим, зато обе старательно готовились к обороне.

Разрыв все - таки произошел. Так, осенью 1689 года кончилось правление Софьи. Цари стали править без опеки или, точнее, при больном и слабоумном Иване правил один Петр со своими близкими. Петр стал самостоятельным правителем без со всякой видимой опеки над ним. Однако сам он чувствует никакого вкуса власти и отдает ее другим. С падением Софьи главными лицами в правительстве стали царица Наталья и патриарх Иоаким. Иностранные отношения (Посольский приказ) были поручены Льву Кирилловичу Нарыжкину. Прежде влиятельный, Б. Голицын потерял свое влияние, благодаря тому, что его заподозрили в желании смягчить участь князя В.В. Голицына. Сам Петр, оставив дела на руки матери и родных, возвратился к потехам и кораблестроению. После смерти же патриарха Иоакима (1690 г.) на его место был избран Адриан положительно против воли Петра, предлагавшего другое лицо.

Петр зато совершенно самостоятельно устаивал свою личную жизнь. В эти годы он окончательно сблизился с иноземцами. Прежде они являлись около него как учителя и мастера, теперь - друзья, сотрудники и наставники в деле, товарищи в пирушках и весельях. В 1693 году Петр с разрешения матери едет в Архангельск, где основывает вервь для постройки кораблей. Море, первый раз увиденное Петром, влечет его к себе.

После смерти матери (1694 г.) Петр становится вполне самостоятельным. В свои 20 - 22 года Петр многое знал и многое умел сравнительно с окружающими. Самоучка или под случайным руководством он познакомился с военными и математическими науками, как с кораблестроением и военным делом. Руки его были в мозолях от топора и пилы, физическая деятельность и подвижность укрепили и без того сильное тело.

Несчастье Петра было в том, что он остался без всякого политического сознания, с одним смутным и бессодержательным ощущением, что "у его власти нет границ, а есть только опасности. Недостаток суждения и нравственная неустойчивость при гениальных способностях и обширных технических познаниях резко бросались в глаза. Невероятно грубый по воспитанию и образу жизни и бесчеловечный по ужасным обстоятельствам молодости, он при этом был полон энергии, чуток и наблюдателен по природе".1 Но жестокие уроки, данные ему под первым Азовом, под Нарвой и на Пруте, постепенно указывают ему на его политическую неподготовленность, и по мере этого начиналось и усиливалось его политическое самообразование; он начал вдумываться в понятия о государстве, народе, о правде и долге, о государе и его обязанностях. "Он умел свое чувство царского долга развить до самоотверженного сужения, но не мог уже отрешиться от своих привычек".2
В Преображенском осенью 1699 г. происходили в глу­бокой тайне переговоры о союзе. Результатом их явился союзный договор Петра с Августом, по которому Петр обя­зывался вступить в войну со Швецией, но оставлял за со­бой право начать военные действия не ранее заключения мира с турками. Такое направление дал Петр своей даль­нейшей политике. Можно с достоверностью сказать, что при самом начале войны со Швецией у Петра была единст­венная цель - завладеть берегом Финского залива, приоб­рести море с удобной гаванью. Союзники Петра думали эксплуатировать силы России в свою пользу, получить рус­ские войска в свое распоряжение и направить их для заво­евания южных шведских областей на восточном берегу Балтийского моря, они не желали усиления России и боя­лись, что Петр будет действовать на севере в своих исклю­чительно видах. Боязнь их была основательной; верный традициям родины, Петр немедленно после заключения договора начинает военные разведки в окрестностях Нарвы, важнейшей шведской крепости на Финском заливе. Оче­видно, Петр думает о приобретении ближайших к Руси балтийских берегов, а не о простой помощи союзникам.

С 1700 г. Петр начал шведскую войну (главное дело его внешней политики), которая закончилась лишь в 1721 году съездом русских и шведских дипломатов в Ништадте заключением мира.

__________________________

1, 2 Ключевский В.О. Исторические портреты. Деятели исторической мысли. - с. 190-191

Заключение этого мира для московского государства определяется кратко: Россия становилась главной державой на севере Европы, окончательно входила в круг европейских государств, связывала себя с ними общими политическими интересами и получила возможность свободного сообщения со всем Западом за счет новоприобретенных границ. Усиление политического могущества Руси и новые условия политической жизни, созданные миром, были поняты и Петром и его сотрудниками. Во время торжественного празднования мира 22 октября 1721г. Сенат поднес Петру титул Императора, Отца отечества и Великого. Московское государство, таким образом, стало Всероссийской Империей. "Русский государь имел право именоваться Императором. Но западноевропейские исторические традиции признавали этот титул лишь за Императором Священной Римской Империи (германским). Поэтому на Западе новый титул Петра не был признан сразу. Только Пруссия и Нидерланды признали его немедленно; в 1723 году его признала Швеция; Австрия и Англия признали с 1742 года; Франция и Испания - с 1745 года." 1

С окончанием войны Петр, "высоко ставящий торговлю как рычаг общественного благосостояния", не упустил из виду и торговли с Востоком. В 1715 г. было направлено посольство А.П. Волынского в Персию для заключения русско-персидского торгового договора. Но в конце концов Петр остановился на мысли о приобретении берегов Каспийского моря как базиса для азиатской торговли. С этой целью, как только была окончена шведская война, Петр объявил войну Персии. В начале кампании он сам был на театре войны, но в 1723 г. вернулся в Петербург, где и заключен был осеню того же года мирный договор с Персией, по которому Россия приобрела взятые города (Дербент, Баку) и все западное побережье Каспийского моря.
Внутренняя деятельность Петра с 1700 года выразилась в ряде общественных ре­форм, значительно изменивших древнерусский общест­венный быт, но не изменив­ших главнейших оснований государственного строя, созданного до Петра. Хотя в целом русские историки положительно оценивают деятельность Петра его реформы "вывели Россию на путь ускоренного экономического, политического и культурного развития";2 "Петр резко интенсифицировал происходящие в стране процессы, заставил ее совершить гигантский прыжок, перенеся Россию сразу через несколько этапов",3 "даже такое однозначное орудие абсолютистского государства, каким была деспотичная, самодержавная власть, превратилось благодаря исторически оправданным и соответствующим интересам развития России действиям Петра Великого в фактор прогресса".4

Петр реформировал общественное устройство и управление не по строгому, заранее составленному плану преобразований, а отрывочными постановлениями, от­дельными мерами, между походами и военными заботами. Лишь в последние годы царствования, когда война уже не требовала чрезмерных усилий и средств, Петр пристальнее взглянул на внутреннее устройство и стремился привести в систему ряд разновременных отдельных мероприятий.

Таким образом, Петр вел свои реформы без заранее со­ставленного плана и сообразуясь с военными потребностя­ми в своей деятельности. Идея общего народного блага обусловливала всю деятельность преобразователя. Войну со Швецией он предпринял с глубоким пониманием наци­ональных интересов и в победах искал не личной славы, а лучших условий для культурного и экономического преус­пвания Руси, - и внутреннюю деятельность свою Петр направлял к достижению народного блага. Но когда шведская война стала главным делом Петра и потребовала огромных усилий, тогда и внутренняя деятельность его сама собой стала в зависимостью военных потребностей. Война требовала войск: Петр искал средств для лучшей организации военных сил, и это повело к реформе военной и к реформе дворянских служб.

____________________________

1 Платонов С.Ф. Лекции по русской истории. - с. 564

2 Павленко Н.И. Петр первый. - с. 6

3 Анисимов Е.В. Время петровских реформ. - с. 13

4 Молчанов Н.Н. Дипломатия Петра I. - с. 10

Война требовала средств: Петр искал путей, которыми бы можно было поднять платежные силы (иначе говоря, экономи­ческое состояние) государства, и это повело к податной ре­форме, к поощрению промышленности и торговли, в кото­рых Петр всегда видел могущественный источник народ­ного благосостояния. Так, под влиянием военных нужд Петр совершил ряд нововведений; одни нововведения вы­звали необходимость других, и уже тогда, когда война ста­ла менее тяжела, Петр мог все совершенное им внутри го­сударства привести, в одну систему, закончить новое адми­нистративное устройство и дать своему делу стройный вид. Таков был ход внутренней деятельности Петра. Мы обратимся к рассмотрению реформ в такой последовательности:

1) меры относительно сословий;

  1. меры относительно управления;

  1. военное устройство;

  2. меры для развития народного хозяйства;

  3. меры относительно церковного управления;

  4. меры относительно культуры и просвещения.

Проведенные Петром Великим меры относительно сословий многим кажутся полной реформой всего общественного строя; на самом же деле Петр не изменил основного положения сословий в го­сударстве и не снял с них прежних сословных повинностей. Он дал только новую организацию государственным по­винностям разных сословий, почему несколько изменилась и организация самих сословий, получив большую опреде­ленность.

Дворянство в XVII в. являлось высшим общественным классом; оно было повинно государству личной, преимущественно военной службой и в воздаяние за нее пользовалось правом лично­го землевладения (вотчинного и поместного); с вымирани­ем старого боярства дворянство получало все большее и большее административное значение; из него выходила почти вся московская администрация. Таким образом, военная повинность дворянства уже до Петра ну­ждалась в переустройстве. В качестве администраторов до­петровские дворяне не обладали никакой специальной подготовкой и не оставались постоянно в гражданских должностях, потому что не существовало тогда и разделе­ния должностей военных и гражданских. Дворянское землевладение, напротив, чем далее, тем более развивалось. Дворяне в конце XVII в. (1676г.) достигли права наследовать поместья по закону, как прежде наследовали их по обычаю; с другой стороны, власть помещиков над крестьянами росла более и более, - дворяне совершенно сравняли своих кре­стьян с холопами, посаженными на пашню («задворные люди»).

Петр задался мыслью дать лучшую организацию службе дворян и достиг этого таким образом: он со страшной стро­гостью привлекал дворян к отбыванию государственной службы и требовал бессрочной службы, пока хватало сил. Дворяне должны были служить в армии и фло­те; не более одной трети от каждой «фамилии» допускалось к гражданской службе, которая при Петре обособилась от военной. Подраставших дворян требовали на смотры, ко­торые производил часто сам государь в Москве или Петер­бурге. На смотрах или определяли в тот или другой род службы, или посылали учиться в русские и заграничные школы. Первоначальное образование сделано было обязательным для всех молодых дворян (по указам 1714 и 1723 гг.). Они должны были до 15 лет обучиться грамоте, цифири и геометрии в нарочно для того устроенных шко­лах при монастырях и архиерейских домах. Уклонявшийся от обязательного обучения терял право жениться. Посту­пая на службу, дворянин делался солдатом гвардии или да­же армии. Он служил вместе с людьми из низших классов общества, которые поступали по рекрутским наборам. От его личных способностей и усердия зависело выбиться в офицеры; личная заслуга выдвигала в офицеры и простого крестьянина-солдата. Ни один дворянин не мог стать офи­цером, если не был солдатом; но всякий офицер, кто бы он ни был по происхождению, становился дворянином. Так вполне сознательно Петр поставил основанием службы личную выслугу вместо старого основания - родовитости. Но это не было новостью, личная выслуга признавалась уже и в XVII в.; Петр дал ей только окончательный перевес, и это пополнило ряды дворянства новыми дворянскими родами. Вся масса служилых дворян была поставлена в прямое подчинение Сенату вместо прежнего Разрядного приказа, и Сенат ведал дворянство через особого чиновни­ка «герольдмейстера». Прежние дворянские «чины» были уничтожены (прежде они были сословными группами: дворяне московские, городовые, дети боярские); вместо них появилась лестница служебных чинов (собственно, должностей), определенная известной «Табелью о рангах» 1722 г. Прежде принадлежность к известному чину обусло­вливалась происхождением человека, при Петре стала обу­словливаться личными заслугами. Вне служебных должно­стей все дворяне слились в одну сплошную массу и получи­ли общее название шляхетства (1712г.).

Таким образом, служба дворян стала правильнее и тя­желее; поступая в полки, они отрывались от местности, были регулярным войском, служили без перерывов, с ред­кими отпусками домой, и не могли укрываться легко от службы. Изменилась, словом, организация государствен­ной повинности дворян, но существо повинности (воен­ной и административной) осталось прежним.

Зато прочнее стало вознаграждение за службу. Мало того, законодательство Петра превратило и старые поместья в вотчины, расширив право распоряжения ими. При Петре закон уже не знает рами- чия между поместным и вотчинным владением: оно разли­чается только по происхождению. Кто может доказать пра­во собственности на землю, тот вотчинник; кто помнит, что его наследственная земля принадлежит государству и отдана его предкам во владение, тот помещик. Но, превра­тив законом поместья в вотчины, Петр на вотчины смотрел как на поместья, считая их владениями, существующими в интересах государства. Прежде для государственной поль­зы не дозволялось дробить поместья при передаче их в по­томство. Теперь Петр в тех же видах распространил это правило и на вотчины. Указом 1714 г. (марта 23-го) он за­претил дворянам дробить земельные владения при завеща­нии сыновьям. «Кто имеет несколько сыновей, может от­дать недвижимое одному из них, кому хочет», - говорил указ. Лишь тогда, когда не было завещания, наследовал старший сын. Этот закон, соблюдавшийся дворян­ством относительно поместий, вызвал сильное противо­действие, когда был перенесен на вотчины. Начались зло­употребления, обход закона, «ненависти и ссоры» в дво­рянских семьях, - и в 1731 г. императрица Анна отменила закон Петра и вместе уничтожила всякое различие вотчин и поместий. Но этим последним распоряжением она до­кончила лишь то, что признал Петр, за трудности службы давший дворянству больше прав на поместья.

Но помимо расширения землевладельческих прав, сде­лавших более прочным обладание поместьями, дворянство при Петре крепче завладело и крестьянами.

Мы уже видели, что созданное в XVII в. прикрепление крестьян к земле на практике в конце века перешло в лич­ную зависимость крестьян от землевладельцев. Крестьяне, как холопы, продавались без земли.

Смешение крестьян и холопов произошло не на осно­вании прямого об этом закона, а как следствие податной реформы Петра. До Петра прямые подати взимались или с обработанной земли, или со двора. Петр вместо поземель­ной и подворной подати ввел подушную. С 1718 по 1722 г. производилась перепись податного населения и ее поверка - «ревизия»; сперва писали кре­стьян и холопей пахотных, потом стали писать и непахотных зависимых людей; наконец, стали записывать гулящих» (не приписанных к сословиям) людей. Эта пе­репись получила официально название ревизии, а перепи­санные люди носили название «ревизских душ». Всякая ревизская душа облагалась одинаковой податью, а ответст­венность в исправном поступлении подати возлагалась на землевладельца.
  1   2   3   4

Похожие рефераты:

Вся история мировой цивилизации, история развития человеческого общества...
Ведь само слово история подразумевает “бывшее раньше”. История – это постоянные изменения. Они бывают бурными, динамичными и вяло...
Реферат по истории на тему: «Реформы Ивана Грозного»
Костомаров Н. И., «История России в жизнеописаниях ее главнейших деятелей», т. 1, М., Феникс, 1997г
Реферат по курсу «Культурология» на тему: «Культура»
Немецкое слово Kultur также означало высокий уровень цивилизации. В нашей сегодняшней жизни слово “культура” все еще ассоциируется...
Реферат по курсу «Актуальные проблемы бухгалтерского учета» на тему:...
Аудит стал заметным явлением современной экономической жизни. В россии зарегистрировано более 4 тысяч аудиторских фирм, из них в...
Реферат по теме: История рукопашного боя
Ведь вся история цивилизации изобилует военными конфликтами. Наиболее ранние упоминания о рукопашном бое встречаются в эпосе стран...
Реферат на тему: "Становление личности в эпоху Петра I на образе А. Д. Меньшикова"
Тема моего реферата "Становление личности в эпоху Петра I по роману А. Н. Толстого "Петр I "". Раскрыть эту тему мне хочется на примере...
Реферат по истории Кубани на тему история зарождения казачества
Льва Николаевича Толстого, казаками, роль самих казаков незаслуженно принижена и забыта отчаянным бесстыдством коммунистической эпохи....
Реферат по теме: “История России-составная часть мировой истории”
Каждый хотел приказывать по-своему : народ не знал,кого слушать, и оттого у них беспристанные споры и несогласия. А рядом со славянами...
Карточка № Сапоги- собаки
Однажды открылась дверь, и вошли в комнату мохнатые звери без лап, без хвостов. Страх, какой! Агапыч зашипел, шерсть взъерошил, хвост...
Реферат по Истории государства и права зарубежных стран тема: Право Древней Греции
История цивилизации с присущей ей государственно-правовой организацией человеческой жизни начинается с Древнего Востока

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
referatdb.ru
referatdb.ru
Рефераты ДатаБаза