Основы теории культуры


НазваниеОсновы теории культуры
страница14/30
Дата публикации07.03.2013
Размер5.33 Mb.
ТипДокументы
referatdb.ru > Культура > Документы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   30

Искусство

Трудно обнаружить в японской культуре хоть что-нибудь, чего были бы лишены ее дальневосточные соседи: свои кон­тинентальные прототипы обнаруживают и знаменитые япон­ские мечи, и сухие сады камней, и бонсай, и дзен-буддизм, и чайная церемония. Однако своеобразие, смысл и содержание художественной культуры Древней Японии раскрывается че­рез отношение к природе, законы которой были для японца так же священны, как и законы нравственности. На протяже­нии тысячелетий японцы стремились не к покорению приро­ды, а к гармонии с ней, к выявлению ее одухотворенности, ра­зумности, красоты

Тесно связано с китайским, но, несмотря на это, достигло высокой оригинальности и высочайшего эстетического уров­ня. В отличие от китайского оно более эмоционально. Другой важной характеристикой является глубокое уважение к наци­ональной традиции.

Архитектура. Сохранилась лучше, чем в Китае, в силу тра­диции каждые 40—60 лет перестраивать заново здание, пол­ностью сохраняя его прежний облик.

Главный строительный материал — дерево, главный ар­хитектурный элемент — крыша, поддерживаемая загнутыми вверх кронштейнами. Архитектура тесно связана с окружаю­щей средой, ее составной частью является садовое искусство.

Типы построек:

• крупное сооружение, состоящее из нескольких частей (пагода; кондо — золотой зал со статуей божества, кодо — зал проповедей; библиотеки), обнесенных сте­ной с четырьмя воротами;

• монастырь — его строили в отдаленных горных районах, он включал в себя множество построек,

• жилой дом — простой, залитый светом и воздухом, с раз­движной стеной, облегчающей, таким образом, достиже­ние тесного контакта и гармонии с природой;

• театр;

• чайный павильон и др.

Для поклонения богам, олицетворяющим силы природы, японцы строили храмы из ценных пород дерева. Простые и графичные по своим линиям, с высокими двускатными кры­шами из прессованной соломы или коры сосны, здания хра­мов возводились на столбах и окружались обходной гале­реей.

На острове Хонсю в Исэ сохранилась группа храмов в древ-неяпонском стиле, называемом «шимас», расположенных среди хвойного леса. Установить дату их возведения весьма трудно, ибо присущее японцам чувство порядка заставляет их разбирать старые и возводить новые, точно повторяя ранее созданный образец. Приблизительное время его создания от­носят к IV в. Посвящен ансамбль богине солнца Аматэрасу и пользуется славой «Храма архитектуры».

С конца VI в. в Японии начали строить буддийские храмы деревянные здания и высокие, многоярусные башни — паго­ды. ХрамХорюдзи около древней столицы Нара был построен в начале VII в. Главное здание этого ансамбля — Золотой храм (Кондо) и пагода с пятью ярусами хорошо сохранились. Большие деревянные ворота, увенчанные, как и здания, кры­шами, открывали выход на территорию храма, окруженного сплошной оградой. Деревья сада оттеняют сочный красный цвет зданий. Внутри пагоды поставлен огромный ствол кипа­риса, который, балансируя, спасает древнюю пагоду от раз­рушения во время землетрясений.

Среди будийских культовых сооружений выделяется свои­ми размерами храм Тодайдзи (VIII в.), самое большое дере­вянное здание в мире. Широкой известностью пользуется и зал Большого Будды в «Золотом павильоне» («Тондо»). Один из основных буддийских текстов Сутра Лотоса читается в спе­циальном зале лотоса построенном в 733 г.

Культурные связи с материком наложили свой отпечаток на японскую архитектуру, представленную дворцовым комплек­сом и царской резиденцией в первом столичном городе Фуд-зиваре. В 708 г. была основана столица Цитадели мира — Нара. Здесь находилась резиденция японского императора — Дворец Цитадели мира и храмовые комплексы Кофукудзи и Тодайдзи.

О высоком мастерстве японских строителей свидетель­ствует золотой павильон в Кито, построенный в XV веке как увеселительный дворец. Среди густой зелени дворец сверка­ет как драгоценность.

К XVI—XVII вв. под влиянием европейцев, а иногда и с их помощью японские мастера сооружали тяжелые, мощные замки-крепости с высокими башнями на каменных основа­ниях, с многочисленными с крышами и росписями внутри.

Интерьер и предметы внутреннего убранства. В традици­онном японском жилом доме господствует дух естественнос­ти. Легкие деревянные дома строятся на столбах, врытых в землю, и при землетрясениях лишь колеблются. Столбы спа­сают дома от гниения при сильных тропических дождях и при большой влажности. Разборные стены и крыши выполняют особую функцию: стены могут раздвигаться, и тогда в жару дом открыт прохладным сквознякам, идущим из зеленого про­стора сада. Окон нет. На каркас натягивается белая бумага, пропускающая в помещение ровный мягкий свет. Широкий карниз крыши предохраняет стены от сырости и палящих сол­нечных лучей

Интерьеры домов часто имеют незаконченный вид и на­поены ароматом медленно испаряющихся древесных масел. Необработанными остаются и бумажные ширмы, плетеные маты, отшлифованные песком стены, слегка обструганные деревянные потолки, камышовые или бамбуковые перего­родки. Дом всегда выглядит как часть сада, и это действи­тельно так, потому что он построен из природных материалов.

В древнейшем виде прикладного искусства — керамике ху­дожники достигают гармонии узора и формы противопостав­лением незаполненного фона и пятна или линии, использо­ванием случайных затеков глазури, трещин, неровности по­верхности, делая каждый сосуд уникальным. В посуде, пред­назначенной для чайной церемонии, узор подчас отсутство­вал вовсе; красота ее — в осязательной прелести и простоте форм неровных и толстостенных пористых чаш, покрытых коричневой или серебристо-розовой глазурью. В них выяв­лены и подчеркнуты качества мягкого и пластичного матери­ала. В разных местах страны изготавливают множество ти­пов керамических изделий, то густо-коричневых, то черных, то зеленых, то расписанных полихромным графическим ри­сунком, спокойных и мягких по оттенкам.

В лишенном мебели помещении каждый предмет приобре­тал особую пластическую и пространственную выразитель­ность, будь то яркое кимоно, ваза или букет цветов, составле­ние которого стало особым видом японского прикладного ис­кусства — икебаны. Появившееся более семи веков назад искусство ставят в один ряд с живописью, ваянием, архитек­турой, поэзией, музыкой. Искусно составленные букеты мо­гут выглядеть празднично и радостно, печально и умиротво­ренно. В японском доме всегда имеется стенная ниша (токо-нома), где на низком помосте ставится икебана. Здесь же обычно висит картина или свиток с иероглифами — изрече­ния в стихах или прозе. Поскольку идея выражения непре­рывности жизни одна из основополагающих в японском ис­кусстве, цветочная композиция не считается удачной, если в ней так или иначе не выражено течение времени. О прошлом рассказывают распустившиеся цветы, сухие листья и плоды. Настоящее выражают полураспустившиеся цветки. Будущее символизируют бутоны, распускающиеся почки, напоминаю­щие об извечном течении жизни. Букеты гармонировали с определенным настроением, временем года, вызывая опреде­ленные поэтические ассоциации.

Преклоняясь перед природой во всех ее формах, японцы высоко ценят художественное воплощение естественной кра­соты — то, что можно назвать «искусственной естественно­стью».

Японский сад. Для японцев сад не является местом, в кото­ром растут цветы, кустарники и деревья, образующие аллеи или постриженные таким образом, что им приданы геомет­рические формы. Японцы глубже и тоньше, чем мы, чувству­ют красоту исхлестанной ветром сосны и горного водопада, скалистых ущелий и рисовых полей. Все волшебство японс­кого садового искусства с давних времен заключается в том, чтобы на небольшом пространстве создать самую полную иллюзию природных ландшафтов, гармоничность которых отвлечет мысли от суеты будничной жизни, будет способство­вать умиротворению или настроит на сентиментальный лад. Смысл японского искусства садов — сделать это воздействие незаметным, чтобы казалось, что сад является творением са­мой природы. Большую роль при этом играет символика, ос­нованная на подсознательных ощущениях человека, оказав­шегося среди природы. У японского сада не должно быть ни конца, ни начала, с различных точек должны открываться виды, создающие законченное эстетическое впечатление, и вызывать представление о чем-то постоянном и неизменном. Вот почему в них так мало цветов и так много камней.

Говоря о садах, необходимо вспомнить каменный сад храма Рёандзи, творение рук великого Соами, одного из талантли­вейших садовых архитекторов средневековья, на которого ока­зало большое влияние учение дзен-буддизма. Песок здесь олицетворяет море. Граблями изображены волны, а камни, вокруг которых волны образуют изящные эллипсы и кривые, имитируют скалы. Нигде не растет ни одной травинки. Лишь камни, большие и маленькие, горбатые, плоские, острые, возвышаются архипелагами или едва виднеются в этом пес­чаном море. Единственная зелень — это лишайники и мхи, покрывающие камни.

Интересно отметить, что японское садовое искусство испы­тало на себе и воздействие философии джайнизма (буддийс­кой секты), проповедовавшей любовь к природе, простоту и нравственные отношения. Чаепитие было частью культовых

обрядов джайнистов, и неотъемлемой составляющей садов стали чайные домики.

Японский сад — наиболее сокровенное и притягательное выражение национального духа страны — пришел сюда из Индии, через Китай и Корею. Заложенная буддийскими мо­нахами и паломниками, постепенно сложилась прекрасная и сложная система японского садового искусства.

^ Скульптура и живопись. При изучении японского искус­ства нужно иметь в виду, что своими корнями оно уходит в ки­тайское искусство. Буддийский иррационализм и художе­ственные формы далекой Индии трансформировались в Япо­нии в нечто иное благодаря японской религии — синтоизму.

С самого начала проникновения буддизма в Японию вво­дились в готовом виде образцы буддийской иконографии, что объясняется, во-первых, трудностями изготовления на мес­те (сложность отливки, дороговизна бронзы), во-вторых, же­ланием иметь святыни, вывезенные из почитаемого буддис­тами места.

Буддийский пантеон в Японии разнообразен, что отраже­но как в пластическом изображении, так и в живописном, и графическом. Скульптурные изображения будд и бодхисатв, олицетворявших идею милосердия, отличала простота и стро­гость геометрических линий, вытянутость пропорций и от­сутствие интереса к чувственной красоте. Постепенно скуль­птура приобретает все более земные черты, что говорит о проявлении интереса к красоте человеческого тела. В отли­чие от индийских и эллинских скульпторов, мастера Дальне­го Востока отказались от изображения обнаженного тела. Че­ловеческая красота мыслится ими в плане пассивно-созерца­тельного и возвышенного спокойствия, женственности и утонченности. Отсюда удлиненные пропорции, легкие и плавные линии тела, спокойная поза.

В 80-х гг. VII в. зодчие, скульпторы и художники стали обу­чаться в Японии. Так в 661—672 гг. создается Табу — ведом­ство изящных искусств; в него вошли 64 человека: четыре ма­стера и 60 учеников. Храмовые архивы Хорюдзи упоминают о двух братьях-скульпторах, иммигрантах из Китая, обучавших японцев своему мастерству. Живописцы разделились на мас­теров грунтовки, мастеров эскизов и мастеров, раскрашива­ющих контур, поэтому авторство древних полотен уста, овить трудно.

Храмы Хорюдзи, Якусидзи, Кофунудзи, Тодайдзи являют­ся главными сокровищницами древнего буддийского искусст­ва. Интерьеры этих храмов — своеобразная музейная экспо­зиция скульптуры, живописи, изделий художественных ре­месел.

В 606 г. в храме Гангодзи была установлена под руковод­ством Тори Бусси знаменитая триада из позолоченной брон­зы: высота Будды Сяка-Нёрай — 84,5 см, высота двух бод-хисатв — около 90 см. Триада имеет общий большой нимб — икко-сандзон.

В VIII в. во многих храмах появились свои триады, где ря­дом с Буддой были другие персонажи. Так, триада из кондо Якусудзи имеет в центре Будду Якуси Нёрай высотой 2,5 м, который восседает на высоком, около 0,5 м, бронзовом цоко­ле, а деревянные и позолоченные Гакко и Никко стоят на цвет­ках лотоса справа и слева от него. Авторство приписывается китайскому мастеру.

Возникновение новых буддийских сект, усложнение обря­дов, а также рафинированность быта аристократии вызвали появление в IX—X вв. более чувственных образов многоликих и многоруких божеств. Была разработана система жестов и движений, которые приобрели особую выразительность и ди­намику.

К самым интересным, с точки зрения формирования япон­ского художественного стиля, памятникам следует отнести портреты дзенских монахов и крупных политических деяте­лей, входивших в ранг святых и особо почитавшихся: Гёсин, Гиэн, Гандзин.

Красота духовного подвига, созерцательность, отрешен­ность от мира вместе с острой индивидуальностью лиц — ос­новное содержание японской скульптуры.

Дальневосточная живопись принципиально отличается от западной. Ей совершенно несвойственна техника масляной живописи. Дальневосточная живопись выполнена, как пра­вило, или монохромной тушью, или сочетанием черной туши и темперы, чистой либо с добавлением восковой краски или туши с водными красками (минеральными). Единственным орудием живописца, или рисовальщика, была кисть. Писали на бумаге различной толщины или на шелке.

В китайской живописи главную роль играет не объем, а ли­ния, контур, почти полное отсутствие светотени, плоско-

стность. Из Китая были заимствованы не только техника, но и сам типаж, сюжет, цвет, композиция.

Собственно японская школа живописи Ямато-э складывает­ся лишь в XI—XII вв., развиваясь во дворцах знати. Живопис­цы Ямато-э расписывали ширмы, стены домов, создавали ил­люстрации на свитках к литературным произведениям. Карти­ны в форме горизонтальных свитков — макемоно рассматри­вали на столе, а вертикальные свитки — какемоно украшали стены парадных комнат. Яркими, с добавлением золота, крас­ками художники рисовали пейзажи, придворные сцены, цветы.

В XII—XIV вв. в буддийских монастырях монахи-художни­ки пишут картины тушью, используя все богатство ее оттен­ков от серебристо-серого до черного. Художник Тоба Сёдзо (вторая половина XII в.) на длинных свитках изобразил про­делки лягушек, зайцев и обезьян, иносказательно рассказав о пороках людей. В дальнейшем на развитие японской живо­писи сильное влияние оказывает дзен-буддизм. В соответ­ствии с мистической верой в приходящее внезапно вдохнове­ние художники XIV—XVI столетий создают живописные за­рисовки одним движением кисти по бумаге.

XV—XVII вв. — время интенсивного развития монохром­ной пейзажной живописи тушью суйбоку и сложения раз­ных художественных школ. Художник Тойо Одо, или Сэссю (XV в.). писал природу в разные времена года. Сохранились его свитки «Зимний пейзаж», «Осень», «Четыре времени года» и ряд других картин.

К этому же времени относится появление парадного порт­рета в живописи. Портрет работы художника Фудзивара Та-канобу(род. ок. 1190) изображает военачальника-правителя Минамото Еримото в темной одежде, сидящего по японскому обычаю на полу. Его тело как бы сковано жесткой тканью. Все внимание художник сосредоточил на суровом надменном лице, создав образ властного, жесткого человека.

Японская гравюра конца XVII — начала XIX в. представля­ет в глазах европейцев наиболее яркие черты искусства Вос­тока. Красочная и вместе с тем изысканная, экзотическая и понятная по содержанию японская гравюра заняла достойное место в ряду значительных достижений мирового искусства.

В XVII в. в японском искусстве впервые появилось направ­ление «уки-ёэ» — искусство быстротекущего времени, отра­жавшее жизнь горожан, их вкусы, интересы, моду.

Гравюра на дереве была многотиражной, доступной по цене, воистину популярной. Японская гравюра на дереве — это обрезная ксилография. Первоначально гравюра была од­ноцветной, и весь сравнительно небольшой тираж подкраши­вался от руки, что придавало произведениям особое очарова­ние непосредственности и рукотворности.

Ранний период развития гравюры датируется 1680 — 1760 гг. Первыми выдающимися мастерами были Хисикава Моронобу и Окумаро Масанобу. Их станковая графика на лю­бовно-лирические и жанровые темы отличались каллигра­фической выразительностью линий, прославлением земной красоты, декоративностью, подчеркнутым стремлением к цветности.

Новатором и энтузиастом театральной графики был Тории Киёнобу (1644— 1729), изображавший актеров театра Кабу-ки в самые драматические моменты представления. Он стал основателем династии театральных художников, в его рабо­тах оформился жанр «якуся-э» — портреты актеров, появ­лявшиеся на афишах, программах, плакатах и в станковой гравюре.

На втором этапе развития гравюры (середина 1760 — 1800 гг.) расширился круг ее тематики, более ярким и глубо­ким стало раскрытие эмоционального мира человека, выяв­ление характерных черт внешнего облика. Это время назы­вают «золотым веком» японской гравюры.

Первым мастером, который начал работать в этой техни­ке, был Судзуки Харунобу, он не только внес в искусство ксилографии технические новшества, но и использовал ее возможности в передаче сложного эмоционального состоя­ния.

Параллельно с Харунобу трудились и театральные худож­ники как прежней династии Тории, так и вытеснившие ее представители семьи Кацукава. Основателем этой династии был Кацукава Сюнсё (1726—1792), который почти всю жизнь посвятил театральной теме. Благодаря ему она и заз­вучала в полную силу цвета, усвоив все достижения поли-хромной гравюры. Каждый образ Сюнсё неповторим.

Одним из лучших мастеров японской гравюры, занимав­шихся портретированием, был Китагава Утамаро (1753 — 1806). Созданный им женский образ стал воплощением на­ционального идеала красоты.

В XIX веке в гравюре появляется пейзаж, с которым связан последний расцвет классической японской ксилографии. Са­мый выдающийся пейзажист эпохи — Кацусика Хокусай (1749—1860). В сериях гравюр вертикального формата «Но­вые мосты в различных провинциях», «Путешествие по водо­падам различных провинций» общая отвлеченная трактовка пейзажа, соответствующая средневековой традиции, сочета­ется с конкретно изображенными мотивами японского ланд­шафта.

Самая знаменитая серия Хокусая — «36 видов Фудзи» — в действительности содержит сорок шесть пейзажей. В этой серии священная гора Японии, показанная с самых разных, порой неожиданных точек зрения, предстает как символ на­ции и страны.

Наряду с величественным образом природы существовал тип пейзажа, проникнутый тонким лирическим чувством. Его создателем был АндоХиросигэ( 1787—1858), сумевший пе­редать зыбкие, преходящие состояния природы: снег, туман, дождь, неповторимое настроение каждого уголка родины. Хо­кусай и Хиросигэ остались мастерами, с именами которых мы связываем наивысшие достижения японской классической гравюры.

Литература

Как и другим видам художественного творчества, древней японской литературе свойственна передача трепетного отно­шения японцев к природе.

События мифологии синто нашли отражение в первых письменных памятниках Японии, записанных по-китайски. Среди них — эпическая поэма «Кодзики» («Записки о делах древности», 712) «Нихонги» («Анналы Японии», 720), «Фу-доки» («Записи о землях и правах», VIII в.). К этому же пе­риоду относится и первая антология японской поэзии «Мань Есю» («Собрание мириадлистьев», 759).

В эпосе «Кодзики» приведены космогонические мифы о бо-гах-ками и о божественном происхождении японских импе­раторов, первопредком которых был внук Аматэрасу принц Ниниги, тем самым обосновывается право царского дома Яма-то на власть. Помимо мифов и исторических преданий, ле­генд, т. е. прозаического повествования о различных этапах японской истории, «Кодзики» включает и пиршественные, военные, обрядовые песни и плачи — древнейшие образцы японской поэзии. В них используются различные размеры и выразительные средства, заимствованные изустного народ­ного творчества: аллитерации, припевы,параллелизмы,по­вторы и т. д.

«Нихонги» — первый историографический памятник Япо­нии, освещающий события со времени правления легендар­ного императора Дзилему вплоть до 687 — 698 гг. Имена его составителей дошли до наших дней: О-но Ясумаро и Топэри-синно. Как и в «Кодзики», в рассказ о военных походах, двор­цовых церемониях, религиозных представлениях вплетают­ся любовные и аллегорические песни.

Ценный материал о традициях и обычаях древних японцев, об особенностях жизни японских провинций, о походах в древнее княжество Корею, о своеобразии японского ланд­шафта и многом другом содержится в «Фудоки» — записях, составленных по распоряжению императрицы Гэммё.

В эпоху Нара ведущим жанром стали песни, собранные Отомо Табито, Отомо Якамоти и другими известными поэта­ми тех лет в сборнике «Манъёсю». Их авторами являются правители различных провинций, представители придворной знати и государственных чиновников, крестьяне, ремеслен­ники, рыбаки, рядовые воины и т. д. Удивительно жанровое многообразие содержания сборника: наряду с произведения­ми безвестных поэтов в него включены стихотворения и пес­ни талантливых мастеров Хитомаро, Яманоэ Окура, Отомо Табито, его сына Отомо Якамоти и других зачинателей граж­данской и любовной поэзии.

Японская поэзия — ритуального происхождения, в ней воп­лотилась вера в могущественное воздействие духа слова — котодама. Японский поэтический текст — бесчерновиковый. Стихи сначала было необходимо огласить на турнире, на со­стязаниях в искусстве нахождения удачного продолжения по­этической реплики соперников, и только после этикетного ог­лашения стихотворение записывалось.

Без черновиков, на едином вдохновении создаются и про­заические произведения. Так, известные всему миру «Запис­ки у изголовья» Сэйсёнагон или «Записки от скуки» Кэнко-Хоси поражают европейца своей краткостью. При этом взгляд японских авторов направлен не на внешний мир, а внутрь са­мого себя.

В XI и XII веках наступает рассвет японской литературы; живопись становится помощницей — ее свитки иллюстриру­ют поэтические произведения и романы.

Театр

Говоря о театральной гравюре, невозможно не сказать и о самом театре, который своими корнями уходит в религиоз­ные церемонии VII—VIII вв. Японский национальный театр с древних времен представлен такими формами, как пьесы Но, водевили Кёгэн, кукольный театр Бунраку и театр Ка-буки. Зачинателями этих зрелищных форм были пьесы Но и водевили Кёгэн. Театральные спектакли Но возникли в XIV в. в результате соединения танцевальных элементов и пан­томимы с лирико-эпическим текстом, который напевно дек­ламируют солисты и повторяет хор. Актеры в этих спектак­лях одеты в богатые костюмы, лица у них прикрыты резны­ми разукрашенными деревянными масками. Некоторые мас­ки сделаны из ткани и лака, а затем окрашены. Сочетание цветов дает своеобразную психологическую характеристику персонажа. Эти маски сами по себе выдающиеся произве­дения искусства. Тексты спектаклей Но — это замечатель­ные образцы японской средневековой литературы, сохра­нившиеся в первоначальном виде. Но — утонченный спек­такль, призванный воспроизвести духовную атмосферу дзен-буддизма.

Наряду с этим аристократическим театром развивается и народный Кабуки, возникший в XVII в. Он отличается разно­образием тем и реализмом. Старая традиция театра — пере­дача по наследству от отца к сыну артистического мастерства, и самые известные фамилии выступают на сцене уже в тече­ние нескольких столетий. Каждый жест, каждое движение лица артиста имеет символическое значение, идо известной степени они канонизированны столетними традициями. Сю­жеты пьес в основном построены на моральных конфликтах и анализе взаимоотношений между людьми.

^ Воинские искусства (кемпо)

Вырабатывая свой стиль, японские мастера формируют ос­новы национального искусства. Буддизм открывает древним японцам доступ к сокровищам мировой культуры.

Понятия «взгляд в себя», «внутренний взор» были вве­дены в японский культурный оборот дзенским монахом Ха-куином (1685— 1761) как ступени для достижения просвет­ления.

В Японии, как и в Китае, Корее и Вьетнаме, существует традиция воинских искусств, целью изучения которых была не столько победа над противником, сколько победа над са­мим собой, преодоление своих слабостей и недостатков. Эта традиция воинских искусств (дзю-до, айкидо, каратэ и др.), называемая кэмпо, живет до сих пор. Фундамент этой систе­мы — даосско-буддийский взгляд на мир, представляющий собой Пустоту. Пустота выступает как основа мироздания, именно этот постулат и воплощается в практике кэмпо.

Мастера кэмпо неизменно становились героями народных преданий и легенд, рыцарских баллад, сказаний, романов и драм. Самопознание в процессе освоения воинских искусств обостряло и восприимчивость человека к прекрасному, к жи­вой природе, к искусству. Не случайно понятия культуры и во­инственности в истории дальневосточной цивилизации тесно переплетаются друг с другом.

Благородная простота и сдержанность, гармония и целе­сообразность, красота и лаконичность, острая характерность всех искусств Японии сегодня оказывают влияние на культу­ру многих народов.

Японцы в полной мере используют колоссальный духовный и культурный потенциал, накопленный на протяжении мно­говековой истории религиозными системами синто, буддиз­ма и неоконфуцианства, для нового прорыва в своем разви­тии, который усматривается на стыке технологии и культуры.

Современная Япония — страна с могущественным про­мышленным и научным потенциалом, обладает замечатель­ной способностью синтезировать традиции и новации, что позволяет им достигать успехов в бизнесе и смягчать жест­кие реалии современного мира. Вежливость, церемонии (на­пример, чайная), воспитанное веками дзен-буддийской само­тренировки стремление к сосредоточенности, сдержанности, внутреннему самоуважению, любовь к природе — все это проявляется и в условиях мира капитала. И несмотря на эко­номические реалии начала XXI в. национальная японская культура обладает мощным механизмом самосохранения.


1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   30

Похожие рефераты:

Сборник лекций по курсу «Основы экономической теории» Разработала: Макурина Е. В. 2010 г
Сборник лекций по курсу «Основы экономической теории», разработанный преподавателем Макуриной Е. В., составлен на основе государственных...
Методические указания к изучению дисциплины по дисциплине Основы...
...
Программа обучения студентов (Sullabus) по дисциплине «Основы военной психологии»
Обсужден и рекомендован на заседании кафедры теории и методики физической культуры и спорта
Программа обучения студентов (Sullabus) по дисциплине «Основы военной педагогики»
Обсужден и рекомендован на заседании кафедры теории и методики физической культуры и спорта
Программа обучения студентов (Sullabus) по дисциплине «Основы военной педагогики»
Обсужден и рекомендован на заседании кафедры теории и методики физической культуры и спорта
Программа обучения студентов (Sullabus) по дисциплине «Основы военно-патриотического воспитания»
Обсужден и рекомендован на заседании кафедры теории и методики физической культуры и спорта
Четвертая общие основы подготовки спортсменов глава 8 основы теории...
Именно на материале спорта накоплен большой объем знаний, отражающих раз­личные положения теории адаптации
«Основы экономической теории»
Государственных общеобязательных стандартов специальностей бакалавриата, утвержденными приказом Министерства образования и науки...
Программа дисциплин для студентов дисциплины «Основы менеджмента и маркетинга»
Изучение дисциплины базируется на знаниях полученных во время изучения следующих дисциплин: «Основы экономической теории», «Основы...
Учебно-методический комплекс дисциплины «Основы теории изучаемого языка»
Составитель: Калимова Жибек Усембаевна, доцент кафедры «Теории и практики перевода»

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
referatdb.ru
referatdb.ru
Рефераты ДатаБаза