Христианский гуманизм и его традиции в славянской культуре Выпуск 8


НазваниеХристианский гуманизм и его традиции в славянской культуре Выпуск 8
страница1/40
Дата публикации16.02.2014
Размер5.64 Mb.
ТипДокументы
referatdb.ru > Культура > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   40
ISSN 22223-1579


Министерство образования Республики Беларусь
Учреждение образования

«Гомельский государственный университет

им. Ф. Скорины»


Христианский гуманизм

и его традиции в славянской культуре


Выпуск 8

Гомель

2013

УДК 80 (=16) : 008 (=16) : 27 – 4 (082)


В сборник вошли статьи белорусских исследователей, являющихся представителями различных научных школ и направлений. Значительная часть статей посвящена осмыслению феномена бытования традиционных христианских ценностей в условиях функционирования классической и постклассической культурных парадигм. Авторы работ, размещенных на станицах предлагаемого издания, обращаются к актуальным для современной гуманитарной науки вопросам, связанным с разнообразным литературным и языковым материалом, но при этом сфокусированным в ракурсе проблем христианского гуманизма, его традиций и судеб в славянской культуре.

Статьи, вошедшие в сборник, адресованы ученым-филологам, преподавателям дисциплин гуманитарного цикла, работникам культуры, аспирантам, студентам.
.


^ Редакционная коллегия :

Т. Н. Усольцева (главный редактор);

И. Н. Афанасьев;

Н. В. Суслова


Рецензенты:

доктор филологических наук Т. В. Володина;

кандидат филологических наук Т. П. Целехович

Содержание
1 Судьбы гуманистической традиции

в классической и современной культуре
Литературоведение и фольклористика


Березко А. Ф. Исповедальная проза в литературе: историографический аспект……………………

Гончаров В. В. Образ Екатерины II в романе А. С. Пушкина «Капитанская дочка»……………….

^ Дашкевіч Г. М.  Арыгінальнасць спасціжэння сэнсу жыцця ў

«Давыд-гарадоцкіх канонах» Георгія Марчука……………………………………………………….

Евтухова И. Г., Азарова И. Б. К происхождению названия праздников

народного календаря: Белая неделя, Красная горка…………………………………………………..

Іконнікава Л. У. Хрысціянскія матывы ў драматургіі Г. Марчука і А. Дударава…………………...

Казимирский Г. Л. Философская лирика в русскоязычной поэзии Беларуси

(на примере творчества А. Ю. Аврутина и И. М. Котлярова)……………………………………….

Кастрыца А. А. Асаблівасці псіхалагізму ў сірочых вясельных песнях беларусаў………………...

Кірушкіна М. І. Тыпалогія жаночых характараў у сучаснай беларускай прозе:

паводле твораў Е. Вежнавец і Н. Бабінай …………………………………………………………….

Кохан П. С. Роль художественной литературы исторической тематики

в формировании национальной идеологии славянских стран ……………………………………..

Логачёва С. А. Мифологема Потопа в повести В. Распутина «Прощание с Матёрой»

и в романе В. Козько «Неруш» ………………………………………………………………………

Новік Г. Ю.Генезіс і эвалюцыя формы дзённіка ў беларускай літаратуры…………………………

Паўлава А. П. Вобразы бацькоў у вясельнай абрадавай паэзіі беларусаў ………………………….

Паўлавец Д. Д. Рэлігійныя матывы ў нашаніўскай літаратуры …………………………………….

Панкова Н. М. Прыказкі і прымаўкі як сцэнарый паводзін чалавека ………………………………

Саўчанка Г. П. Міфалагічныя балады Гомельшчыны (сюжэт «удава і сыны-карабельнікі»)……..

Северинова О. Л. Значение образа сна как частного опыта переживания измененных

состояний сознания в литературе реалистического и модернистского типов (на примере

рассказов Л. Андреева «Возврат» и В. Брюсова «В башне»)………………………………………..

Сивакова Н. А. Рассказанная жизнь: факт или литература …………………………………………..

Скуратович К. К.Опыты переводческой деятельности как сегмент пространства

интернационального фандома …………………………………………………………………………

Суслова Н. В Восьмерка ……………………………………………………………………………………….....

Торопыно Е. А. Испытание Сибирью в прозе В. Г. Распутина ………………………………………

Усольцева Т. Н. Красота как воплщение христианского идеала……………………………………..

^ Хорсун И. А.  Концептуальные оппозиции в сонетах У. Шекспира …………………………………

Швайликова О. Е. Художественные особенности манеры повествования

в военной трилогии Пэт Баркер «Возрождение» …………………………………………………….

Штейнер И.Ф. Восхищенъ быть до третього неба… (Обретение Бога в поэзии А. Рязанова)…..

Ярмоленка А. У. Духоўны свет герояў М. Гарэцкага……………………………………………….


5

9
14
16

20
24

28
32
36
40

44

49

52

56

59

62

67
71

75

77

82

85
89

93

102

Богословие. Философия. Культурология. Образование
Авдонина Т. В., Жилинская Е. В. Притча о блудном сыне как символизация

тернистого пути человека к Богу………………………………………………………………………….108

Астафьева Л. Г. Нравственный потенциал урока ………………………………………………………113

Вальченко С. А.Гражданско-нравственная позиция современных школьников:

сущность и содержание ………………………………………………………………………………….. 118

Елопов А. П. Русская Православная Церковь перед вызовом глобализации…………………………..121

Ермакова Л. Д. Речевое сознание как компонент нравственно-этической культуры личности……...126

^ Жилинская Е. В., Авдонина Т. В.Диалог культур: взаимодействие или поглощение?...........................130

Кадол Ф. В. Понятия честь и достоинство личности в христианской этике

и художественной литературе…………………………………………………………………………….134

Козороз И. Н.Особенности функционирования энтропохронотопа

в древнерусской литературе: «Молитва в субботу по вечерни» Кирилла Туровского………………..138

^ Королёва Е. А., Авдонина Т. В. Память и покаяние – понятия неравнозначные

(о спектакле Рида Талипова по пьесе С. Бартоховой «Такая долгая гроза») ………………………….143

^ Лапицкий В., прот. Центральные идеи религиозно-философского мировоззрения Вл. Соловьева …148

Лозовская Т. В.Приобщение студентов к духовным ценностям в процессе

нравственного воспитания на уроках английского языка……………………………………………….149

^ Архимандрит Савва (Мажуко) Опыт Евхаристии в жизни

и пастырском служении прот. Сергия Булгакова ……………………………………………………….153

Модестова С. Е. Нравственное и духовное воспитание подрастающего поколения

как противодействие развитию экстремизма в современном обществе………………………………..157

Павловец А. Д. Индивидуальная эсхатология как предельное явление судьбы человека…………….161

Потаповская О. М. Научно-педагогические подходы

к разработке вопросов духовно-нравственного воспитания детей……………………………………..165

Решетько В. С. К вопросу о духовно-нравственном воспитании……………………………………...168

Романкевич Е. М. Нравственность и духовность родителей – основа формирования

нравственности подрастающего поколения в современном мире……………………………………...173

Рубежанский С. И. Cоотношение христианства и гуманизма в жизни человека …………………….177

Скідан А. В. Бабіцкая іканапісная традыцыя: комплексны падыход у вывучэнні феномена…………179

Тарасов П. А.Русская эмиграция и Православная Церковь в Финляндии

в 1920–е – 1930–е гг. ……………………………………………………………………………………....182

^ Трохова Т. А., Холявко Е. И. Информационные технологии в вузе:

от клипового сознания к системному мышлению ………………………………………………………185

Архимандрит Амвросий (Шевцов) Учение о богодухновенности Священного Писания

в трудах свт. Иоанна Златоуста…………………………………………………………………………...190


^ 2 Язык художественной литературы и фольклора


Бабак О. И. Отражение духовной культуры славян в антропонимах с формантом –ай………………194

Бобрик В. А. Имена, рожденные Октябрем ……………………………………………………………...198

^ Воинова Е. Н., Чайкова С. В. Православные личные имена латинского происхождения……………..200

Кніга У. Д., Бобрык У.А. Структурна-функцыянальныя адметнасці вясковых

пасяленняў Беларусі ……………………………………………………………………………………….205

Осипова Т. А. Вербализация концептов революция, Россия

в художественных и публицистических текстах А. И. Солженицына ………………………………...209

Хазанава К. Л.Восень у абрадавым календары беларусаў ……………………………………………...212

^ Холявко Е. И. Любить любого: о глубинной семантике древнего корня ……………………………...216

1 Судьбы гуманистической традиции

в классической и современной культуре

Литературоведение и фольклористика

УДК 821-3(091)
А. Ф. Березко
Исповедальная проза в литературе: историографический аспект

В статье рассматривается проблема определения статуса исповедальной прозы в европейской литературе. В результате проведенного анализа научной традиции, сложившейся в этой области, выявлено три основных направления в изучении природы исповедальной прозы. Кроме того, в данной работе предлагается авторская трактовка природы исповедальной прозы как особой жанровой модификации документально / мемуарно-(авто)биографической литературы.
В основе искусства как творческой деятельности человека, как правило, лежит обра­щение авторов к внехудожественной реальности, которая, обуславливая его тематику, может преломляться в произведениях в виде фиксации онтологических и антропологических универса-лий, образов культурно-исторической реальности. Кроме того, важной составляющей мира худож-ника является запечатление в нем индивидуального (духовного и биографического) опыта художника слова. В этом случае творчество принимает вид самопознания человека, подвергающего осмыслению свой жизненный путь. Экзистенциальная (от лат. еxistentiа – `существование`) тематика, по наблюдению В. Хализева, актуализировавшаяся «на протяжении двух последних столетий» и свидетельствующая «об активности и зрелости личностного начала в составе культуры как таковой» [1, с. 50], является неотъемлемым звеном литературы как одного из видов искусства, органично соответствуя ее антропологической сущности. Литературный текст как поиск ответов на основополагающие вопросы человеческого бытия в конечном итоге предполагает разговор с читателем о нем самом.

Воплощение духовно-биографического опыта автора в произведениях искусства в большинстве случаев имеет ярко выраженный исповедальный характер. Подтверждая эту общепризнанную в научной среде мысль, А. Блок писал: «Я думаю, мы более уже не вправе сомневаться в том, что великие произведения искусства выбираются историей лишь из числа произведений «исповеднического» характера. Только то, что было исповедью писателя, только то создание, в котором он сжег себя дотла, – для того ли, чтобы родиться для новых созданий, или для того, чтобы умереть, – только оно может стать великим» [2, с. 278]. Подо-бная оценка одного из крупнейших представителей русского символизма удивительно точно передает значение исповедального слова в истории европейской литературы. Исповедальные нотки звучат во многих художественных произведениях, далеко не всегда принимая при этом целостный, законченный вид, обнаруживая себя в виде особой авторской интонации, специфических структурно-содержательных элементов. Это позволяет говорить о многова-риантной реализации исповедального начала в искусстве слова. Обладая потенциальной спо-собностью воплощаться в любом литературном произведении, своего максимального выра-жения исповедальность достигает в комплексе документально / мемуарно-(авто)биографи-ческой литературы, в центре внимания которой оказывается личность и судьба автора.

Одной из характерных тенденций современной литературной ситуации стала заметная активизация документально / мемуарно-(авто)биографической прозы, представленной широ­ким жанровым диапазоном. Мемуары, записки, дневники, автобиографии и т. д. стали едва ли не самыми популярными формами вербального искусства. «Шматлікасць «нованароджаных» пісьменніцкіх мемуараў і дзённікаў, лірычных мініяцюр і запісаў, эпісталярных публікацыяў і нататкаў, – по мнению В. Стрельцовой, – дае падставы гаварыць пра ўзнікненне новай тэндэн-цыі ў развіцці айчыннай літаратуры» [3, с. 6]. Аналогичные процессы наблюдаются и в других национальных литературах. Так, например, характеризуя французскую литературу на современ-ном этапе, Б. Дубин отмечал: «Про нынешний читательский бум и рыночный успех автобиографического жанра – в стране, устами Ролана Барта объявившей не так давно о «смерти автора», – нечего и говорить. Если еще позавчера приходилось с жаром доказывать, что автобиография принадлежит к литературе, то сегодня автобиография, кажется, грозит литературу поглотить» [4, с. 108].

Особое место в пространстве документально / мемуарно-(авто)биографической лите-ратуры занимает исповедальная проза. В ее состав мы включаем любые художественные формы литературы заявленной направленности, в которых происходит предельное саморас­крытие автора, приобретающее исповедальный характер. В таком случае можно говорить о формировании особой жанровой модификации в составе документально / мемуарно-(авто)биографической прозы – исповеди. Ее основой выступает иной литературный жанр, чаще всего автобиография, дневник или мемуары, в котором наблюдается высокая степень проявленности исповедального начала.

В последние годы исповедь заняла прочное, приоритетное место как в мировом, так и белорусском культурном пространстве, что позволило Л. Рублевской отметить: «Сегодня можно говорить о нашествии литературы нон-фикшн и по отношению к Беларуси. Дневниковые записки классиков и не совсем классиков, живых и усопших, предлагаются белорусскому читателю в последнее время так часто и так настойчиво, что возникает подозрение о существовании какой-то общей истерической потребности в публичной исповеди» [5, с. 243–244]. В творчестве практически каждого значительного представителя вербального искусства исповедь представлена или в чистом виде, или (что наблюдается гораздо чаще) в сочетании с другими художественными формами. Исповедь, таким образом, становится отличительным явлением литературы на рубеже тысячелетий.

Более того, исповедальный принцип мышления, актуализировавшийся в современном искусстве слова, оказывает существенное влияние и на живопись, музыку, кино. Отмечая экспансивный характер исповеди, М. Уваров предлагает рассматривать ее как общекультур­ный феномен: «Постепенно идея исповеди приобретает универсальный характер, восприни­мается в качестве подлинного архетипа европейского мыслительного дискурса» [6, с. 9].

Активное обращение художников слова к исповеди, безусловно, не осталось без вни­мания критиков и литературоведов. В последнее время наблюдается заметное оживление ин­тереса к изучению данного литературного явления. Исповедь становится предметом обсуждения научных конференций («Метафизика исповеди. Пространство и время исповедального слова», Санкт-Петербург, 1997 г.), диссертационных исследований (И. Ладушин, С. Патрикеев), моногра-фий и научных статей (М. Уваров, Н. Кочеткова, В. Рабинович и др.). Усилиями отечественных и зарубежных ученых в литературоведении к настоящему времени накоплено достаточное количество историко-литературных наблюдений. Работ же, в которых исповедь рассматривается в теоретическом отношении, крайне мало. Вопросы о том, в чем заключается специфика испове-дальной прозы как литературного явления, какими содержательно-художественными особеннос-тями она обладает, и поныне остаются открытыми. В центре внимания как отечественных, так и зарубежных литературоведов в большинстве случаев оказывается конкретный микротекст, который анализируется обособленно, изолированно, вне рассмотрения исповедальной прозы как целостной художественной системы. «Возникает впечатление, что историки литературы, обращаясь к той или иной художественной автобиографии, каждый раз заново создают теорию мемуарно-автобиографической прозы, учитывая при этом особенности интерпретируемого текста» [7, с. 5], – справедливо сетует в этой связи Л. Бронская.

Исследовательскую литературу по проблемам изучения исповедальной прозы в целом можно условно разделить на три группы.

Во-первых, как уже отмечалось ранее, самую многочисленную группу составляют на­учные работы, в которых анализируются конкретные исповедальные тексты (Н. Григорьева, Л. Баткин, А. Криницын, Е. Никитин и др.).

Во-вторых, выделяются исследования, которые носят универсальный характер, содер-жат сведения, касающиеся проблем документально / мемуарно-(авто)биографической прозы в целом.

Термин «исповедальная проза» традиционно употребляется в одном ряду синоними­ческих понятий, недостаточно изученных в литературоведении: «документальная литера­тура», «литература факта», «автобиографическая проза», «автодокументальная проза», «ли­тература нон-фикшн». Проблема разграничения данных терминов относится к числу наибо­лее дискуссионных научных тем, не решенных и в настоящее время. В немногочисленных словарных и энциклопедических статьях, раскрывающих суть названных явлений, обращает на себя внимание крайне расширительное толкование этих терминов с акцентом на общую для всех дифференциальную черту – воссоздание действительности без участия вымысла.

Таким образом, одной из важнейших причин недостаточной теоретической разрабо­танности исповеди как жанровой модификации, свойственной как отечественному, так и за­рубежному литературоведению, является отсутствие единых взглядов на природу докумен-тально / мемуарно-(авто)биографической прозы. Как отмечает В. Стрельцова, «на жаль, у айчынным літаратуразнаўстве статус аўтабіяграфічнай прозы доўгі час не меў адзнакі сама-стойнасці і жанравай поўнакаштоўнасці. Нярэдка яе атаясамлівалі з дакументальнай літара-турай, прымаючы пад увагу толькі фактаграфічную аснову» [3, с. 12–13]. Изучение доку-ментально / мемуарно-(авто)биографических жанров в отечественном литературоведении долгое время находилось на периферии исследовательского интереса, что объясняется усло-виями литературного процесса советского времени. В сложившейся жанровой системе соци-алистического реализма не было места автобиографической прозе, передающей растерян-ность рефлектирующего героя, подверженного внутренним сомнениям, переживаниям. Пси-хологизм как вредное явление для советской литературы был яростно отвергнут идеологами социалистического реализма. Как писал А. Луначарский, героя этой литературы должна была отличать готовность «зачеркнуть себя ради победы передового класса человеческого рода» [8, с. 130]. С появлением в 20–х годах 20 столетия термина «документальная литера-тура», куда включались все прозаические произведения, в которых художественная реаль-ность создается без участия вымысла на основе реальных фактов, проблемы теории мему-арно-автобиографической прозы затрагивались преимущественно в рамках данной области литературоведения. Высказанная Л. Гинзбург точка зрения, согласно которой мемуары, био-графии, исповеди, послания образуют переходные, «промежуточные» жанровые формы между художественной прозой и «бытовыми» документами, на долгие годы возобладала в отечественной науке о литературе.

Общая неблагоприятная обстановка, не способствующая изучению документаль-но / мемуарно-(авто)биографическая прозы в отечественном литературоведении, по отноше-нию к исповеди усугублялась идеологией антицерковного характера, господствовавшей в СССР на протяжении многих десятилетий. Результатом этого стало существование в науке о литературе негласного запрета на исследование религиозно-философской проблематики. До начала 90–х годов 20 века термин «исповедь», как правило, теоретики литературы не употребляли, используя в редких случаях как метафору.

В рамках изучения документальной литературы различные аспекты поэтики мемуарно-автобиографической прозы затрагивали исследователи П. Палиевский, Л. Гинз-бург, Л. Гаранин, А. Тартаковский, Я. Явчуновский, А. Матруненок, А. Мальдис и др. В постсоветское время при рассмотрении уже собственно мемуарно-автобиографической прозы как самостоятельного литературного явления значительных успехов достигли В. Стрельцова, Н. Николина, Л. Савина и др.

Изучение документально / мемуарно-(авто)биографической прозы в зарубежном лите-ратуроведении ведется с начала 20 века, когда в Германии вышел в свет фундаментальный трехтомный научный труд Георга Миша «История автобиографии» («Gechichte der Autobiorgraphie», 1907 г.), ставший впоследствии методологической основой в исследовании данного литературного явления. Рассматривая автобиографическую прозу как явление многожанро-вое, прослеживая эволюцию автобиографии от античности до Нового времени, выделяя сущностные черты автобиографического повествования, Г. Миш определяет исповедь как один из жанров возможного воплощения последней: «Какая-либо форма ей едва ли чужда. Молитва, внутренний монолог, отчет (репортаж), притворные судебные речи или риторические декламации, научные или художественные описания, характеристика, лирическое открове-ние и исповедь, письмо и литературный портрет, семейная хроника и придворные мемуары, исторический рассказ, основанный на подлинном материале, прагматический, развиваю-щийся исторически последовательно или беллетризованный роман или биография во всех их мыслимых разновидностях, эпос и собственно драма – во всех этих формах автобиография заявляла о себе» [9, с. 6–7]. Специфика художественного воплощения автобиографического жанра в исповедальной форме осталась в «Истории автобиографии» без внимания немецкого исследователя.

Из других основополагающих работ по изучению теории документально / мемуарно-(авто)биографической литературы на Западе следует назвать статью Ж. Гюсдорфа «Условия и границы автобиографии», а также книги Ф. Лежена («Автобиография во Франции» (1971 г.), «В защиту автобиографии» (1998 г.), «Дорогой экран» (2000 г.) и др.), придавшие французскому исследователю статус крупнейшего в настоящее время специалиста в данной области. Не выделяя исповедь в качестве самостоятельной литературной единицы, определяя один из крупнейших образцов исповедальной прозы – «Исповедь» Ж. –Ж. Руссо – как автобиографию, Ф. Лежен в своих исследованиях анализирует вопросы истории и поэтики данного литературного жанра. На основании этих работ в западном литературоведении сформировалась общепринятая точка зрения на природу документально / мемуарно-(авто)биографической прозы, не предполагающая выделения исповеди в качестве самостоятельной литературоведческой единицы.

Третью, немногочисленную группу научных работ, посвященных изучению испове­дальной прозы, составляют источники, в которых исповедь рассматривается как самостоя­тельное литературное явление.

К числу важнейших теоретических исследований исповеди в советском литературо­ведении относятся работы М. Бахтина. Исповедь находилась в поле повышенного внимания на протяжении всей литературоведческой деятельности М. Бахтина, но так и не стала объек­том пристального рассмотрения. Занимаясь решением конкретных проблем искусства слова, что видно из самих названий работ («Автор и герой в эстетической деятельности»», «Формы времени и хронотопа в романе», «Проблемы поэтики Ф. М. Достоевского» и др.), русский ученый высказал ряд ключевых положений, касающихся поэтики исповеди. Так, уже в одной из своих начальных работ 1920–х годов «Автор и герой в эстетической деятельности» М. Бахтин выделяет ее в качестве самостоятельной жанровой единицы, которая в огласовке исследователя звучит как «самоотчет-исповедь», дает ей определение («попытка зафиксиро­вать себя самого в покаянных тонах в свете нравственного долженствования» [10, c. 202]), характеризует отдельные особенности поэтики данной художественной формы, намечает пути разграничения исповеди и автобиографии. В трудах М. Бахтина последующих лет раз­работка вопросов, касающихся исповеди, не получила дальнейшего развития. В центре вни­мания исследователя находился роман, который провозглашался как «единственный стано­вящийся жанр среди давно готовых и частично уже мертвых жанров» [11, c. 448]. Исповедь М. Бахтин относил к числу вводных жанров, которые, проникая в состав романа или «сохра­няют в нем свою конструктивную упругость и самостоятельность и свое языковое и стили­стическое своеобразие», или «прямо определяют собою конструкцию романного целого», создавая особую жанровую разновидность романа – «роман-исповедь» [12, c. 134].

Серьезного внимания заслуживает монография современного российского исследова­теля М. Уварова «Архитектоника исповедального слова», в которой исповедь рассматрива­ется как «уникальная форма человеческого самовыражения» [6, c. 9], представленная в жи­вописи, архитектуре, музыке, литературе, философии. Прослеживая религиозные истоки данного феномена, М. Уваров особый акцент делает на исследовании русского исповедаль­ного типа культуры, выделяя внутри его следующие типы исповедующегося сознания: «тип мыслителя-проповедника», «тип мыслителя-исповедника», «тип исповедника-как-проповед­ника, или ”юродивого”» [6, c. 95]. Широта поставленной в исследовании задачи, к сожале­нию, приводит к тому, что пути использования исповеди в литературе практически не рас­сматриваются М. Уваровым, оставаясь только пунктирно намеченными (отмечаются только ее вершинные точки – «Исповеди» Августина Аврелия и Ж.-Ж. Руссо).

Свидетельством неоднозначного статуса исповеди в литературе являются материалы конференции «Метафизика исповеди. Пространство и время исповедального слова», участ­ники которой отразили весь спектр бытующих в науке мнений: от признания исповеди как самостоятельного жанра (К. Исупов) до полного отрицания возможности ее существования в литературной, письменной форме (М. Михайлова).

Отдельные аспекты жанровой природы исповеди в своих работах в российском лите­ратуроведении затрагивали А. Большев, Н. Кочеткова и др., в отечественном – И. Штейнер, М. Тычино, Г. Куриленко и др., в зарубежной науке – В. Бенет, Ж. Шипли, С. Спендер, Т. Дуди и др.

Анализ научно-критических работ позволяет утверждать, что в отечественном литера­туроведении нет единого комплексного исследования исповедальной прозы как своеобраз­ного и самостоятельного литературного явления. Актуализация исповеди как общекультур­ного феномена, богатый фактический материал, накопленный за шестнадцать столетий бы­тования жанровой модификации в литературе, расцвет документально / мемуарно-(ав-то)биографической прозы в искусстве слова последних лет свидетельствуют о том, что исследование специфики и основных тенденций развития данной формы организации худо­жественного материала имеет важное значение для национального литературоведения.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   40

Похожие рефераты:

Дата православной и католической пасхи, пасхальные традиции и обычаи
Пасха христианский церковный праздник, посвященный воскресению Иисуса Христа, самый древний и важный праздник церковного литургического...
9 Необходимость бронирования гостиницы
Судьбы гуманистической традиции в культуре классического и неклассического типов
Содержание
Ассимиляция духовного опыта западноевропейской и русской традиции в культуре Беларуси 261
Послание Патриарха Московского и всея Руси кирилла участникам празднования...
День славянской письменности и культуры. Отрадно, что с каждым годом этот праздник приобретает все большую значимость, объединяя...
Конкурсы «Достоин называться гражданином!», «Защита проектов», «Трудовой...
Родина, ее история. Традиции и культура. Демократия. Гражданское общество и согласие. Гражданский долг. Гражданский гуманизм. Гражданская...
1 Судьбы гуманистической традиции в классической и современной культуре
Гайдук Л. В., Капшай Н. П. Диалог поэта с поэтом: М. И. Цветаева – Андре Шенье
Матвеева Руфина Прокопьевна
Вплоть до последней четверти XX в локальные традиции Байкальского региона сохраняли своеобразие в своей художественной культуре
Традиции вооруженных сил республики белорусь Вопросы: Многовековые...
Многовековые традиции белорусского народа – источник мужества и патриотизма его вооруженных сил
Закон Республики Беларусь о правах ребёнка 1993г. Ведомости вс рб,...
...
Темы рефератов для сдачи кандидатского экзамена по философии и методологии...
Культурно-исторические традиции Восточной и Западной цивилизаций (сравнительный анализ)

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
referatdb.ru
referatdb.ru
Рефераты ДатаБаза