Симон Львович Соловейчик. «Учение с увлечением»


НазваниеСимон Львович Соловейчик. «Учение с увлечением»
страница2/15
Дата публикации26.08.2013
Размер2.29 Mb.
ТипДокументы
referatdb.ru > Медицина > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15
^

Глава 2 • УВЛЕЧЕНИЕ

1


«Центральные» мысли тогда хороши, когда они ведут к практическим делам, к улучшению жизни. Поэтому без даль­них околичностей возьмемся за работу.

Обычные романы строятся  по такой схеме:  двое встре­чаются, и сразу, с первого взгляда, вспыхивает любовь. Но что-то мешает им, возникают препятствия. Влюбленные пре­одолевают их, совершая героические поступки, и, наконец, сое­диняют  свои жизни. Или умирают,  как  Ромео  и Джульетта, В школьном «романе», романе учения, все не так. Двое, например человек и математика, встречаются, но любви не выходит… Какая-то сила, не   столь   явная,   как   вражда двух семейств, но такая же  опасная,  мешает любви. Человек не любит математику, а математика не любит человека, что и выражается двойками в дневнике. Школьный дневник — это сборник рассказов о счастливой или несчастной любви…

Итак, безнадежный случай? Неминуем трагический ко­нец?

Нет, как и во всяком романе, здесь тоже возможны два окончания, печальное или счастливое: человек преодолева­ет таинственную враждебную силу, любовь его разгорается, и любовью он побеждает математику или другие страшные для него предметы.
^
Наша практическая задача — привести роман с обычными школьными науками к счастливому концу, к победе любви.

Но возможно ли это?

Даже сама мысль — научиться любить — кажется на пер­вый взгляд странной, сумасшедшей и чем-то неприятной. Разве любовь приходит по желанию? Разве мы можем управ­лять своими интересами?

Но не стоит торопиться. В науке всегда так: каждая но­вая мысль поначалу кажется абсурдной. Потом говорят, что в ней ничего нового нет. Потом привыкают к ней и оценива­ют ее по справедливости.

2


Вспомним какое-нибудь занятие, которое мы любим, са­мое простое. Ну, скажем, катание на коньках. Если мы любим кататься, значит, мы вполне прилично держимся на льду, не хуже других, и уж, во всяком случае, не стыдимся ходить на каток. Кто не может устоять на коньках, тому и мысль о катке ненавистна. А кто не пробовал выйти на лед, тот просто равнодушен к катанию.

Катание на коньках само по себе не интересно и не скуч­но: все зависит от того, насколько хорошо умеем мы ка­таться.

И так все в жизни, тут нет никакого открытия: интерес прячется"не в делах, не в занятиях, а в нас самих. Что умеем делать хорошо — то и любим. Чего не умеем — того и не любим. Любовь всегда требует хоть немного взаимности!

В учении — то же самое. Отчего неорганизованность, «слабая воля», «не хочу», «не могу», «не люблю» и прочее? Да не получается у нас в той степени, как нам хотелось бы, вот и все! Запустили, пропустили — тысячи причин можно найти, но в основе всегда будет одно: не получается. Пото­му и скучно. А коли скучно, то и лень и бессилие.

Выходит то, что называют заколдованным, или, еще страшнее, порочным кругом. Неинтересно потому, что не занима­ешься, а не занимаешься потому, что неинтересно!

Вот серьезная беда всех, кто не успевает в школе. К не­счастью, эту беду не всегда замечают. Рассуждают просто: сиди да учись! И не принимают во внимание, что как раз это и есть самое трудное — сесть за книги. Сил не хватает, потому что нет интереса.

Если неинтересно и потому нет сил заниматься, то нельзя от этого отмахиваться, как от причины недостойной, неваж­ной, надуманной, неуважительной. Эта причина действитель­но существует, и она так сильно действует, что, сколько бы человека ни ругали, сколько ни объясняли бы ему, что гео­графия увлекательна, а геометрия полезна, а литература не­обходима, сколько бы ни повторяли, что не учиться — стыд­но, дело с места не сдвинется, потому что причина слабого учения остается: заколдованный круг продолжает вертеть­ся, одни только двойки слетают с него.

Можно самым прекрасным образом понимать необходи­мость учиться и сознавать свой долг; можно мучиться от стыда и презирать себя; но до тех пор, пока не преодолеешь этот порочный круг, настоящего учения не будет.

Серьезные проблемы нельзя обходить, их надо решать. Будем искать выход!

Если мне уже пять лет исполнилось и первые мысли за­брезжили в моей голове, с этой поры я сам отвечаю за свой характер, за свое образование, за свою судьбу, и нет в мире виноватых!  Нечего  мне жаловаться!   Я   должен сам  искать и находить выход из любого трудного положения!

Нельзя в жизни все и сразу понять, нельзя все и сразу ис­править. Так не получается. Но двигаться в сторону понима­ния и исправления — можно!

И из порочного круга, в который попадает тот, кто недо­статочно хорошо учится, должен быть выход. Такой, чтобы каждый мог сам, ни на кого не надеясь, переменить ход сво­ей учебной судьбы, вырваться из неблагоприятных обстоя­тельств и начать учиться хорошо и с неизменным увлечением.

Только надо найти его, этот выход! Что с того, что он ни­кому не известен? Надо найти его.

3


Я стал расспрашивать   учителей:   может,   кто-нибудь на­толкнет на ответ?

Учителя   хорошо   знают,   как   учить   детей.   Но   никто   не мог сказать, что делать человеку, если он попал в заколдо­ванный круг скуки и неумения работать. Некоторые серди­лись: «Да что тут такого? Какие еще хитрости нужны? Позани­маться как следует, вот и вся хитрость! Безнадежно отстал? А кто виноват?»

Я засел за книги, месяцами ходил в Ленинскую библиоте­ку, самую богатую библиотеку в нашей стране. Там тысячи книг об учении в школе. Но все они о том же — как учить ребят или как лучше учиться тому, кто хочет учиться лучше. Но что делать человеку, если он не в состоянии сесть за кни­гу и подумывает о том, чтобы бросить школу, об этом в книгах не написано!

Тогда я стал расспрашивать ученых: нет ли общего пра­вила, по которому можно было бы преодолеть инерцию за­колдованного круга?

Один крупный ученый, профессор психологии, сказал мне, что он не слыхал о таких правилах, но что, очевидно, надо найти слабое звено, слабое место в этом круге и на него направить все усилия. Однако этот совет не годился. Если бы все было так просто, то не было бы никакого круга, была бы цепь причин — устрани какой-то один недостаток, поломку в цепи, и все в порядке. А у нас — безвыходное положение! Человек не может заниматься с успехом, пока он не позанимается…

4


Однако долгие поиски редко остаются безрезультатны­ми, и в конце концов оказалось, что есть правило обращения с «порочными» кругами, оно известно! Его знают, например, физики. Когда они в своих теоретических рассуждениях встречаются с подобной трудностью, они используют метод последовательного приближения. То есть не пытаются снача­ла полностью преодолеть одну беду, потом — другую, а по­степенно, последовательно уменьшают то одну трудность, то другую и так приближаются к цели.

Среди двух наших врагов — нежелания и неумения — нет слабейшего, их нельзя победить поодиночке, они набираются силы один от другого, именно поэтому победить их так слож­но. Надо бороться сразу с обоими.

Если ты попал в порочный «руг, то бесполезно устремлять все силы на устранение лишь одной трудности. Надо брать­ся за обе задачи сразу, браться за это «чертово колесо» не одной, а двумя руками и постепенно, постепенно раскручи­вать его в противоположную сторону!

Что получается?

Немножко поленился и поработал меньше, чем нужно, — немножко меньше стало интереса — немножко труднее ста­ло работать — еще меньше успеха — еще меньше интере­са — совсем мало работы — совсем нет интереса — все плохо.

Так действует заколдованный круг.

А если хоть немножко интереса? Тогда чуть-чуть приба­вится работы — последует первый, маленький успех — чуть больше интереса и желания работать — больше работы — больше успеха — еще больше работы — еще больше успеха — еще больше интереса — и, наконец, учение с увле­чением.

Так, в идеале, можно было бы раскрутить заколдован­ный круг в обратную сторону, использовать его коварные свойства против него же!

Весь вопрос в том, за что ухватиться.
^
 В заколдованном круге надо искать не слабейшее место — его нет, а просто что-нибудь, за что сподручнее взяться, к чему можно при­ложить силу.

Но за что именно браться?

5


В начале века одного немецкого революционера посади­ли в тюрьму, да не просто в тюрьму, а в камеру-одиночку. Заключенных заставляли целыми днями заниматься нудной работой, вроде плетения дамских соломенных шляпок. Мно­гие не выдерживали, заболевали от скуки, от тоски, сходили с ума, умирали. Скука убивает, и чем моложе человек, тем опаснее скука для его здоровья.

Что было делать революционеру, о котором идет речь? С отвращением плести шляпки? Его ждала гибель. Тогда он понял: единственная возможность спастись — самому заин­тересовать себя работой. Найти интерес в плетении дамских соломенных шляп!

Надо, решил он, не просто плести их, с тоской выполняя ежедневный урок и ожидая с нетерпением окончания дня, а плести с увлечением, с азартом, с удовольствием!

Каким-то образом — а каким, не известно — революцио­нер сумел заинтересоваться плетением шляпок, стал работать с увлечением. Время в ужасной одиночке потекло быстрее. Здоровье человека и ум его сохранились, он вышел из тюрьмы бодрым и энергичным и мог вновь приступить к под­польной работе.

Что именно делал революционер, чтобы увлечься плетени­ем шляпок, осталось, повторяю, неизвестным.

Однако, значит, в принципе это возможно? Человек мо­жет сам приобрести интерес, по своей воле? Если бы мне сказали это несколько лет назад, я не поверил бы. Я всю жизнь был уверен, что есть дела скучные, есть — интерес­ные, а какие мне скучны, а какие интересны — это не от ме­ня зависит.

Но, выходит, все не так. Выходит, можно заинтересовать­ся и самому, заставить себя заинтересоваться… Только на­до знать какие-то секреты.

Однажды, роясь в книгах, я нашел работу психолога, ко­торый занимался с отстающими первоклассниками и обнару­жил, что стоило чуть-чуть повысить желание ребят работать, как все они стали нормально учиться, даже те, кто считался неспособным. Правда, то были первоклассники, и с ними рядом был опытный человек, который вел их… А если само­му? Если самому хоть немножко повысить каким-нибудь об­разом интерес к работе — нет ли здесь возможности «ухва­титься» за наш заколдованный круг?

Ведь нам на первых порах нужна хоть капля интереса, совсем немножко, а потом уж мы сумеем развить его. Главное, чтобы он зародился!

  Попробуем   порассуждать.   Что   происходит,  когда   нам предстоит сесть за скучную работу? Мы заранее знаем, что она скучна, что ничего у нас не получится. Работа еще не началась, а уже скучно! Действует «установка»: так, в цирке выходит клоун, еще ничего не сказал, а нам уже весело — мы заранее знаем, что будет весело, у нас установка на ве­селье. Однако установку можно изменять по собственной во­ле, потому что она поддается влиянию воображения. Это доказано в опытах. Если бы мы могли вообразить, что будет интересно, мы внутренне настроились бы на интересную работу, а это как раз нам и нужно на первых порах! Вообра­зить? Это кажется доступным…

Итак, задача сводится к тому, чтобы каким-то образом на­строить себя на интересное, привести себя в хорошее настро­ение. Но эту задачу решить можно, потому что известно: человек смеется, когда ему весело, но даже грустному ста­новится веселее, если его каким-то образом рассмешить. Некоторые психологи считают, что и грустно нам потому, что мы плачем, а не наоборот! И боимся мы потому, что дрожим, а не потому дрожим, что боимся! Это не совсем верно, но что связь между нашими действиями и нашими чувствами дву­сторонняя — это несомненно. В человеке все взаимосвязано, все причины и следствия постоянно меняются местами.

6


Переберем факты, которые есть в нашем распоряжении:

Стоит хоть немного повысить интерес, как работа сра­зу идет лучше (опыт с первоклассниками).

Человек в принципе может сам заинтересоваться даже очень скучным делом (история революционера).

  Работа  кажется  более   интересной,    если  мы  настрои­лись на то, что она будет интересной (теория установки).

  Не только поведение зависит от настроения, но и на­строение зависит от поведения.

Руководствуясь этими фактами, можно, пожалуй, вырабо­тать некоторую стратегию — генеральный план борьбы с порочным кругом, мешающим учиться.

Если нам так важно садиться за работу с определенным настроением, а настроение зависит от поведения, то надо сначала посмотреть, что же с нами происходит, когда мы принимаемся за любимую работу.
^
Мы потираем руки от удовольствия.
Мы улыбаемся.
Мы тщательно готовимся, предвкушая удовольствие.
Мы словно говорим себе: «Я люблю тебя, ботаника! Я с удовольствием почитаю, что написано в книге, и с удовольст­вием буду учить!»

Другими словами, мы производим ряд физических (потирание рук) и мысленных действий.

Вот точно то же самое надо делать тогда — и особенно тогда! — когда садишься за приготовление уроков по нелю­бимому предмету.

По закону взаимосвязи, после некоторых повторений — а не в первый раз! — обязательно должно появиться хоро­шее настроение. Появится установка на интересную работу, и она, работа, действительно станет хоть немножко интерес­нее!

Нет, не надо ожидать, что мы сразу и навсегда полюбим, например, географию, если прежде не любили ее. Чтобы по­любить какой-нибудь учебный предмет, надо хорошенько позаниматься им, мы уже говорили об этом,

Не географию полюбим сначала, а свою работу над нею! К работе отнесемся с интересом!

А это уже выглядит вполне реальным. Полюбить рабо­ту — это доступно всем, даже самым ярым ненавистникам географии.

7


…Вот первый шаг, первая зацепка: психологическая под­готовка к работе, настрой на работу. Потираем руки, улыба­емся и объясняемся в любви будущей работе. Неважно, что мы вроде бы кривим душой (никакой любви нет, а мы гово­рим: «Я люблю тебя!»). География ведь не человек, мы ни­кого не обманываем и даже себя не обманываем, потому что мы и вправду не знаем, любим мы географию или нет,— мы с ней попросту незнакомы, так как мало и без удо­вольствия занимались ею. Как в известном романсе: «Люб­лю ли тебя, я не знаю, но кажется мне, что люблю…»

И тут же вспомним метод борьбы с порочным кругом: последовательное приближение! Устранять обе зловредные причины сразу! Браться за дело двумя руками!

Одной установки на интересную работу мало. Надо при­ложить чуть-чуть старания (после психологической подготов­ки это будет легче) и сделать работу более тщательно, чем всегда. Более внимательно. Отдать ей больше времени. Не торопиться. Потому что тщательность — основной источник увлечения работой.

Глубокое заблуждение считать, будто мы плохо работа­ем оттого, что нам скучно и неинтересно. Дело обстоит как раз наоборот: нам неинтересно оттого, что мы работаем плохо, не тщательно, без духовной активности!

Это можно было бы доказать на многих примерах. Я ви­дал людей самых увлекательных профессий — артистов, журналистов, ученых, которые проклинают свою работу и считают ее неимоверно скучной. Почему? Потому что не уме­ют делать ее хорошо. Кто старается работать лучше, тому интересно, кто отлынивает от работы — тому скучно.

8


Психологическая подготовка плюс тщательность в рабо­те… Теоретически все получается. Но пока что у нас в руках не правило, а только гипотеза — предположение. Мы пред­полагаем, что каждый человек может вырваться из порочно­го круга плохого учения, если в качестве первого шага бу­дет психологически готовиться к работе и делать ее тщатель­но. Но так ли это на самом деле?

Это надо было проверить на опыте. Надо было найти доб­ровольцев, готовых провести опыты на себе. Причем следу­ет сказать, что опыты эти не столь безопасны, как может показаться на первый взгляд. Ведь если никакого интереса не возникнет и улучшения работы не получится, то человек испытает разочарование, а разочарование не остается без следа. «Вот, — начнет думать человек, — у меня такой без­надежный случай, что никакие приемы не помогают! Нет, на­верно, я и вправду неспособен к учению».

Согласитесь, что это не очень приятно.

И все же было решено рискнуть и обратиться к читате­лям всесоюзного журнала «Пионер» — может быть, хоть кто-нибудь решится проверить нашу гипотезу на себе? При­знаться, было страшновато: найдутся ли желающие?

Однако на первый же призыв откликнулись тысяча семь­сот учеников: они сообщили, что готовы немедленно присту­пить к опытам на себе. Позже и другие ребята принялись за опыты, всего — больше трех тысяч человек.

Первой откликнулась Лена Жукова из Москвы. «Меня зо­вут Лена, — сообщила она, — я учусь в 6 «Б» классе. Завтра у нас литература, и учить я ее не собиралась, но, прочитав о вашем опыте, я решила провести его, и вот передо мной ле­жит ненавистный учебник литературы. Ну, приступаю!!! Уче­ние с увлечением!»

И так, преисполнив свои сердца мужеством, к опыту при­ступили сотни мальчиков и девочек по всей стране.

Вот с какими учебными предметами начали эксперимен­тировать самые первые участники опыта:

География

— 328 человек.

Математика

— 251 человек.

Родной язык

— 212 человек.

Физика

— 200 человек.

Иностранный язык

— 175 человек.

Ботаника

— 104 человека.

Зоология

— 100 человек.

Литература

— 47 человек.

Химия

— 33 человека.

Анатомия

— 28 человек.

Несколько ребят сочли, что самый нелюбимый для них учебный предмет — рисование, пение, природоведение, чер­чение и физкультура, но таких было мало. Ришат Хатмулин из города Карабаш понял слово «предмет» несколько бук­вально и сообщил: «Самый скучный для меня предмет — таскать ведра с водой. Я приступаю к опыту с этим предме­том со 2 октября».

Как видим, предметы в основном распределялись по сте­пени трудности и по количеству возможных неприятностей: действительно, больше всего затруднений бывает у школь­ников с грамматикой и математикой. Это закономерно. Но почему интереснейшая география вдруг вышла на первое место среди нелюбимых предметов — это загадка, и сказать по этому поводу решительно ничего невозможно. Когда ста­вишь эксперимент, тебя всегда поджидают неожиданности, к этому надо быть готовым.

9


Прошло несколько недель, и начали приходить письма-отчеты.

Результаты превзошли все ожидания!

«Когда я начинаю учить русский язык, я… позевываю, — признавалась Катя Тукмачева. — Так мне скучно! Я начала опыт с того, что первым делом бросила позевывать. Так хо­чется, а сожму челюсти — ничего. Перед выполнением рус­ского языка я нарочно делаю себя веселой, как перед исто­рией (мой любимый предмет). Я прыгаю, кувыркаюсь, пою, представляю себе, что будет интересно, как история. Так продолжалось 12 дней. И, представьте себе, это вошло в мою привычку — веселиться. На самом деле русский язык стал казаться мне интересным предметом!» (г. Нолинск, Ки­ровской области.)

Катя абсолютно верно поняла правило. Надо вспомнить, как ты ведешь себя, когда приступаешь к любимому заня­тию, и точно так же поступать перед любимым уроком!

«Меня зовут Петя Грибанов, — сообщал другой участник опыта из Днепродзержинска. — Я продолжал опыт 14 дней. Я садился за английский язык так, как вы советовали, с весе­лым лицом, хотя самому плакать хотелось. Я хотел сделать учебу английского языка делом веселым, что у меня поне­многу и стало получаться. Опыт удался, я все больше и боль­ше понимал. Спасибо Вам за хороший и добрый совет! Уче­ние с увлечением!

С уважением, Петя».

«У меня скучный предмет география. Мне было скучно на уроках, я не мог дождаться, когда же будет звонок. По­том мы в классе стали проводить эксперимент «Учение с увле­чением». Я подумала, что у меня опыт должен получиться обязательно. Когда кончился классный час, я пришла домой и села за географию со смешными упражнениями. «Я люблю тебя, география!» — повторяла я. Мне она показалась не такой скучной, как было раньше. На другой день я сходила в библиотеку и взяла книгу по географии. Дома я сначала убралась в комнате и с веселым настроением взялась за гео­графию. И вот урок. Я стала слушать внимательно. Теперь мне география нравится. Я с нетерпением жду этого урока. Галя Малышенко» (село Амурзет, Еврейской автономной об­ласти),

«После того, как я получил журнал, я решил заняться опытом. На другой день по расписанию была физика — скуч­ный предмет. Я решил ее превратить в интересный предмет. Физику я начал учить первую (хотя всегда учил последнюю). У меня создалось приподнятое настроение, а настроение — залог успеха. Прочитав параграф, я заставил себя вдуматься в содержание, представляя все положительные стороны фи­зики. Раньше я «зазубривал», и поэтому еще сильнее она ка­залась мне скучной. Сейчас я, почти понимая смысл, переска­зал основное, что запомнил. Прочитав еще несколько раз, я уже знал параграф (приписка в письме: «Хотя все же я от­влекался, и в этом мой недостаток»). По моему мнению, каж­дый человек может превращать скучное занятие в интерес­ное. Ведь тут никаких талантов не нужно. Получив скучное задание, нужно не падать духом и представить его себе с лучшей стороны. Если человек старается сделать работу хорошо, ему становится интересно. В этом я убедился на своем примере. На другой день нам были заданы задачи по физике. Это не веселое дело. Я старался решить как можно больше и получше, а не сдуть их в классе. Решение двух за­дач воодушевило меня, и я с интересом начал решать осталь­ные. Меня даже огорчило то, что, решив последнюю, задач для решения уже не было» (Александр Кладеев, с. Разумовка, Алтайского края).

Человек сжимает зубы, чтобы не зевать, улыбается, хо­тя готов плакать. Подшучивая над собой, повторяет: «Я люблю тебя, география!» — и все-таки придвигает к себе «ненавистный учебник», оставляя свою ненависть за преде­лами часа работы, или берется решать задачи, хотя это и «не весело».

Заколдованный круг приостанавливает свое вредное движение и даже — пусть едва заметно! — начинает кру­титься в противоположную сторону.

Приведу еще несколько отрывков из писем — это важ­ные для науки свидетельства. Как будто на сотни голосов звучат сообщения!

^ Рамиль Шаймухаметов. Узнав про "учение с увлечением», я встрепенулся и попробовал. И… получилось! (г. Уфа.)

Сергей Цымбулов. Дела пошли куда лучше! (Нижний Та­гил.)

Аня Тресцова. Вдруг и вправду стало интересно, я даже полюбила молекулы! (г. Кинешма.)

^ Николай Рухлев. После трех двоек стоят у меня по немецкому положительные отметки. Учение с увлечением! Спасибо за совет! (Армавир.)

Сергей Ветошкин. Опыт удался, и еще как! Теперь рус­ский язык — мой самый лучший предмет. Мне стали нравить­ся диктанты, параграфы, выученные наизусть, упражнения (с. Карасево, Новосибирской области).

^ Надя Серохватова. Теперь у меня все пошло на лад! (Омск.)

Игорь Каплюк. Мои родители, зная, как я не люблю гео­графию, удивились, когда увидели, как я потираю руки от удовольствия и улыбаюсь. Заданный урок я выучил на «пять». А главное, я не почувствовал ни тени скуки! (пос. Комсо­мольск, Тюменской области.)

^ Сережа Никифоров. Полюбил я географию, и хочу опять получить (как в пятом классе) за год оценку «пять»! (с. Кушалино, Калининской области).

Алексей Зубащенко. Мне стало чуть-чуть хотеться сесть за книжку. Потом меня потянуло к зоологии. Все-таки можно скучное занятие превратить в интересное! (г. Россошь, Воро­нежской области.)

^ Николай Саковец. Сначала, как я прочитал про учение с увлечением, я даже не поверил, что может что-нибудь полу­читься. Но вдруг подумал: «А что, если получится? Надо по­пробовать!» Теперь я хорошо понял, что урок всегда надо учить с увлечением! (г. Раздан, Армянской ССР.)

Сообщений, что эксперимент не удался, было мало: всего двенадцать. «Все могут увлечься скучным предметом, толь­ко не я!» — с горечью обнаружил один семиклассник. С ним, как видно, произошло то, чего мы боялись, когда начинали эксперимент: человек разочаровался в себе. Можно, конеч­но, утешать себя тем, что наука требует жертв, но все-таки этого мальчика жалко. Чтобы он не думал о себе так плохо, стоит заметить, что далеко не все смогли довести экспери­мент до конца и прислать победное письмо. А рассказывать о неудаче, видно, не хотелось. Поэтому так мало сообщений о неудачах. На самом деле неудач, конечно, было больше.

Так что обольщаться результатами эксперимента не стоит.

Он доказал, что многие действительно могут сами заинте­ресоваться нелюбимым для себя предметом. Но все ли? Но каждый ли человек?

Вопрос до сих пор остается нерешенным, ответить на не­го предстоит читателям этой книги.

Важно другое. В ходе опытов возникли неясности, затруд­нения и вместе с тем появились экспериментальные данные, позволяющие из этих затруднений выйти.

10


Возникла, например, такая проблема. Мы говорили: зани­маться более тщательно, чем обычно… Но что это значит — тщательно?

Люда Дмитренко из Ленинграда поступала так. «Напри­мер, — рассказывает она, — я решила сделать географию за полчаса. Если я сделала этот предмет раньше, то я раду­юсь, а если позже — то огорчаюсь».

Казалось бы, разумный подход. Но он таит в себе опас­ность, если не знать, сколько же времени отводить на работу.

Разберемся в этом.

…Однажды знакомые попросили меня прийти к ним и за­весить старыми газетами книжные полки, чтобы книги не пы­лились в пустой квартире, пока хозяева будут в отпуске. Я взялся за дело, приколол кнопками первые газетные лис­ты… И вдруг такая тоска меня взяла! Ужасно нудное заня­тие. Полок много, газеты противно шуршат, кнопки гнутся, на стуле стоять неудобно… Да и вообще, зачем это мне? Зачем я взялся помогать? И без меня справились бы.

Почувствовав, что больше невмоготу, я сказал себе: как бы там ни было, я отвожу на работу час. Не торопясь и не думая о результатах, я просто отдам работе час. Сколько сделаю, столько и сделаю и торопиться не буду. Но пока час не кончится, никакими другими делами заниматься не стану.

И представьте, мне сразу стало легче! Я заметил, что те­перь я невольно стараюсь завешивать полки аккуратнее, что­бы получилось красиво, хотя кому нужна красота в пустой, запертой квартире! Но я неторопливо выравнивал листы, и кнопки отчего-то перестали гнуться, и на стуле стоять было удобно и даже интересно. Не всю ведь жизнь на стуле сто­ишь! Естественно, что я закончил работу раньше, чем за час, был очень доволен собой, не сердился на хозяев и ушел от них в самом прекрасном настроении.

Перемена произошла оттого, что я отвел работе большой срок, не пожадничал отдать положенное ей время, и в награ­ду за эту маленькую и ничего не стоившую мне щедрость получил удовольствие от работы.

^ Всякое дело платит за нашу щедрость удовольствием!

То же самое происходит и с уроками, особенно с теми, которые кажутся скучными.

Когда торопишься, внимание распыляется: и работаешь, и следишь за временем. Но если внимание не сосредоточено полностью на работе, то неминуемо она покажется скучно­ватой, ибо интерес — это и есть сосредоточение внимания!

«Я стала делать так, — сообщает Рая Ц. из Новокузнец­ка. — Вот я учу по литературе и к стольким-то часам должна это сделать. И я тогда не торопилась, потому что знаю, что успею, и учила хорошо. И удивительно, что у меня остава­лось свободное время! Раньше же, хотя я и торопилась все сделать побыстрей, я едва успевала сделать уроки. Наверно, потому, что, глядя на часы, ахала, что уже много времени, а я еще ничего не сделала, и сразу хваталась за что попало».

Назначим работе время с избытком — и оно, время, вер­нется вдвойне, да еще заплатит и радостью учения.

^ Лучший способ экономить время в учении — не эконо­мить его за счет учения.

Следовательно, необходимо внести такую поправку: рабо­тать тщательно — значит заранее отвести на работу время с избытком и не торопиться, не выгадывать минуты! Обычно говорят: «Береги минуту». Но когда садишься за уроки, бе­речь минуты как раз и не надо!

11


И еще один важный вопрос возник: сколько времени на­до продолжать опыт?

Теоретически рассуждая, даже один-единственный опыт остается в памяти человека, один-единственный поступок мо­жет стать основой полезной привычки. Если бы это было не так, если бы каждый наш поступок проходил бесследно для души, то привычек не было бы вовсе. А мы видим, что при­вычки то и дело создаются — как хорошие, так и дурные. Все они начинаются с одного-единственного поступка.

Нам нужна именно привычка садиться за работу в хоро­шем настроении и делать ее тщательно. Нельзя же тратить слишком много душевных сил на приемы работы, надо остав­лять их для самой работы! К тому же все-таки утомительно каждый раз, садясь за уроки, помнить еще о каких-то пра­вилах. Надо, чтобы правила действовали автоматически, сами собой, а этого невозможно добиться с первого или со вто­рого раза.

Некоторые психологи утверждают, что для образования привычки нужно ни много ни мало, а именно три недели, двадцать один день. Почему так — неизвестно. Но я на соб­ственном опыте убедился, что, например, на новом месте на­чинаешь чувствовать себя как дома именно через три недели.

Однако посмотрим, что показывает опыт ребят.

Вот несколько сообщений.

«Ничего у меня не вышло, — рассказывает Лена Нагибова из поселка Рудничного, Свердловской области. — И так бы­ло 10 дней, и я уже подумала, что у меня совсем ничего не выйдет, но вот на 11-й день я взяла в руки учебник и уже не могла от него оторваться!»

Значит, нужно потерпеть дней десять? Похоже на правду. У москвички Тани Скалдиной интерес появился тоже пример­но через такое же время — на 14-й день.

«Мой самый скучный предмет — математика, — сообщи­ла Таня. — И вот 14 дней назад я приступила к опыту с этим предметом. Села за стол и открыла учебник. Когда я потер­ла руки и сказала учебнику: «Я люблю тебя!» — конечно, я думала, что мне сразу будет интересно и, может быть, я да­же полюблю математику. Но случилось не так. После этого маленького упражнения мне и вправду стало веселее, и я с хорошим настроением начала решать пример. Пример попал­ся трудный, я уже хотела зевнуть, но вспомнила об опыте и не зевнула. Но не получился у меня в этот день опыт. Только я начинала хоть немножко заинтересовываться, как вдруг вспоминала опыт и начинала думать о том, что у меня уже что-то получается, и после этого весь интерес, конечно, ухо­дил. И это продолжалось не один день. Но вот что было 21 сентября. Я опять решала примеры. Второй пример у ме­ня никак не получался. Я попробовала решить его и так и эдак, но ничего не выходило. Я уже потеряла почти всю надежду, но все еще писала что-то, и вдруг… получился правильный ответ. Я бросилась к учебнику, проверила: все было правильно. Остальные примеры стали как-то сами собой решаться, и спать я ложилась очень радостной. И только ле­жа в постели, я подумала, что математика — все-таки инте­ресный предмет. На следующий день в школе оказалось, что я вместо трех примеров решила пять. С того дня я математи­ку делаю с увлечением и считаю, что опыт удался».

А восьмикласснику Вене Семенову из Новочебоксарска понадобилось гораздо меньше времени: «Самый скучный для меня предмет — химия. Я собираюсь стать врачом. Говорят, чтобы стать врачом, надо знать химию. Но у меня не полу­чалось ничего. Я ненавидел химию. Решил взяться за опыт. Несколько раз я внимательно прочитал заданный урок. Очень хорошо все обдумал. На уроке химии меня не спроси­ли. У меня испортилось настроение. Дома рассказал отцу, а он говорит, что нельзя вешать носа. И каждый раз я хоро­шо учил химию. Наступил долгожданный день. На уроке химии учитель спросил меня. Я так хорошо рассказал, что даже учитель удивился. И поставил против моей фамилии «пять». Теперь я с увлечением занимаюсь химией. Думаю, что у меня опыт удался».

Но вот у Вити Савинова из города Губкине опыт получил­ся с первого раза!

«Моим самым скучным предметом является геомет­рия, — пишет Витя. — Я рассказал об «Учении с увлечением» Коле, моему другу. Мы разбили весь материал на предложе­ния. Затем внимательно прочитали каждое предложение. За­тем взяли в руки карандаши и начертили то, что нам требо­валось. На следующий день меня вызвала учительница, и я уже ответил на «четыре». Эта оценка была переломной в мо­ей жизни. На следующий день я сам поднимал руку и допол­нял ответы учеников. И все время я дополнял правильно. За это учительница поставила мне оценку «пять». Я воспря­нул духом. В последующие дни я хорошо понимал геомет­рию, а ведь недавно еле тянул на «три».

Так сколько же дней надо продолжать опыт?

Ответ напрашивается сам собою: до первого успеха — и дальше.

^ Успех — вот что окрыляет человека и дает ему силы, вот что ведет к увлечению.

«Это были трудные деньки, — рассказывает Лена Медве­дева из Новокузнецка. — Я пыхтела, я ложилась спать в час, в два часа ночи. Я боролась с математикой, как тигр! И я по­лучила первую пятерку. Домой я мчалась со скоростью двадцать метров в секунду. О, как было здорово!»

«Я заставил себя раз и второй выучить на пятерку, а по­том они у меня пошли одна за другой. У меня получилась победа», — кратко, но внушительно пишет Витя Е. из Загор­ска, Московской области.

Марина К. из Красноярска так описывает «чудо», которое с ней произошло:

«… Некоторые могут подумать, что все это пустой раз­говор (я, честно говоря, тоже сначала так подумала), но по­том на моих глазах произошло… ну, чудом это, конечно, не назовешь, но нечто похожее на чудо совершилось.

Это было на уроке алгебры. Объявили самостоятельную работу. Да, рядовую самостоятельную работу. Я невольно вздрогнула, для меня это было контрольной проверкой пос­ле недели «нескучной» математики. Я дала себе слово ни ра­зу не списать ни одной цифры у соседа. Да ко мне и не при­шло такое желание, так я увлеклась работой. Написав само­стоятельную, я последний раз взглянула на нее и вздохнула: мои работы по математике никогда не оценивались выше тройки.

Когда нам выдали работы, я накинулась на тетрадку, как хищник, но зато, когда я посмотрела туда, мои движения стали неуверенные, взгляд, наверно, глупый и удивленный: там стояла пятерка и как-то с сомнением смотрела на меня. Она не была уверена, что надолго задержится тут. Как-то не­уютно было ей среди двоек и троек. Моя маленькая победа над собой придала мне уверенность в победе. Я поверила в свои силы. Итак, опыт продолжается!»

Вот радость человеческая: «У меня получилась победа!», «Я мчалась домой со скоростью двадцать метров в секунду!», «Я воспрянул духом!»

Уолт Уитмен, великий американский поэт, писал, обраща­ть к каждому человеку:

Ни у кого нет таких дарований, которых бы не было у тебя,
Ни такой красоты, ни такой доброты, какие есть у тебя,
Ни дерзанья такого, ни терпенья, какие есть у тебя,
И какие других наслаждения ждут, такие же ждут и тебя!


Некоторые люди не верят, что есть на свете любовь, они думают, что любовь бывает только в книгах. Но это неправ­да. Любовь есть в жизни, это самое радостное чувство, его может испытать каждый. И любовь к учению, радость от победы в учении — тоже, как мы видели, не только в книгах есть. Это не басни, не выдумки, это реальность. Многие ре­бята из тех, кто прежде не понимал, в чем радость учения, теперь испытали ее сами:

И какие других наслаждения ждут, такие же ждут и тебя!
^

ОПЫТЫ НА СЕБЕ


«Прочитав о предлагаемом опыте, я заинтересовался. И мне показалось, что я смогу ответить за всех: «Нет на све­те скучных дел, человек все может сделать, все в его пра­вах». Мне эта мысль никогда не приходила в голову и вот теперь пришла. Но устных рассуждений мне показалось не­достаточно, и я приступил к практике…»

Последуем примеру автора этого письма и приступим к практике.

В конце концов, лучший способ жить на свете — все вре­мя стараться усовершенствовать свое дело, искать, экспери­ментировать и так, в делах и стремлениях, узнавать себя — не того, какой я есть сегодня, это нетрудно, а того, каким я могу быть. Как узнать скрытое в себе? Раскрыть! А как рас­крыть? В работе!

Начнем опыт немедля и не раздумывая, не откладывая даже до окончания этой книги.

Выберем самый трудный, нелюбимый предмет и, когда будем садиться за работу, подготовимся сначала психологи­чески: потрем руки, улыбнемся, скажем (лучше вслух): «Я люблю заниматься геометрией!» — а можно даже и пере­кувырнуться, как делает Катя Тукмачева, хотя, конечно, и не обязательно.

Будем делать уроки со всей тщательностью, на какую только мы способны. Для этого отведем работе время с лих­вой и больше не станем думать о времени и сроках!

Продолжим опыт десять, пятнадцать дней — до тех пор, пока не придет первый успех и мы не почувствуем, что и вправду интересно. После этого не бросим опыт, а будем продолжать его, пока нормальное учение не войдет в привычку и опыт перестанет быть опытом, а станет нор­мой.
Предупреждение!

 Мы видели, что увлечение приходит после первого успеха. Но что считать успехом? Некоторые ребята совершили вот какую ошибку: успехом они считали только хорошую отметку. Но отметки бывают, естественно, после вызова к доске. А если не вызывали — значит, не­успех? Андрей Баранов из Московской области написал: «Меня не вызвали ни разу, как я ни старался и ни поднимал руку (выше всех). Так что сдвигов никаких, кроме двойки, кото­рую я получил в завершение опыта. Двойка не за ошибки, а за содержание. В качестве примера на местоимение я написал предложение: «Его несли на кладбище». Это почему-то не понравилось учительнице. По-моему, человек не мо­жет заинтересоваться скучным делом. Андрей».

Чтобы с нами не случилось такой истории и не пришлось бы наше увлечение «нести на кладбище», будем считать за успех не вызов-отметку, а собственный наш интерес. Будет интерес — рано или поздно будут хорошие отметки, это обя­зательно, это и доказывать не нужно!

А если все же ничего не получается? Тогда поступим так, как Оля Тихоновецкая из совхоза имени Чкалова, Павлодар­ской области. Она записала в свой план действий:

«В случае неудачи повторить все сначала».
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

Похожие рефераты:

Әл фараби атындағы ҚазҰУ кітапханасына түскен әдебиеттер
Симон, К. Р. История иностранной библиографии/ Константин Романович Симон; под ред. С. А. Фейгиной. Изд. 2-е, испр. М.: Лки, 2010....
Гуо «Вороновский районный центр внешкольной работы» Учение с увлечением
«Необязательность», свобода выбора гарантируют непринужденную, приятную атмосферу занятий, обеспечивают заинтересованное продуктивное...
Александр Сергеевич Пушкин родился 6 июня (26 мая по старому стилю)...
Нижегородской губернии до него дошло немного; но и дошедшее он проматывал, совершенно не интересуясь хозяйственными делами; служил...
Нигай Станислав Львович Библиографический указатель, выпущенный в честь 15-летия uib алматы 2007
Нигай Станислав Львович: библиографический указатель, посвященный к 15-летию умб. Алматы : умб, 2007
Этиология (причины) нарушений речи
Термин «этиология» – греческий и обозначает учение о причинах (этио – причина, логос –наука, учение). Проблема причинности издавна...
Андриянов Игорь Львович. Образование
Поставка оборудования для строительства волоконно-оптических систем передачи данных
2 Дерябин Михаил Львович начальник городского отдела сэс 3
Подготовить по дальнейшему сотрудничеству с кардиологическими центрами г г. Томск и Новосибирск
Программа дисциплины «Учение об окружающей среде» для преподавателя...

Программа дисциплины «Учение об окружающей среде» для преподавателя...

На картине изображена ветхозаветная пасха: ягненок, жертвенник, двери...


Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
referatdb.ru
referatdb.ru
Рефераты ДатаБаза