Симон Львович Соловейчик. «Учение с увлечением»


НазваниеСимон Львович Соловейчик. «Учение с увлечением»
страница4/15
Дата публикации26.08.2013
Размер2.29 Mb.
ТипДокументы
referatdb.ru > Медицина > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15
^

Глава 4 • ВОЛЯ

1


Вполне вероятно, что первые опыты на себе привели к желанному результату. Коль скоро многие ребята сумели за­интересоваться, научиться управлять временем, то почему бы не могло получиться и у вас?

Но, может быть, не хватило сил взяться за дело? Или под­косила коварнейшая из мыслей, которая так часто губит лю­дей: «Все равно у меня ничего не получится»? Или другая, не менее зловредная мысль могла на корню придавить шелох­нувшееся желание взяться за дело: «А зачем мне все это? И так проживу…»

Как бы то ни было — не получилось!

Есть десятки книг и брошюр о развитии воли. В них нема­ло остроумных мыслей, много хороших советов, и написаны они интересно. Но сколько их ни читаешь, никогда не возни­кает ощущения, что немного прибавляется этой самой воли. Ничуть не становишься сильнее! Слова на волю не действуют, вот в чем трагедия. Кто-то даже написал, что борьба слов с волей — это борьба глиняного горшка с чугунным…

Есть сотни способов закалять свою волю: обливаться хо­лодной водой, спать на гвоздях, отказывать себе в том, что любишь, — словом, истязать себя всевозможно.

Про эти способы я ничего не могу сказать, так как никогда не пробовал их на себе.

Речь пойдет об одном — о работе. В конце концов, слабая воля, если она не ведет к тяжелым проступкам, не такой уж страшный грех, от которого каждому человеку во что бы то ни стало надо избавиться. Лишь на одно наше слабоволие не должно распространяться: на работу. Работать нужно, и нужно уметь заставить себя работать, иначе и сам пропадешь, и все, окружающие тебя, все, кому ты дорог и кто дорог тебе, — пострадают.

2


Однажды авиационного конструктора А. Н. Туполева спро­сили:

—  Трудно ли втянуться в работу после перерыва, трудно ли сосредоточиться на работе?

Туполев ответил:

—  Вопрос следовало бы поставить наоборот. Труднее отказаться от думанья, чем перейти к нему. И, находясь в теат­ре, я во время антракта могу начать думать о тех вопросах, которые меня занимают. Это может быть и в гостях.

Ничего неожиданного в ответе нет. Мы привыкли читать о громадной работоспособности великих людей — тех, кто страстно увлечен своим делом. Но что же выходит: конструк­тору совсем не приходилось прикладывать усилий воли? Во­ля ему вроде бы и не нужна, раз ее полностью заменяет увлечение?

Однако это предположение нелепо. Про Туполева извест­но, что это был человек огромной воли.

В чем же секрет? Почему одним людям надо заставлять себя работать, а другим — заставлять себя не работать хотя бы в театре или в гостях?

Попробуем понять это с помощью простой схемы.

Есть человек и есть его дело. Поскольку наше дело — учебное, обозначим его изображением письменного стола, того самого стола, к которому мы никак не можем при­сесть.

Воля человека (в нашем случае) — сила, направленная на дело. Простую эту ситуацию можно изобразить так:



Но что получается, когда мы никак не можем сесть за ра­боту или бросаем ее, не доведя до конца? Мы ругаем себя, заставляем себя… Сила направлена не на дело, а на себя, вот так:



А дело, как видим, в стороне!

Мы неправильно направляем нашу силу!

У конструктора была огромная воля, но направлена она была не на то, чтобы заставлять себя, не на себя, а на дело. Он весь был устремлен к достижению лучших результатов в работе. Воля для него была не шатким мостиком от без­делья к делу, а крепкой дорогой «внутри» самого дела, к вер­шине мастерства и успеха.

Значит, всякий раз, когда не хочется приниматься за рабо­ту, надо заставить себя думать — сначала просто думать! — не о том, что не хочется приниматься за работу, а о самой ра­боте. Направлять ту слабую волю, которая все-таки есть у каждого живого человека, не на себя, а на дело!

Между прочим, в этом случае нас меньше начинает волно­вать успех, алы меньше думаем о том, получится работа или не получится, и поэтому она получается вернее!

Чем меньше у человека сил, тем точнее должны быть они направлены.

3


Вместо общего вопроса о развитии воли перед нами бо­лее понятная задача: как научиться направлять свою волю к цели — то есть к занятиям, к работе?

Чтобы подойти к решению этой задачи, разберем историю из книги доктора военно-морских наук Ю. С. Солнышкова, посвященной проблеме выбора вооружения.

Как-то перед учеными одной страны была поставлена за­дача: улучшить силы и средства обороны против вражеских подводных лодок.

Ученые начали обсуждать эту проблему и вдруг задали нелепый на первый взгляд вопрос: «А для чего, собственно, надо топить вражеские подводные лодки?»

Им ответили: «Потому что они мешают перевозке военных грузов. Если бы они не топили транспорты, то пусть бы себе и плавали по морям…»

Тогда ученые сказали: «Значит, цель — в перевозке воен­ных грузов? Вот и давайте работать над этой проблемой. Мо­жет быть, надо сделать короче плечо перевозки, может, дру­гие какие-то меры принять, и в частности меры борьбы с подлодками… Но будем держать перед глазами главную цель — перевозку грузов!»

Истории подобного рода производят сильное впечатление, потому что они имеют эвристическое значение: они наводят на мысль, помогают открытию. «Эврика!» — «Нашел!»

Ведь и в жизни мы иногда проигрываем оттого, что не со­всем ясно представляем себе, чего же именно мы хотим.

Например, мы говорим себе: моя цель — получить обра­зование.

На самом же деле мы просто хотим кончить школу с хоро­шими отметками в аттестате. А это не одно и то же, хотя и близко!

Или мы говорим себе: «Я хочу кончить год на четверки и пятерки».

На самом же деле тайная наша цель состоит в том, чтобы тратить на занятия как можно меньше сил и времени. А это, разумеется, не одно и то же!

И при этом мы почти всегда достигаем цели, всегда! Но не той, что объявлена (пусть в мыслях), а тайной, настоящей нашей цели. То, чего мы действительно всей душой хотим, того мы и достигаем. Если цель была отлынивать от работы — так и получается. Мы прекрасно проводим время, то есть до­биваемся того, чего втайне желали. Но в таком случае глупо огорчаться из-за плохих отметок. Мы вовсе не желали пяте­рок, мы говорили о них только для приличия и успокоения совести. Истинная цель была другой — не слишком утруж­даться учением.

^ Человек достигает того, чего он действительно хочет, но он не может достичь двух цепей сразу, даже если они и близ­ки между собой. Из двух целей — «хорошо окончить год» и «весело провести год» — можно добиться любой, но только одной из двух: или первой, или второй.

Нетрудно объяснить, почему так происходит. Дело в том, что для достижения каждой цели возникает или создается людьми специальная система, предназначенная для достиже­ния именно этой цели. Для очистки комнаты от пыли — пыле­сос, для чистоты зубов — зубная щетка. Система всегда создается для определенной цели: трудно убирать комнату зубной щеткой, еще труднее чистить зубы пылесосом.

И примерно так же в душе человека! В человеке тоже все настраивается на достижение определенной цели, как бы со­здается специальная система. Настроимся на бездельное про­вождение времени — и весь организм переключится на эту цель. Нас будет постоянно клонить ко сну, станет невыносимо трудно вставать по утрам, любой учебник будет вызывать от­вращение. Настроимся на деятельную, бодрую жизнь — и нам будет достаточно пяти-шести часов сна, все будет кипеть в руках и даже минутное безделье будет причинять страда­ние. Организм перестроился, система чувств, воли, желаний подчинилась цели. Организм сам подлаживается к желанной цели, нам надо только сильно хотеть чего-то — и не хотеть в то же самое время чего-то другого!

А если все-таки не получается? Значит, произошла неза­метная подмена цели, произошел какой-то обман: вместо од­ной цели мы, незаметно для себя, стали стремиться к дру­гой — и ее достигли.

Каждый раз, садясь за работу, стоит на мгновение заду­маться: чего же, собственно говоря, мы хотим?

Узнать причины падения Римской империи — одна цель.

Получше выучить урок, чтобы завтра на уроке истории поставили хорошую отметку, — другая цель, не полностью совпадающая с первой.

Выучить урок хоть как-нибудь, чтобы не получить двойки и связанных с ней неприятностей, — третья цель.

Побыстрее сделать урок, чтобы отправиться гулять, — чет­вертая цель, отличная от первых.

Провести какое-то время за столом, чтобы мама видела нас за работой и не ругала, — пятая цель, снова резко от­личающаяся от предыдущих.

Нам кажется, что это все равно всякий раз все будет про­исходить одним и тем же образом: и в первом, и во вто­ром, и в третьем, и в четвертом, и в пятом случае мы сядем за стол и откроем книгу. Но каждый раз будет совсем другая работа — с другим результатом! Потому что каждый раз мы обязательно добьемся своей истинной цели.

Не будем жаловаться на волю, отбросим эти пустые раз­говоры. Научимся направлять свою волю к цели, то есть точ­но определять цель. Может быть, не воля у нас слабая, а нет культуры желания, не умеем хотеть?

4


А нельзя ли в этой беде хоть чем-то помочь? Нельзя ли научиться хотеть?

Вот эксперимент.

Три группы не очень опытных баскетболистов психологи по­просили двадцать минут бросать мяч в корзину. Посчитали, сколько попаданий у каждой группы.

Затем первая группа тренировалась в зале двадцать дней по двадцать минут ежедневно.

Вторая совсем не тренировалась.

А третья группа двадцать дней занималась таким стран­ным делом: каждый игрок должен был ежедневно двадцать минут сидеть в зале и представлять себе, что он бросает мяч и попадает точно в корзину. Сидеть не двигаясь — только представлять!

Через двадцать дней первая группа — та, что тренирова­лась, — показала результат на двадцать четыре процента лучше начального. Этого можно было ожидать.

Вторая группа — та, что не тренировалась, — никакого улучшения не показала. Тоже естественно.

А что же третья группа, та, что тренировалась мысленно?

Она показала результаты на двадцать три процента выше первоначального — почти такое же улучшение, как у игроков, каждый день кидавших мяч!

Но чуда нет.

Попадание в цель почти полностью зависит от того, как точно глаз видит ее. Рука, если она не дрогнет, действует ав­томатически, сама собой. Рука подчиняется глазу. Поэтому и говорят: «меткий глаз», а не «меткая рука», хотя кидает рука, а не глаз.

И точно так же, как рука — глазу, точно так же душевные силы человека подчиняются представлению о цели.

Если мы хотим привыкнуть к чему-нибудь — например, делать уроки вовремя или ежедневно принимать холодный душ, — то в голове возникает желаемый Образ цели, и чело­век подтягивает себя к этой цели, к Образу. Словно он забра­сывает якорь подальше, в будущее, а потом подтягивает свою «лодку» к этому якорю.

Другими словами, чтобы достичь цели, надо представлять ее очень отчетливо — с подробностями! Надо мысленно про­делать всю ту работу, которую мы хотим проделать в дей­ствительности,— мысленно забросить мяч в корзину. Попро­сту говоря, надо не бояться немножко помечтать. Мечта — это ведь и есть подробный образ цели. Когда в песне поют: «Мечтать, надо мечтать!» — то имеют в виду именно это: кто умеет мечтать, ясно представляет себе свою цель, тот умеет и хотеть, у того все получается.

Но если вместо того, чтобы решать задачу на контроль­ной, мы будем сидеть и мечтать о том, как будет хорошо, когда задача решится, — задача никогда не будет решена. Мечта тоже должна быть направлена на дело, а не на себя. Когда люди строят город в тайге, они мечтают о том, какими красивыми будут улицы, и это помогает им в работе. Они мечтают о городе, а не о том, как им, строителям, будет хо­рошо. Когда человек мечтает быть артистом и видит себя на изнурительных репетициях, слышит себя в роли Гамлета, мыс­ленно играет на сцене, такая мечта помогает ему, и он доби­вается своей цели. Если же он в мечтах видит себя в окру­жении поклонников, слышит гром аплодисментов, любуется своими фотографиями, которые когда-нибудь будут опубли­кованы, то это занятие, само по себе весьма приятное, ни на шаг не подвигает человека к цели, потому что он мечтает не о работе, а только о результатах ее.

Вот, пожалуй, чем отличается мечта действенная от мечты бесплодной: первая — это мечта о работе и успехе; вторая — только об успехе.

Что поделать! Работа входит в суть человеческой жизни, и даже мечтать о безделье и то небезопасно.

5


Посмотрим теперь, как все эти наши прекрасные рассуж­дения отвечают практике. Обратимся к первым эксперимен­там «Учения с увлечением».

«Когда я прочел об опыте «Учение с увлечением», то сна­чала заколебался, — рассказывает Павел Беспрозванный из Одессы. — Ведь сколько времени прошло, занимался кое-как, и все было спокойно. Но потом решил: попробую, попытка не пытка».

Вывод правильный, но не совсем. В нем не хватает имен­но решительности добиться победы. «Попробую» — лучше, чем вовсе не браться за дело, но если браться, то с желани­ем! Естественно, что вскоре Павел обнаружил: «Оказалось, не так-то просто учиться на совесть, ведь учить спустя рукава легче, да я и привык уже».

И вот тут П. Беспрозванный сделал правильный, точный шаг: он представил себе будущую работу, он поставил перед собой цель! «Я решил, — пишет Павел, — хорошенько поду­мать, есть у меня сила воли или нет?»

Другими словами, он представил себе — себя же, но сильного! Он забросил якорь в будущее — и подтянулся к нему.

«И сила воли победила! С трудом, но победила! Самый скучный предмет для меня был география. Но сейчас он для меня едва ли не самый интересный. Сажусь за стол, откры­ваю учебники, и перед глазами встает знойная Африка, Саха­ра, караван верблюдов в Хивейской пустыне. Все очень инте­ресно и совсем не скучно. А как было раньше? Сажусь за книгу с видом великого мученика, учить, разумеется, не хо­чется. Я подавляю тяжелый вздох. Перед глазами встает иная картина: сражение отважных мушкетеров…»

Как раз об этом мы и говорили: очень важно, что именно встает перед глазами, когда садишься за работу. Не могут быть перед глазами одновременно и мушкетеры и Сахара. Что-нибудь одно!

Алик Меликов из города Хачмас, Азербайджанской ССР, тоже вел тяжелое сражение с интересной книгой, из-за кото­рой он запустил математику. «Прихожу домой, сажусь читать и так не могу оторваться до самого вечера. Очухаюсь, по­смотрю на часы, а уже двенадцать часов ночи. Ну какие там уроки! На другой день вызывают меня к доске, а я стою как баран перед новыми воротами».

И вот Алик взялся за опыты «Учение с увлечением». Он терпел страшные муки! «Одну страницу, всего одну страни­цу», — молил голос, призывавший его к интересной книге. «А другой требовал, чтобы я учил уроки», — пишет Алик. И неизвестно, какой из голосов победил бы, если бы Алик не вспомнил, как ему худо было у доски. «И я решительно взял­ся за уроки», — заключает Алик. Появилось желание хорошо ответить, избежать стыда — и сразу воля была направлена на работу, и сразу умолк голос, соблазняющий книжкой.

Это происходит со многими: прежде чем начать работать, приходится выдержать борьбу с соблазнами всякого рода. Но как только появляется точная и ясная цель — соблазны исче­зают, приходит упорство, необходимое для успеха.

«Мне сейчас стыдно вспомнить свое первое письмо о том, что приступаю к опыту, — пишет Сергей Н. из Кропоткина. — Я писал, но не надеялся, что опыт удастся. Приступая к опы­там, я имел маленький план. Вот он: попросить хорошую уче­ницу (ученицу лучше — она более усидчивая), чтобы она под­тянула меня. Я попросил… Она сначала согласилась, но за­тем отказалась.

Затем я попросил другую девочку. Но она в тот же день уехала в Ленинград. И я решил: опыт проделываю я? Я! Ну и вытягиваться буду сам. По химии у меня дела такие: я ее за­пустил с самого 7-го класса. И все-таки я нашел в себе силу воли и начал все с самого начала. Вы не можете знать, как я мучился. Я решил бросить этот опыт. Но опять — сила во­ли! Я сидел и «упивался» химией. Понемногу я стал понимать ее. И чем больше понимал, тем больше она мне нравилась. И вот — успех! Успех небольшой. Я сначала закрыл двойки тройкой, а затем четверкой. В этом помогли вы! Огромное вам спасибо! Сейчас я готовлюсь к контрольной по химии. Думаю, что напишу. Еще раз спасибо! Учение с увлечением!»

6


Вот еще несколько историй о ребятах, которые, по всей видимости, не отличались сильной волей, но они сумели на­править волю точно к цели, сумели захотеть добиться победы.

«16 октября. Прочитал о том, как заставить себя хорошо учиться. Ну что ж, попробуем. Сегодня я выучил несколько параграфов по алгебре, решал уравнения. На это у меня ушло два дневных часа и три вечерних.

18 октября. Занимался алгеброй 3 часа. Трудно и непонят­но! Почти никаких сдвигов. Может, бросить?

21 октября. Сегодня алгебра отняла у меня все свободное время. Половину параграфов уже выучил. В голове уже кое-что прояснилось! На уроке я уже не сижу таким балбесом, как сидел раньше.

23 октября. Весь теоретический материал выучил. Во мно­гих уравнениях легко разбираюсь.

25 октября. Вот здорово! У меня появился интерес к ал­гебре. Я уме во всем разбираюсь. Вот что значит учиться с увлечением!

30 октября.  Все Опыт удался! По алгебре получил 5.

Учение с увлечением!

Писал Аксенов Саша.

Спасибо!

Хутор Караженский, Волгоградской области».

*


«Меня зовут Нелли, фамилия — Савушкина. Я из города Ар­мавира, Краснодарского края.

Я не знаю, удался мой опыт или нет, так как до 5 мне еще нужно долго, долго трудиться. По-моему, человек может (ес­ли этого сам очень сильно захочет) заинтересовать себя скуч­ным делом. Вот как я занималась эти 12 дней.

7 октября. Сегодня я решила всерьез заняться физкульту­рой. Ведь очень обидно, когда все хоть что-то умеют и лишь ты не можешь даже правильно сделать кувырок назад. Пока займусь утренней физзарядкой. Начну делать приседания (они укрепляют ноги), каждый день увеличивая на 5 присе­даний.

8 октября. Сегодня я прочла об операции «Учение с увле­чением». Решила принять в ней участие. Ведь это только по­может мне увлекательнее заняться физкультурой. Занималась по-прежнему: 15 приседаний, 25 подпрыгиваний на месте, на­клоны, упражнения для рук, ног, шеи. Ноги болят нестерпи­мо. Но нужно терпеть. На войне, так на войне (это становит­ся моим девизом).

10  октября. Сегодня была физкультура. Все прыгали через козла, а я не могу. Вроде ничего сложною, а подбегу, глаза закрываются, так страшно. Лазали  по канату. Опять  все ле­зут, а я не могу. Мальчишки смеются, девчонки все наперебой показывают. В зале ничего не слышно, а обидно так, что сле­зы на глаза накатываются. А учителя вызвали с урока. Коман­дует наш физорг. Меня вызвали. Стала у каната, а сама не знаю, что делать. Слышу, у мальчишек раздается такой ехид­ненький голосок:  «Это же Савушкина! Разве она что-нибудь сделает, утка!» Это С. Меня  такое зло взяло,  и  я  решила. Твердо. Если  не  залезу,  то  я  самый  ничтожный  человек  на свете. И получилось! Залезла! До самого конца!

А слезть боюсь. Как обезьяна, вцепилась в канат и смот­рю вниз. Все смеются. Я слезла вниз, а девчонки давай по­здравлять! Но все-таки, думаю, если бы не слово С., то в жиз­ни бы не залезла.

11  октября. Сегодня воскресенье. Вставать рано не хочет­ся. Но вспомнила… Я же решила делать утреннюю гимнасти­ку! С трудом встала. Ноги как деревянные, не пошевельнуть. Все же делаю 25 приседаний, наклоны, повороты. Шаркая но­гами, как старуха, ползу умываться.

12  октября. Понедельник. Это самый трудный день, шесть уроков. Встала в полседьмого. Сделала с горем пополам все те же упражнения. Боль в ногах все та же.

13  октября. После 35 приседаний и других упражнений но­ги не стоят, то и дело подгибаются и дрожат. Настроение вя­лое. Мама посоветовала пропарить ноги. Сделала. Ложусь с надеждой на лучшее.

14  октября. Вроде полегчало от вчерашних припарок. Се­годня   опять   физкультура.    Сделала    утреннюю    гимнастику. Физкультура прошла быстро. Обидно только, что не смогла перепрыгнуть через козла. А на перемене… Прыгала, прыга­ла — нет, страшно. А после подумала, какая же я пионерка? Пионеры должны приказывать себе. Ведь боролись они с фа­шистами, хотя и было им страшно!  Неужели я не достойна их? Не может быть! Я докажу, я перепрыгну! Разбежалась, оттолкнулась… и очутилась по другую сторону козла. Ура! Вот и вторая победа! Нужно только приказывать себе, и все. Но как это трудно, приказывать себе! Но, как говорится, на войне, так на войне.

15 октября. Встала одухотворенная вчерашней победой. Как это чудесно, приказывать себе! Я подскочила, сделала все. Даже 45 приседаний, после которых всегда болят ноги.

19  октября. Сегодня понедельник. С трудом подняла гла­за. Опять, как в первые дни, ноги как деревянные, поясница ноет, руки  еле сгибаются  в суставах.  Все  же с  превеликим трудом сделала физзарядку и 50 приседаний.

На войне, так на войне.

20  октября. Как и вчера встала. С таким же трудом сдела­ла свои morning exercises. На войне, так на войне. Нужно бо­роться до последнего дыхания и сил, только с таким услови­ем победишь трудности.

21  октября. Опять сегодня физкультура. Пасовали на оцен­ку. Получила 3. Ну ничего, с волейбольным мячом я редко играю. Для первого раза, тем паче для меня, это ничего. Нуж­но бороться. Цель у меня одна. Или я ее сражу пятеркой, или она меня двойкой. На войне, так на войне.

22  октября. Встала в полседьмого. Сделала все по поряд­ку, даже 65 приседаний. Это мой  первый  рекорд. Когда-то это было для меня величиной икс и стояло под огромным во­просом, и вот! Занятия буду продолжать. На пути к победе над врагом (физкультурой) лежит огромное количество под­стерегающих меня трудностей.  Их нужно преодолеть. Я по­стараюсь  дойти  до конца и  выйти  победителем в  неравной борьбе,   сокрушив   окончательно   врага.   Четверка, а может быть, даже и 5 в году. На войне, так на войне! Учение с увле­чением!»

7


После грандиозной битвы в спортивном зале маленькое сражение волгоградского пятиклассника Лени Гринина может показаться боем местного значения, но разве в воспитании воли есть мелочи?

«12 октября. Я никак не могу писать чисто, красиво, без зачеркиваний. Если постараться, то можно хорошо написать. Но я никак не могу писать так же на протяжении всего года. Буквы у меня получаются каждый раз разные, и часть их (те, что хвостиком вниз — «д», «у») получаются некрасивые. У «ц» такой же хвост, как у «у». «Д» загнута в другую сторону.

Другая часть (что хвостиком вверх — «в», «б»…) получают­ся лучше. Остальные когда как. Особенно плохо получаются «ы» и «ь».

Сегодня я, как обычно, сел за русский язык, но с припод­нятым настроением. Сегодня первый день моего опыта. С ве­личайшей осторожностью я начал писать. Сначала я писал медленно, но красиво. Постепенно я начал убыстрять письмо, буквы стали получаться немного хуже. Я быстро спохватился и стал выполнять работу медленнее. Сначала надо научиться писать красиво, а потом быстро. Я как мог старался увлечь себя, и мне действительно стало интересно. Каждая плохо на­писанная буква огорчала меня. Эту работу я выполнил чисто и аккуратно.

Очень жду результатов!

За нее я получил 4.

13 октября. Сегодня идет второй день моего эксперимен­та. По-моему, он прошел удачно. Я все более убеждаюсь в том, что человек может полюбить трудную, безынтересную работу. С завтрашнего дня я начну убыстрять свое письмо. Я уверен, что научусь писать красиво и аккуратно. А пока бу­ду ждать результатов.

14 октября. Русского не было.

15 октября. Не было заданий.

16 октября. На этот раз задание было. За эту работу я получил 4. Хотя от красоты букв она мало зависела. Но я не могу уже выполнять задание плохо. Даже трудно заставить сейчас себя писать так, как я писал раньше. Очевидно, причи­ной плохого письма была шариковая ручка. А раньше я про­сто не хотел писать хорошо.

18 октября. Сегодня я писал не совсем хорошо. Хотя ра­боту сделал чисто и аккуратно, но буквы получились не со­всем правильные. К тому же я забыл сделать одно задание, и мне пришлось написать его в классе. Но я думаю, что завт­ра сделаю лучше.

19 октября. Сегодня сделал лучше. Больше старался. Прав­да, некоторые буквы получались хуже, но, в общем, работу сделал хорошо. На «четыре» с плюсом. Посмотрим, что по­ставит мне учительница.

Работу оценили на 4+. Как я и предполагал.

20 октября. Русского не было.

21 октября. Не было заданий.

22 октября. И русский был, и задание было. Работу сделал хорошо, чисто, аккуратно. Буквы все ровные, за некоторым исключением. Я, как Акакий Акакиевич, полюбил буквы. Прав­да, на черновиках пишу по-прежнему, но думаю, что исправ­люсь.

Кончился срок эксперименте. За это время я многому на­учился, но многого не успел. Но я буду продолжать этот экс­перимент».

8


Не правда ли, впечатляющие описания? Вот битвы, кото­рые каждый сам может устроить у себя дома, и при этом испытать, в случае победы, все радости великого полководца.

Но в школьных делах есть еще одно великое поле сра­жений и испытаний воли. Это — всевозможные неприятности, с которыми нам приходится сталкиваться.

Предположим, у нас сложились плохие отношения с хими­ей. Мы запустили ее, на уроках ничего не понимаем, все ка­жется ненужным и неинтересным — и опыты, и формулы. Каждый урок химии — мучение.

И учительница химии, кажется нам, смеется над нами, и ей доставляет удовольствие ставить нам двойки. А на последнем уроке и того хуже вышло: не сдержались, нагрубили, и вот в дневнике появилась запись красными чернилами: «Прошу родителей зайти в школу…» Не покажешь ведь такой дневник отцу! Приходится обманывать, будто дневник в эту субботу не выдавали, а учительнице говорить, что отец в командиров­ке, потом еще что-то придумывать… А между тем появляет­ся новая запись теми же чернилами и тем же строгим почер­ком: «Вторично прошу родителей зайти в школу…»

Что же теперь делать?

9


Существуют разные виды поведения людей, попавших в трудное положение.

Довольно часто в этих случаях начинают… фантазировать. Человек ходит по улицам (какая уж тут школа, когда все про­пало!) или сидит над тем же учебником химии, а в голове у него сладкие картины, этакий домашний кинопрокат. Сюже­ты — один лучше другого. Мол, завтра я прихожу в школу, а учительница химии уехала из нашего города,.. Надолго, на месяц или даже на полгода… За это время я выучу учебник наизусть… Татьяна Николаевна приходит, а я на первом же уроке поднимаю руку — не высоко, тихонько, скромненько так… Никто в школе не знает химии, все позабыли ее давно, а я иду к доске… «Молодец, — говорит Татьяна Николаевна,— ты будешь великим химиком!» И так далее.

Фантазировать таким образом можно очень долго, часами и сутками. В зависимости от характера одни мечтают о при­ятном, другие, наоборот, о сладостно-неприятном. Мол, я иду  отвечать к доске, меня просят сделать опыт, я выливаю ка­кую-то жидкость из колбы, и вдруг — взрыв! Я лежу мерт­вый, а Татьяна Николаевна плачет надо мной и говорит: «Что я наделала! Это был мой лучший ученик!» И она плачет обо мне — из-за меня! — всю свою жизнь…

Заметим, что в таких сюжетах никогда не убивают учитель­ницу, а непременно самого себя. Кто убит, того и жалко, а ведь все эти фантазии — от жалости к себе.

Другие ребята начинают рассуждать: «Ах, так? Двойка в четверти по химии? А зачем, собственно, мне химия? Что я, химиком стать собираюсь? Не пустят в школу из-за неподпи­санного дневника? Ну и пусть! Чего я там, в школе, не видел?»

И, убеждая себя таким образом, они действительно пере­стают заниматься химией, а то и вовсе бросают школу из-за какой-то мелочи.

Лисица из басни Крылова не могла дотянуться до виногра­да, и вот — «зелен виноград…». В каждом из нас сидит такая «гордая» лисица, и слишком часто, вместо того, чтобы доби­ваться цели, мы отказываемся от нее, уверяя себя, что во­все и не собирались добиваться цели, обойдемся и так.

И всею нашей жизнью в этом случае руководим не мы са­ми, а нелепые и пустяковые случаи на пути.

Есть люди, которые ни о чем таком не думают, не фанта­зируют, ни от чего и не отказываются, а просто тоскуют… тос­куют долго-долго… И ничего не предпринимают: ждут, пока дело не обойдется каким-нибудь образом — все равно каким… Например, учительница потеряет терпение, сама по­звонит или даже придет домой, или еще что-нибудь такое неприятное случится. Так и живут в тоске и страхе…

У некоторых даже болезнь развивается с ученым названи­ем «дидактофобия» — страх перед школой. Школа кажется таким ребятам постоянным источником неприятностей, боль­ше ничем.

Наконец, некоторые люди, в отличие от описанных выше, не мечтают, не уговаривают себя, не тоскуют, а действуют. Но как действуют? Каким способом? Опять-таки совершенно фантастическим. Такие ребята, когда у них в дневнике появят­ся нежелательные записи, могут поехать за город, в лес, и там закопать дневник, совершенно не думая о последствиях.

Или вдруг человек начинает грубить учительнице, нары­ваться на скандал, хулиганить на уроках.

В психологии такое поведение называется «неадекватным».

«Адекватный» — значит «соответствующий».

«Неадекватный» — «несоответствующий». Поведение, не отвечающее реальному положению дел. Оно еще больше за­путывает нас. Маленькая неприятность, маленькая вина посте­пенно превращается в большую, приходится придумывать еще более странные способы выбираться из беды… И так без конца. «У меня было несколько неприятностей в школе, — рассказывает Володя Бойко из Железногорска, Курской обла­сти. — Начнем по порядку.

В шестом классе я баловался на уроках, и наш классный руководитель И. П. Ильяшенко написал в дневнике, чтобы ро­дители пришли в школу. Но я вырвал лист, а Иван Павлович с группой учеников пришел ко мне домой, но дома была толь­ко сестра. Потому что мать была на работе, а отец уехал на курорт.

Сестра сказала матери, и мать пошла в школу. Там ей все рассказали, а когда я пришел из школы, я перед ней извинил­ся. А в 7-м классе учительница по английскому языку поста­вила меня за парту за то, что я поднял тетрадь с полу. В днев­нике была такая надпись: «На уроке английского языка не умеет сконцентрировать внимания, отвлекается». Потом я ни за что оказался в углу. За то. что я оказался в углу, я ей на­грубил, и появилась вторая надпись: «Очень бы хотелось по­говорить с Вами о сыне. Постарайтесь прийти на собрание». Дома до собрания я не говорил об этом случае, но перед собранием признался. Отец пошел на собрание, и она начала доказывать свою правоту. Когда отец пришел домой, он сказал, чтобы я перед ней извинился, но я даже и не думал перед ней извиняться. А сейчас все нормально.

Чувство у меня тогда было спокойное. Чтобы не показать, что я обеспокоен, я выходил на улицу и там пребывал до 10 часов, пока родители не засыпали. Главное, надо показать, что ты не упал духом».

Что верно, то верно: главное — не пасть духом. Но, кро­ме того, не стоит делать такие нелепости, как вырывание ли­ста из дневника и т. п., тогда не придется «пребывать» на ули­це до десяти часов вечера.

Валя Аристова из г. Черемхово, Иркутской области, тоже сначала вроде бы струсила перед неприятностью, но вовремя собралась с силами. С ней такая история приключилась:

«Один раз я получила двойку за сочинение по русскому. Сочинения и изложения раньше терпеть не могла. И учитель­ница русского языка написала в дневнике, чтобы пришли ро­дители. Два дня я не решалась показать маме дневник. Учи­тельница уже сама собралась прийти к нам, и тогда неприят­ностей вообще не оберешься. Когда я села выполнять уроки, дневник положила на самое видное место, чтобы мама заметила. Мама, как обычно, спросила, как дела у меня в школе, и взяла дневник. Сижу и думаю: «Ну, все, сейчас мне будет, зачем только положила дневник, лучше бы отгово­рилась как-нибудь». Меня наказали и целый месяц не давали денег на кино, а на другой день мама пошла в школу».

Если положить на одну чашу весов даже такое тяжелое наказание, как месяц без кино, а на другую — мучения, стра­хи, угрызения совести, необходимость прятать дневник и так далее, что перевесит?

10


С каждым из нас случается такое: вместо того чтобы ра­зумно и реально действовать, мы «уходим» в мечту, прячем­ся от действительности или избираем фантастические, чудо­вищные способы избежать неприятностей. И нам кажется, что мы сами изобрели их. А на самом деле все эти штуки давно известны, описаны, и мы, таким образом, не можем даже получить того удовольствия, какое имеет великий первоот­крыватель.

Все описанные способы сводятся к одному: человек стре­мится избежать неприятности, уйти от нее, спрятаться.

Но это никогда не приводит к хорошим результатам.

Не стоит слишком бояться неприятностей. Они ведь тоже составляют некоторую часть нашей жизни, они ведь наши, а не чужие, их надо переживать так же, как и радости, от­крыто. Если бы мы попали в мир, где все само собой выходит и нет никаких препятствий, ничто не оказывает сопротивления нашим действиям, — это был бы не материальный мир. На Земле и во Вселенной такого мира быть не может.

Некоторые даже любят всякие беды! Эльза Ероян из Ере­вана создала настоящий гимн неприятностям:

«Мне кажется, что без неприятностей неинтересно было бы жить на свете. Представьте себе человека, которому не встречаются никакие неприятности. Во-первых, у него не бу­дет развита фантазия, во-вторых, он будет неопытным в бо­лее больших неприятностях. Когда у человека неприятность с каким-нибудь другим человеком, то он всегда спорит с ним. Споря, он узнает внутренний мир и характер этого человека. Неприятность сопровождает человека всю его жизнь, помога­ет ему стать твердым, храбрым и решительным».

Как взглянуть на дело! Можно и полюбить неприятности.
^
Когда впереди опасность, у каждого человека собираются силы, притом огромные. У одних — в руках, чтобы драться, у других — в ногах, чтобы бежать.

Если мы чувствуем, что боимся показать дневник отцу, то самое правильное — показать его немедленно, пусть даже в неподходящее, худшее для нас время. Сделаем именно то, чего мы боимся, — откроем дневник перед отцом, и будь что будет. Самое главное — не откладывать ни на минуту, как только мы почувствовали страх, не давать страху жить в на­шем сердце хоть минуту, иначе он укоренится. Это свойство страха, впусти его — потом не выгонишь. Не будем бояться, хитрить, выжидать удобного момента: такой момент может и не наступить, и наше положение усложнится.

Я знаю девочку, которая, когда получит пятерки, молчит про это; но о двойке кричит с самого порога, еще и дверь не успевает открыть: «Мама, я двойку получила!» Мама удив­ляется: что так поспешно? Мама не знает, что умная эта де­вочка борется со страхом, не хочет его держать в себе и од­ного мгновения.

Когда на тори-зонте появилась неприятность, смело пойдем ей навстречу. Лучше сегодня, потому что завтра неприятность эта станет еще больше, потом еще, и, наконец, она станет сильнее нас, сильнее нашей смелости.

Запустили физику? Перестали понимать учителя? Быстрее начнем учить с самого начала, начнем сегодня, потому что с каждым днем дело будет все хуже и хуже, и все равно при­дется сидеть над учебником.

Старые солдаты говорят, что страшно только перед боем, а в бою человек обо всем забывает, и ему уже не так страш­но. На земле есть только одно укрытие от страха — бой, сражение, действие. Общий закон развития воли простой: во­ля развивается только в волевых действиях!

Всякий раз, когда мы стараемся чего-то избежать — рабо­ты ли, неприятностей ли, — наша воля ослабляется. Всякий раз, когда мы идем навстречу работе или неприятностям, во­ля укрепляется.

Навстречу — вот заветное слово людей, которые хотят иметь сильную волю.

Особенно укрепляется воля тогда, когда нам удается что-то доказать — не в споре, а поступком, действием. Это мож­но пояснить на примере Коли Гончара из города Венева, Туль­ской области.

«Учусь я неважно, — пишет Коля, — даже, можно сказать, плохо. В первой четверти я принес четыре двойки, но все го­ворят, что я могу учиться на «отлично», и все из-за моей лени это у меня так получается. Это мнение и учителей, и знако­мых. Я сам тоже так считаю, но это не главное. Я очень люб­лю читать. Особенно «Библиотеку приключений» и всякие другие книги. Но мои родители против этого, они говорят, что книги мне мешают, и заставляют меня сидеть за уроками 3—4 часа, когда я сам знаю, что мне надо самое большее 1 ч. 30 мин. — 2 часа, чтобы выучить уроки. Но не это главное, я прошу, напишите ответ, может, это подействует на папу и маму, и они разрешат мне читать. Они мне разрешают читать только по субботам и воскресеньям.

Гончар Николай.

Я даю честное слово, что тут нет ни капли лжи».

Правдивости этих слов не поверить нельзя, Перед Колей замечательная, редкая возможность доказать свою правоту: надо просто хоть несколько дней делать уроки полтора-два часа и при этом приносить отметки, достойные Колиных спо­собностей. Право читать книги приходится завоевывать точно так же, как и все другие права, — неуклонным исполнением обязанностей.

Но кто хоть раз докажет другим людям или самому себе, что он способен добиться трудной цели, тот в следующий раз добьется ее гораздо легче, потому что, доказывая, чело­век идет навстречу — и воля его укрепляется.
^

ОПЫТЫ НА СЕБЕ


В первых опытах психологическая подготовка заключалась в том, чтобы привести себя в хорошее настроение, создать установку на интересную работу. Теперь эту подготовку мож­но усложнить, и результаты должны быть лучше.

Если, несмотря ни на что, нет никаких сил взяться за нелю­бимый предмет, то попробуем сначала просто заглянуть в учебник, прочитать материал, хотя бы для того, чтобы узнать, о чем идет речь, и сразу начинаем думать о том, как лучше выполнить задание, как будто все мы — Туполевы. То есть направим волю не на себя, а на работу. По возможности точ­но представим себе, зачем мы садимся за урок, чего мы хо­тим добиться. Постараемся определить цель повыше, позна­чительнее: цель «узнать» — выше цели «получить пятерку», цель «получить пятерку» — выше цели «сделать уроки по­быстрее».

Второе, главное упражнение: поставим перед собой нашу собственную цель и постараемся ее достичь. Ставить цель — это и значит идти навстречу жизни, быть активным. Цель вы­берем такую, чтобы достичь ее можно было в две-три не­дели:

«Ненависть к предмету забыть и приобрести радость к нему» (Саша Чистяков из поселка Вуктыл, Коми АССР).

 «Покорить физику и добиться успеха в физкультуре» (Женя Медведев из города Арзамаса, Горьковской области).

«Написать небольшой рассказ о человеке, усыновившем и удочерившем ребят» (Саша Скрябин из Донецка).

«Сделать макет по истории «Древнеегипетский храм» (Олег Жуковский из поселка Дымер, Киевской области).

«Мне нужно заставить себя ложиться и вставать в опреде­ленное время и постепенно укорачивать время сна, — пишет из Харькова Женя Либин. — Например, если сейчас я сплю 9 часов, то через неделю я буду спать 7 часов 30 мин. Ко­нечно, при этом будут трудности, но я смогу побороть их, потому что я пионер, а пионеры могут перебороть любые трудности. Нас собралась группа из 13 человек, 13 пионе­ров-артековцев. Мы решили вместе проводить эксперимент «Учение с увлечением».
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

Похожие рефераты:

Әл фараби атындағы ҚазҰУ кітапханасына түскен әдебиеттер
Симон, К. Р. История иностранной библиографии/ Константин Романович Симон; под ред. С. А. Фейгиной. Изд. 2-е, испр. М.: Лки, 2010....
Гуо «Вороновский районный центр внешкольной работы» Учение с увлечением
«Необязательность», свобода выбора гарантируют непринужденную, приятную атмосферу занятий, обеспечивают заинтересованное продуктивное...
Александр Сергеевич Пушкин родился 6 июня (26 мая по старому стилю)...
Нижегородской губернии до него дошло немного; но и дошедшее он проматывал, совершенно не интересуясь хозяйственными делами; служил...
Нигай Станислав Львович Библиографический указатель, выпущенный в честь 15-летия uib алматы 2007
Нигай Станислав Львович: библиографический указатель, посвященный к 15-летию умб. Алматы : умб, 2007
Этиология (причины) нарушений речи
Термин «этиология» – греческий и обозначает учение о причинах (этио – причина, логос –наука, учение). Проблема причинности издавна...
Андриянов Игорь Львович. Образование
Поставка оборудования для строительства волоконно-оптических систем передачи данных
2 Дерябин Михаил Львович начальник городского отдела сэс 3
Подготовить по дальнейшему сотрудничеству с кардиологическими центрами г г. Томск и Новосибирск
Программа дисциплины «Учение об окружающей среде» для преподавателя...

Программа дисциплины «Учение об окружающей среде» для преподавателя...

На картине изображена ветхозаветная пасха: ягненок, жертвенник, двери...


Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
referatdb.ru
referatdb.ru
Рефераты ДатаБаза