Доклад на международной конференции “Конституционное правосудие в посткоммунистических странах”. Москва, 19 апреля 2002 г


Скачать 220.69 Kb.
НазваниеДоклад на международной конференции “Конституционное правосудие в посткоммунистических странах”. Москва, 19 апреля 2002 г
Дата публикации26.04.2013
Размер220.69 Kb.
ТипДоклад
referatdb.ru > Право > Доклад
РЕАЛИЗАЦИЯ РЕШЕНИЙ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ В ЗАКОНОТВОРЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНОЙ ПРАКТИКЕ
(Доклад на международной конференции “Конституционное правосудие в посткоммунистических странах”. Москва, 19 апреля 2002 г. )

Правовую основу организации и деятельности Конституционного Суда составляют Конституция Республики Беларусь, Закон “О Конституционном Суде Республики Беларусь” с последующими изменениями и дополнениями, Регламент Конституционного Суда Республики Беларусь, утвержденный Конституционным Судом. Нормы этического характера для судей Конституционного Суда установлены Кодексом чести судьи.

Конституционный Суд рассматривает дела и дает заключения о:

соответствии законов, декретов и указов Президента Республики Беларусь, международных договорных и иных обязательств Республики Беларусь Конституции и международно-правовым актам, ратифицированным Республикой Беларусь;

соответствии актов межгосударственных образований, в которые входит Республика Беларусь, указов Президента Республики Беларусь, изданных во исполнение закона, Конституции, международно-правовым актам, ратифицированным Республикой Беларусь, законам и декретам;

соответствии постановлений Совета Министров Республики Беларусь, актов Верховного Суда Республики Беларусь, Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь, Генерального прокурора Республики Беларусь Конституции, международно-правовым актам, ратифицированным Республикой Беларусь, законам, декретам и указам Президента Республики Беларусь;

соответствии актов любого другого государственного органа Конституции, международно-правовым актам, ратифицированным Республикой Беларусь, законам, декретам и указам Президента Республики Беларусь.

Конституционный Суд рассматривает вопросы о конституционности указанных актов как в целом, так и отдельных их положений.

В случаях, предусмотренных Конституцией, Конституционный Суд по предложению Президента дает заключение о наличии фактов систематического или грубого нарушения палатами Парламента Конституции Республики Беларусь.

Решения Конституционного Суда обязательно публикуются в ряде изданий, в том числе двух газетах, которые определены в качестве официальных изданий.

Решения Конституционного Суда в форме запроса, требования, а также по вопросам процедурного характера публикуются в порядке, установленном Конституционным Судом.

Конституционный Суд Республики Беларусь постоянно наращивает свою деятельность по контролю за конституционностью нормативных актов. Динамика рассмотренных дел Конституционным Судом Республики Беларусь с момента его создания следующая: 1994 г. — 5; 1995 г. — 17; 1996 г. — 12; 1997 г. — 6; 1998 г. — 11; 1999 г. — 17; 2000 г. — 28, 2001 г. – 48. Это не считая работы специалистов и судей Конституционного Суда с обращениями граждан, в которых они ставили вопросы правового характера. В 2001 году в Конституционный Суд поступило 1500 обращений. Из них свыше 1300 индивидуальных, более 200 коллективных обращений, которые подписали более 3,5 тысяч человек. Если речь идет о проверке конституционности нормативных актов, то в силу требований статьи 40, части первой статьи 116 Конституции стараемся разрешить возникающие проблемы путем вынесения соответствующего решения. При этом исходим из общественной значимости вопроса. А основное здесь для нас ограничение — избегать вторжения в политические споры.

Увеличение количества разрешаемых споров в судах (а не на улицах) — это проявление цивилизованности государства, свидетельство развития демократических процессов, политического и экономического плюрализма. Другого, в общем-то, не дано.

Если бы все наши решения, принятые за последние четыре года, были полностью исполнены, то правовая система стала бы намного эффективнее, не только обязанности, но и права, и свободы были бы подняты на новый более качественный уровень. К сожалению, мы наблюдаем, когда под иногда надуманными предлогами некоторые решения Конституционного Суда не исполняются. Следует иметь в виду, что в этом случае не исполняется Конституция. Хотя в целом ситуация с исполнением решений достаточно позитивная.

Отличительной особенностью решений Конституционного Суда является то, что они базируются не только на Конституции, но и на нормах международного права. Мы активно используем решения Европейского суда по правам человека для формирования собственной позиции при рассмотрении аналогичных дел.

Решения Конституционного Суда являются источниками права. Конституционный Суд выступает в качестве “негативного” законодателя в том смысле, что он “выводит” из правового оборота признанные им неконституционными акты (нормы). Разрешая конкретные дела, он тем самым создает правовые условия гражданам для защиты их прав. Конституционный Суд формулирует общие принципы права, которые органы государства должны учитывать, принимая свои решения, т.е. его акты оказывают существенное влияние на эволюцию правовой системы. Более того заключения Конституционного Суда — это источник права. В качестве примера приведем лишь некоторые решения, где определена позиция Конституционного Суда, влияющая в целом на правотворческую и правоприменительную деятельность:

— о верховенстве Конституции и непосредственном действии ее норм;

— об ответственности не только субъектов налогообложения перед государством, но и государства перед гражданами (субъектами хозяйствования), с которых взимаются налоги;

— об установлении местных налогов и сборов в строгом соответствии с законом, о различиях в правовом регулировании в области установления общереспубликанских и местных налогов и сборов;

— о свободе трудового договора независимо от места жительства гражданина;

— о некоторых аспектах реализации свободы передвижения и выбора места жительства;

— о праве на юридическую помощь, в том числе определение сроков, условий и субъектов, которые могут ее оказывать;

— о доступности к правосудию, включая и конституционное;

— об осуществлении правосудия только “законным” судьей;

— о праве на судебную защиту лиц, находящихся в местах лишения свободы (например, при применении к ним мер взыскания и др.);

— о сроках и порядке содержания под стражей, в том числе установлении максимального срока с учетом срока ознакомления обвиняемого с предъявленным обвинением;

— о недопустимости совмещения судом функций формулирования обвинения и правосудия (по нашему мнению, это можно было бы делать различными составами суда);

— о праве на амнистию лиц, в отношении которых приговоры по не зависящим от них обстоятельствам не вступили в законную силу к сроку вступления в силу закона об амнистии;

— о принципах придания обратной силы нормативным актам;

— о сроках введения в действие актов толкования и требованиях к таким актам;

— об обязательности опубликования нормативных актов, затрагивающих права и свободы граждан;

— о принципах и порядке суммирования и предоставления отпусков;

— о плате за пользование жилыми помещениями и их техническое обслуживание и необходимости соблюдения принципов социального государства;

— о добровольности членства в общественных объединениях (профсоюзных организациях) и добровольности уплаты членских взносов.

Исполнение решений Конституционного Суда находится в прямой зависимости от того, насколько близко государство приблизилось к идеалу правового государства, в котором реализуется принцип верховенства права, насколько сложилось развитое гражданское общество.

В странах молодой демократии очень много предстоит сделать, чтобы не только у чиновников (государственных служащих, должностных лиц), но и у граждан идея уважения права воплотилась в плоть и кровь, выработалась соответствующая ментальность. Безусловно этому могут содействовать меры, направленные на повышение правовой культуры. Важную роль играет и система государственной власти, закрепление в законодательстве определенных механизмов, “стимулирующих”, в том числе и под угрозой наказания, исполнение принятых судебных постановлений. При этом сделаем одну оговорку: решение Конституционного Cуда должно быть исключительно правовым, оно не должно давать правового основания для упреков в его адрес по причине принятия неправового решения. Его вердикт должен быть окончательным и подлежать исполнению. Исторический опыт, в том числе и такой страны как США, где у Верховного Суда были проблемы, например во времена Президента Рузвельта, свидетельствует, что отношения между различными институтами государственной власти могут быть непростыми. Для стран молодой демократии очень важно Конституционному Суду найти оптимальный вариант поведения: не должно быть судебного “сверхактивизма” и необоснованного “самоограничения”. В первом случае решение Конституционного Суда за рамками его полномочий может дать повод для “санкций” по отношению к нему (опыт ряда стран тому подтверждение), а во втором — Конституционный Суд перестанет играть “мобилизующую” роль по совершенствованию правовой системы.

Законом “О Конституционном Суде Республики Беларусь” предусмотрено, что заключения Конституционного Суда являются окончательными, обжалованию и опротестованию не подлежат (статья 38). Согласно его статье 9 законы, декреты и указы Президента Республики Беларусь, международные договоры и иные обязательства Республики Беларусь, акты межгосударственных образований, в которые входит Республика Беларусь, постановления Совета Министров Республики Беларусь, акты Верховного Суда Республики Беларусь, Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь, Генерального прокурора Республики Беларусь, акты других государственных органов, признанные Конституционным Судом не соответствующими Конституции либо актам, обладающим более высокой юридической силой, считаются утратившими силу в целом или в определенной их части с момента, определяемого Конституционным Судом.

Признание нормативного акта либо отдельных его положений не соответствующими Конституции или актам, обладающим более высокой юридической силой, является основанием для отмены в установленном порядке положений других нормативных актов, основанных на таком акте или его отдельных положениях либо воспроизводящих его или содержащих эти положения. Положения таких нормативных актов не могут применяться судами, другими органами и должностными лицами.

У Конституционного Суда Республики Беларусь имеется несколько вариантов решения: 1) признать акт (его часть), не имеющим юридической силы со дня принятия (вступления в силу); 2) признать акт (его часть), не имеющим юридической силы с момента вынесения решения Конституционным Судом. Есть решения, которыми акт признавался не имеющим юридической силы со дня возбуждения производства в Конституционном Суде. Это объяснялось тем, что неконституционность акта бала достаточно очевидной, а о возбуждении производства по наиболее важным делам сообщалось в печати (надо отметить, что в некоторых случаях сама угроза обращения в Конституционный Суд либо ее реализация порой заставляет орган, принявший неконституционный акт, его корректировать до вынесения решения Конституционным Судом); 3) признан акт не имеющим юридической силы через определенное время.

Конституционный Суд Республики Беларусь при принятии в 2000-2001 году в единичных случаях признавал акты, не имеющими юридической силы со дня их принятия и как правило — со дня вынесения им решения либо после наступления конкретной даты. Решения Конституционного Суда подлежат исполнению в сроки, в них указанные. Опыт работы Конституционного Суда свидетельствует о его стремлении не создавать вакуум в законодательстве, который мог возникнуть в связи с признанием акта, не имеющим юридической силы. В целях исключения подобной ситуации Конституционный Суд обычно несколько “отдалял” срок утраты юридической силы актами, признанными неконституционными. При признании нормы неконституционной Конституционный Суд обязывает обеспечить надлежащее правовое регулирование (принять закон, внести в него коррективы и т.п.), а тем, кто исполняет законодательство, изменить правоприменительную практику с целью ее приведения в соответствие с Конституцией.

На определение линии поведения Конституционного Суда в выборе им даты утраты юридической силы неконституционного акта влияет множество фактов. Среди них: 1) нежелательность создания пробела в законодательстве, когда его наличие по своим последствиям хуже, чем применение еще некоторое время неконституционного акта; 2) о какой группе прав идет речь: о неотъемлемых, политических или социально-экономических. В последнем случае, когда требуются дополнительных расходы материальных средств, Конституционный Суд чаще признавал акт, не имеющим юридической силы с определенной даты, которая наступит в будущем, например с начала нового бюджетного года.

Исполнение решений Конституционного Суда обеспечивается юридической ответственностью органов государства (местного самоуправления) и должностных лиц. В этих целях приняты и действуют некоторые законодательные акты.

Согласно части второй ст. 94 Конституции Республики Беларусь полномочия Палаты представителей либо Совета Республики могут быть досрочно прекращены на основании заключения Конституционного Суда в случаях систематического или грубого нарушения палатами Парламента Конституции.

Роспуск палат Парламента по этой причине обычно не предусматривается законодательством других стран. Это основание появилось в тексте Конституции, как представляется, в виде противовеса устремлениям депутатов предусмотреть отстранение Президента по итогам референдума. Если исходить из содержания данной нормы Конституции Республики Беларусь, то роспуск палат Парламента может происходить, если будет установлен факт нарушения Конституции при принятии ими своих решений, в отношении которых было наложено вето Президента, но оно было преодолено.

Местный Совет депутатов согласно ст. 123 Конституции и ст. 27 закона о местном управлении и самоуправлении может быть распущен Советом Республики (верхней палатой Парламента), в частности, в случае систематического или грубого нарушения им требований законодательства. Основанием для постановки вопроса о роспуске местного Совета могут быть не только результаты парламентской проверки его деятельности, но и решения Конституционного Суда вынесенные на основании ст. 146 или части четвертой ст. 123 Конституции, где закреплено право граждан на обращение в Конституционный Суд по поводу нарушения их прав и свобод местным Советом.

На наш взгляд, санкцию в виде роспуска местного Совета следует применять, если он в течение установленного в законодательстве либо в решении Конституционного Суда срока не привел свой незаконный акт в соответствие с Конституцией.

Конституционный Суд Республики Беларусь обладает правом проверки конституционности нормативных актов всех государственных органов, в том числе министерств, государственных комитетов, ведомств, местных исполнительных и распорядительных органов. Таким образом в республике нет необходимости создавать систему административной юстиции, в рамках которой суды проверяли бы законность нормативных актов органов государственного управления. Данное право — прерогатива Конституционного Суда. В этом убеждает не только анализ ст. 116, части четвертой ст. 122 Конституции, но и норм текущего законодательства.

Исполнению принимаемых Конституционным Судом решений препятствуют сложившиеся у должностных лиц стереотипы. Некоторые из них полагают, что конституционная норма может действовать лишь тогда, когда в ее развитие принят законодательный или иной нормативный акт. Может ли Конституционный Суд мириться с бездействием законодателя, например, непринятием в установленный или разумный срок законов, указанных в Конституции, иначе говоря, своими решениями по существу восполнять пробел в законодательстве, который является неконституционным. Собственный опыт, а также опыт работы органов конституционного контроля других стран, в частности Российской Федерации, убеждает в положительном ответе. И именно так мы определяем концепцию своих действий (решений). Это не только дела, связанные с неконституционостью пробелов в административном, уголовно-процессуальном законодательстве. Показательно в этом отношении дело “О некоторых вопросах реализации статьи 57 Конституции Республики Беларусь” (речь шла о праве граждан на замену воинской службы альтернативной (гражданской) службой).

В своем решении мы отметили, что защита Республики Беларусь согласно статье 57 Конституции является обязанностью и священным долгом ее гражданина. Порядок прохождения воинской службы, основания и условия освобождения от воинской службы либо замена ее альтернативной определяются законом.

В Законе “О всеобщей воинской обязанности и военной службе” прямо определено, что всеобщая воинская обязанность предусматривает как призыв на воинскую, так и призыв на альтернативную службу, прохождение воинской либо альтернативной службы (часть пятая статьи 1, часть третья статьи 14). Законодательный пробел в этой области дает основания для возникновения конфликтов между отдельными гражданами и государством, поскольку не обеспечиваются в полной мере права граждан в Республике Беларусь, гарантированные Конституцией, не определяются границы их осуществления. Право граждан на альтернативную службу вытекает непосредственно как из статьи 57 Конституции, так и Закона “О всеобщей воинской обязанности и военной службе” (часть пятая статьи 1 и часть третья статьи 14).

В соответствии со статьей 4 Закона от 15 марта 1994 г. “О порядке вступления в силу Конституции Республики Беларусь” законы, указанные в Конституции, необходимо было принять на протяжении двух лет после ее вступления в силу, это значит до 30 марта 1996 года.

Принимая такое решение, законодатель исходил из реальных сроков разработки как других, определенных в Конституции законов, так и закона об альтернативной службе. Однако ни Верховный Совет XII созыва, ни Верховный Совет XIII созыва не исполнили этого требования и не решили вопросы об основаниях и условиях замены воинской службы альтернативной и порядке ее прохождения путем принятия специального закона или путем внесения соответствующих изменений и дополнений в действующий Закон “О всеобщей воинской обязанности и военной службе ”.

Конституционный Суд в своем решении отметил, что граждане Республики Беларусь в соответствии с Конституцией и Законом “О всеобщей воинской обязанности и военной службе” (статьи 1 и 14) имеют право, в частности, по религиозным убеждениям на замену воинской службы альтернативной, которое должно быть обеспечено действенным механизмом его реализации. В связи с этим считать незамедлительным принятие закона об альтернативной службе или внесение необходимых изменений и дополнений в Закон “О всеобщей воинской обязанности и военной службе” с целью определения механизма реализации права на альтернативную службу.

На период до решения на законодательном уровне вопросов об основаниях и условиях замены воинской службы альтернативной и порядке ее прохождения согласиться, с учетом исключительности обстоятельств, с практикой создания компетентными государственными органами в соответствии со статьями 31, 57 и 59 и другими статьями Конституции условий для выполнения гражданами Республики Беларусь возложенной на них обязанности по защите Республики Беларусь в тех формах, которые не нарушают их религиозных убеждений.

При решении компетентными государственными органами вопросов об ответственности за уклонение от прохождения воинской службы необходимо определять, в какой мере те или иные действия гражданина связаны с реализацией им своего конституционного права на замену по религиозным убеждениям воинской службы альтернативной либо с отказом от прохождения воинской службы в таких условиях, которые не обеспечивают уважение его религиозных убеждений. В каждом конкретном случае этими органами должны быть приняты все меры по всестороннему и надлежащему изучению всех обстоятельств дела как в целях обеспечения прав и свобод граждан, которые желают исполнить свою обязанность по защите Республики Беларусь в иных разрешенных формах, так и в целях исключения злоупотреблений со стороны некоторых лиц, которые таким образом имеют намерение уклониться от воинской службы.

5 июня этого года мы приняли решение по вопросу правового регулирования режима содержания административно задержанных и административно арестованных. Речь шла о том, что лица, находящиеся в специальном приемнике, должны платить за то время, которое они находятся в этом приемнике, еще до вынесения судебного постановления о наложении административного взыскания в виде административного ареста. Была коллизия между нормами правительственного акта и ведомственного акта Министерства внутренних дел. 7 августа Министерство внутренних дел признало, что расширило эти нормы, вопреки нормам постановления Правительства, и скорректировало его. Сейчас взимается плата лишь со времени отбывания этого наказания в виде административного ареста. Хотя Конституционный Суд не настаивал на этом подходе. Платить правонарушитель мог и с более раннего срока, если ему в конечном итоге назначено наказание в виде административного ареста. Однако этот вопрос следовало решить в акте Правительства.

В декабре 1999 года Конституционный Суд вынес решение “О некоторых вопросах обеспечения гражданам конституционного права на получение юридической помощи в уголовных процессах”. Суть его состояла в необходимости обеспечить подозреваемым в совершении преступления, которые заключены под стражу, права на получение в любой момент юридической помощи адвоката в условиях, позволяемых должностному лицу правоохранительных органов видеть, но не слышать. Это решение учитывает как требования Конституции, так и Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой-то ни было форме, утвержденным резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 9 декабря 1988 г. Отрадно то, что сразу после принятия это решение, хотя и с некоторыми издержками, стало исполняться. Более того, 5 марта 2002 г. Министр внутренних дел принял постановление “О мерах по обеспечению режима содержания задержанных и заключенных под стражу в изоляторах временного содержания”, которым полностью сняты все вопросы относительно реализации решения Конституционного Суда.

Безусловно, очень важна реакция государственных органов на решения Конституционного Суда. (Я здесь не касаюсь чисто формального аспекта, для которого достаточно утверждения: решения Конституционного Суда необходимо исполнять.) Иногда возникает в отдельных структурах стремление проанализировать решение Конституционного Суда и высказать свою точку зрения. Однако эта позиция не имеет юридически обязательного значения.

Рассмотрение дел в Конституционном Суде, обращения к нам граждан свидетельствуют о том, что актуальной остается проблема судебной защиты. Право на правосудие — неотъемлемое право каждого человека. В то же время оно не должно сводиться лишь к праву на обращение в суд. Сам суд должен быть беспристрастным, компетентным и независимым. Гражданин должен иметь реальную возможность на пользование услугами адвоката, а размер государственной пошлины должен быть приемлемым и не являться препятствием для обращения в суд. Это право не исключает предварительного порядка рассмотрения споров (например, в КТС), альтернативного порядка (например, обращение в вышестоящий или иной орган не должно лишать лицо права на обращение в суд). Полагаю, что гражданин имеет право на обращение в суд и в том случае, если он по каким-то причинам в установленный срок не воспользовался предварительным порядком разрешения спора. В этой связи для разрешения трудовых споров должны быть установлены более сбалансированные и учитывающие данный вывод сроки: не три месяца для обращения в КТС и суд (см ст. 242 ТК), а например, 10 дней для обращения в КТС и 3 месяца — в суд.

Принципиально важным является решение от 17 апреля 2000 г. Конституционного Суда о том, что жалобы относительно оснований прекращения производства по уголовному делу могут быть поданы гражданами начиная с дел, производство по которым прекращено с 30 марта 1994 г., т.е. с даты вступления в силу Конституции. Весьма показательна позиция Прокуратуры Республики Беларусь в этом вопросе: она полностью базируется на Конституции, хотя можно было бы предположить, что ее руководство выскажется против судебной проверки оснований прекращения производства по уголовным делам. Удручает другое: суды вопреки требованиям статей 60, 112, 137 и др. Конституции отказывали гражданам в приеме жалоб.

Рассматривая одно из дел, инициированных Президентом, мы признали недопустимым совмещения судом функции обвинения и правосудия. Длительный период у нас складывалась ситуация, когда содержание под стражей лица в период его ознакомления с материалами уголовного дела по истечении полуторагодичного срока, никакими юридически значимыми документами не оформлялось. Благодаря решению Конституционного Суда, принципиальной позиции Прокуратуры Республики Беларусь, которая на стадии до рассмотрения дела в Конституционном Суде и после вынесения решения однозначно высказывалась в пользу справедливого правового разрешения данной проблемы, в законодательстве было закреплено, что нахождение обвиняемого под стражей в период ознакомления с материалами уголовного дела возможно только на основании решения суда; при этом установлен предельный срок содержания под стражей. В одном из своих решений Конституционный Суд однозначно указал на необходимость обеспечения обвиняемому, подозреваемому права на получение в любой момент юридической помощи.

Интересен для практики и с точки зрения последствий подход Конституционного Суда к приданию нормативным актам обратной силы.

В части шестой статьи 104 Конституции закреплено, что закон не имеет обратной силы, за исключением случаев, когда он смягчает или отменяет ответственность граждан. Проблема эта весьма непростая, мы не будем касаться ее во всех ее аспектах. Отметим только, что статья 104 Конституции посвящена законам, однако по существу речь идет об универсальном правовом принципе — о недопустимости придания нормативным актам обратной силы, если только ими не смягчается или отменяется ответственность. При этом следует иметь в виду, что действие этого принципа распространяется на все новые нормативные акты.

Конституционный Суд, исходя из правила обратной силы закона, смягчающего или отменяющего ответственность, установил в своем решении от 9 июля 1997 г., что более мягкая норма уголовного закона распространяется и на лиц, отбывающих наказание за совершенные преступления. В частности, был принят закон, смягчающий ответственность за хищение в особо крупных размерах, по решению Конституционного его действие было распространено и на лиц, осужденных до введения в действие этого закона.

В ходе реализации этого Заключения Конституционного Суда судами было пересмотрено более 9 тысяч уголовных дел, освобождены от дальнейшего отбывания наказания 3 325 человек, в том числе из мест лишения свободы 534 осужденных. 1 363 осужденным срок наказания был изменен в сторону уменьшения, 540 осужденных к лишению свободы переведены в исправительно-трудовые колонии с более легким видом режима. Было много критики по поводу данного решения Конституционного Суда, их суть — начнется всплеск преступности. Что показала жизнь? Рецидив преступности среди этих лиц как показывает практика составил всего 4%, в то время как после общей амнистии значительно больше освобожденных лиц вскоре возвращается в места лишения свободы. Эффективность конституционного правосудия налицо.

Недопустимость придания обратной силы закона, который усиливает ответственность, была выражена Конституционным Судом и в других решениях, особенно касающихся налоговых, финансовых и иных экономических отношений.

Конституционный Суд Республики Беларусь, как и некоторые органы конституционного контроля иных стран, наделен правом проверки конституционности актов Верховного Суда и Высшего Хозяйственного Суда. Заключения могут быть вынесены Конституционным Судом по предложению указанных в части четвертой статьи 116 Конституции органов и лиц.

Наделение Конституционного Суда указанным правомочием свидетельствует о его роли и месте в системе государственной власти, стремлении законодателя (народа) обеспечить специализацию при отправлении правосудия, особо выделив конституционное правосудие. Значительное число ежегодных обращений граждан с жалобами на судебные решения также подтверждает значимость конституционного контроля в нашей стране. Особый статус Конституционного Суда среди судебных органов определяется и тем, что именно ему уделено значительное внимание в ряде статей Конституции. При этом самая крупная по объему статья 116 вобрала в себя ряд самостоятельных норм, которые могли бы составить 3 — 4 самостоятельные статьи.

Исходя из необходимости строгого разграничения полномочий Конституционного Суда и других судебных инстанций, прежде всего Верховного и Высшего Хозяйственного судов, важно правильно определить предмет конституционного контроля, а именно, какие же их акты могут быть проверены на соответствие Конституции. Постановка данного вопроса обусловлена еще и тем, что в первоначальной редакции Конституции (от 15 марта 1994 г.) речь шла о вынесении заключений относительно актов Верховного Суда, Высшего Хозяйственного Суда, имеющих нормативный характер. В нынешней редакции просто указывается на акты этих судебных инстанций, т.е. можно сделать формальный вывод о праве Конституционного Суда проверить на соответствие Основному Закону любое постановление Верховного или Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь. Однако Конституционный Суд не претендует на эту роль. Следует учитывать природу Конституционного Суда, основной задачей которого является контроль за конституционностью нормативных актов.

Определение нормативных правовых актов дано в одноименном законе от 10 января 2000 года. С учетом положений ст. 2 названного закона под актами Верховного Суда, Высшего Хозяйственного Суда следует понимать постановления их Пленумов (состав и полномочия Пленумов определяются законодательством). Исходя из анализа ст. 2 закона, на наш взгляд, можно сделать вывод о том, что все постановления являются нормативными правовыми актами. Однако это не так. Ведь Пленум может принимать постановления не только о разъяснении вопросов применения законодательства, утверждать регламент своей работы и т.д., но и рассматривать дела в порядке надзора и по вновь открывшимся обстоятельствам. Конституционный Суд не претендует на то, чтобы предметом его проверки становились постановления высших судебных инстанций по конкретным делам. Вместе с тем особое место здесь могут занимать постановления, вынесенные по конкретным делам и имеющим роль судебного прецедента. Например, Конституционный Суд рассматривал конституционность ст. 123 УПК и практику ее применения. Причем поводом для обращения в Конституционный Суд явилось изменение сложившейся десятилетиями судебной практики при новом рассмотрении конкретного дела. В общем-то, на наш взгляд, юрисдикцию Конституционного Суда следовало бы распространить и на случаи вынесения судебного постановления, выступающего в роли судебного прецедента.

Как быть, если суды, вынося свои постановления, ориентировались на нормативные акты, признанные впоследствии неконституционными? По жалобе стороны (участника процесса) судебное постановление может быть пересмотрено. Правда, при этом следует учитывать срок, с какого неконституционный нормативный акт признан не имеющим юридической силы. Пересмотр дела общим (хозяйственным) судом должен осуществляться по процедуре, установленной для пересмотра дела по вновь открывшимся обстоятельствам.

Согласно ст. 11 закона о Конституционном Суде Республики Беларусь при проверке акта Конституционный Суд имеет в виду как буквальный его смысл, так и смысл, придаваемый ему практикой применения. В данном случае речь может идти о судебной практике. Судебная практика должна анализироваться Конституционным Судом только при проверке конституционности оспариваемого нормативного акта. Вынесение Конституционным Судом своего решения, расходящегося с направлением судебной практики, обязывает судебные инстанции ее скорректировать. При этом Конституционный Суд может определить сроки корректировки этой практики.

В одном из дел Конституционный Суд весьма тщательно анализировал вопрос о сроке введения в действие акта толкования, который был принят через пять лет после принятия толкуемого акта. Здесь следует иметь в виду следующее. Акт толкования — самостоятельным нормативным актом не является. Его сфера и время действия неотделимы от толкуемой нормы. Основное требование состоит в том, чтобы акт толкования точно отражал суть толкуемого акта, был ему адекватен. Можно, конечно высказать пожелание, чтобы акты толкования принимались более оперативно, а не по прошествии нескольких лет. Однако и здесь возможен контраргумент, акт толкования появляется тогда, когда возникает спор.

Для практики важное значение имеет решение вопроса о судьбе уже вынесенных судебных решений, основанных на ином понимании толкуемого акта, чем оно было дано в акте о толковании. По существу речь идет о соотношении аутентического нормативного толкования акта (т.е. дачи толкования самим же органом, издавшим толкуемый акт) и казуального толкования, даваемого судами (общими, хозяйственными). Подход к определению их соотношения должен быть следующий: аутентическое нормативное толкование обладает верховенством. Этот вывод не противоречит ранее высказанному мной мнению о том, что судебные прецеденты как источники права должны быть признаны в нашей республике, получить свое развитие. Однако они не могут доминировать по отношению к решению законодателя.

В юридической литературе высказывалось мнение, что судебные постановления пересмотру в связи с принятием акта толкования и высказанной в нем позиции, отличающейся от сложившейся практики не должны подлежать. Однако с этим нельзя согласиться. Если акт нормативного толкования адекватен толкуемому акту, то он действует во времени, пространстве, по кругу лиц, что и толкуемый акт. В то же время мы не исключаем право (но не обязанность) органа государственной власти принять решение о нераспространении правил, содержащихся в акте толкования, на ранее вынесенные судебные постановления с тем, чтобы не ухудшить правовое положение, например, граждан или субъектов хозяйствования. Такой вывод обусловливается и следующими соображениями. Акт толкования может быть предметом рассмотрения в Конституционном Суде. В случае признания его соответствующим Конституции или закону действительно можно допустить, что судебные постановления можно не пересматривать исходя из более полной защиты интересов граждан, юридических лиц. Однако, если акт толкования признан Конституционным Судом не соответствующим Конституции, то судебные постановления подлежат приведению в соответствие с решением Конституционного Суда.

Исполнение решений Конституционного Суда (органов конституционного контроля) в любой стране является показателем его цивилизованности, насколько государственные институты и общество готовы разрешать все споры исключительно правовыми средствами. Это безусловно налагает и на конституционные суды огромную ответственность за их деятельность.

Похожие рефераты:

Конституционное судопроизводство: актуальные вопросы (доклад 5 июня...
Материалы II международной научно-практической конференции “Конституционное судопроизводство”. Минск. 5-6 июня 2000 г
Конституционное правосудие
...
Конституционного правосудия в республике беларусь
Доклад на республиканской научно-практической конференции “Конституционное правосудие в Республике Беларусь: пятилетний опыт, проблемы...
Доклад на международной конференции, организованной Всемирной ассоциацией...

«Экономическое и социальное развитие посткоммунистических государств в условиях глобализации»
Регистрационная карта участника ІІ международной научно-практической конференции
Отчет о результатах командировки за границу. Страна командировки
Цель командировки: участие в 4-й Международной выставке и конференции "Покрытия и обработка поверхности", г. Москва, Российская Федерация,...
Требования к уровню подготовленности студентов по дисциплине
Андреев З. И, Степанов В. А. Реформы системы образования в посткоммунистических странах Европы. Мн., 1996
Т. В. Авдеева // Беларусь на пути прогресса: инновационная экономика,...
Международной научно-практической конференции, Минск, 15 16 апреля 2010 г тезисы выступлений преподавателей, научных сотрудников,...
Бурятский государственный университет
Снг и Азиатско-Тихоокеанского региона (атр) принять участие в ежегодной Международной научно-практической конференции «Сравнительное...
Положение о проведении квилт-проекта «Железная Дорога» в рамках Международной...
Тысячи поездов мчатся в разные уголки нашей необъятной Родины, разнося вести о прибытии состава поезда. Поезд прибывает в Москву...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
referatdb.ru
referatdb.ru
Рефераты ДатаБаза