Альтернативный доклад правозащитных неправительственных организаций России в Комитет против пыток оон, май 2002 г


НазваниеАльтернативный доклад правозащитных неправительственных организаций России в Комитет против пыток оон, май 2002 г
страница1/7
Дата публикации20.03.2013
Размер1.05 Mb.
ТипДоклад
referatdb.ru > Право > Доклад
  1   2   3   4   5   6   7
Альтернативный доклад правозащитных неправительственных организаций России в Комитет против пыток ООН, май 2002 г.

Введение

Альтернативный доклад подготовлен неправительственными организациями России : НРОО "Комитет против пыток", Союзом комитетов солдатских матерей России, Правозащитным Центром "Мемориал", Комитетом "За гражданские права", Красноярским общественным комитетом по защите прав человека, Московской Хельсинской группой . Доклад представляется на рассмотрение Комитету против пыток ООН в связи с рассмотрением третьего периодического доклада Российской Федерации по Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания. Данный доклад преследует цель восполнить пробелы официального доклада и всесторонне осветить вопрос соблюдения Россией Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения или наказания.

Составители доклада считают необходимым отметить, что с момента представления предыдущего доклада Россия сделала весьма незначительный прогресс в приведении своего законодательства, а особенно правоприменительной практики в соответствие с требованиями Конвенции. До сих пор в России применение пыток, жестокого, бесчеловечного и унижающего обращения чрезвычайно распространено. Наиболее острыми проблемами в этой области являются:

1. Применение пыток и жестокого обращения сотрудниками правоохранительных органов в ходе проведения предварительного следствия, дознания и оперативно-розыскной деятельности.

2. Бесчеловечные условия содержания заключенных.

3. Жестокое обращение и пытки в армии.

4. Пытки и другие массовые нарушения прав человека связанные с проведением контр террористический операции на территории Чеченской республики. 1

Составители доклада хотят обратить особое внимание Комитета на проблему применения пыток сотрудниками правоохранительных органов. Составители доклада с уверенностью утверждают, что в настоящее время пытки и жестокое обращение широко используются на начальной стадии уголовного процесса. Уголовный процесс, таким образом, строится на доказательствах, полученных сотрудниками правоохранительных органов преступным путем. Такая практика подрывает основы правосудия, развивает правовой нигилизм среди должностных лиц, что в свою очередь является препятствием для создания эффективной системы защиты прав личности в России.

Статья 1.

12 ноября 1996 года Комитет против пыток Организации Объединенных наций при рассмотрении второго периодического Доклада Российской Федерации принял рекомендацию законодательно оформить включение в национальное уголовное право пытки в качестве самостоятельного преступления.

13 июня 1996 года был принят новый Уголовный кодекс Российской Федерации. К сожалению УК РФ не содержал никаких нововведений по уголовному наказанию за пытки, как за самостоятельное преступление. Термин "пытка" содержится в 2-х статьях действующего Уголовного кодекса (п. “д” ч. 2 ст. 117 - истязание, ч. 2 ст. 302 - принуждение к даче показаний), но не в качестве основного признака преступления, а только наряду с другими в качестве квалифицирующего признака, усиливающего наказание за основное преступление. Причем нигде в Уголовном кодексе не содержится расшифровки этого термина. Нигде в уголовном законодательстве не имеется и указания на то, что правоприменитель должен понимать термин «пытка» так, как того требует ст. 1 Конвенции.

Сделанное в официальном докладе России утверждение, что "правоприменитель исходит из определения понятия “пытки”, данного в Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных и унижающих достоинство видов обращения и наказания", не подтверждается какими-либо примерами из правоприменительной практики.

Так, за последние годы ни одно из решений правоохранительных и судебных органов не основывалось на соответствующей норме Конвенции, как и не содержало ссылок на саму Конвенцию. Генеральной Прокуратурой Российской Федерации не издано ни одного распорядительного или нормативного акта, касающегося расследования случаев применения пыток, сам термин "пытки" встречается лишь в контексте только в 2-х нормативно-распорядительных документах. 2  В нормативных и распорядительных актах других ведомств также не используется толкование термина "пытка", данного в ст. 1 Конвенции, равно как не имеется ссылок на эту статью. Верховный суд Российской Федерации за период действия Уголовного Кодекса ни разу не рассматривал и не обобщал практику применения законодательства об ответственности за применение пыток. Ни в одном случае рассмотрения жалобы осужденных в надзорном или кассационном порядке не был отменен приговор суда, когда он основывался на признательных показаниях, полученных под пытками. 3

Соответственно, и в учебных программах и пособиях (в т.ч. в учебных заведениях МВД и Минюста), которые используются для обучения юристов и должностных лиц, пытка определяется только как грубое, нестерпимо болезненное физическое насилие, хотя в Конвенции это понятие значительно шире и включает, в частности, также причинение нравственных страданий.

Все вышеперечисленное свидетельствует о том, что, вопреки требованиям Конвенции, пытки не воспринимаются должностными лицами РФ как проблема нарушения прав человека, требующая принятия специальных мер по ее искоренению.

Статья 2.

A . В представленном Россией официальном докладе утверждается, что статьи УК РФ, содержащее термин "пытки", предусматривают уголовную ответственность не только в случае применения пыток должностным лицом, но и при применении пыток в бытовом контексте, обеспечивая, в соответствии с п. 2 ст. 1 Конвенции, "более полную защиту прав человека".

Это утверждение не выдерживает критики и свидетельствует о непонимании основного смысла и целей Конвенции. Предусмотрев ответственность частных лиц за пытки, РФ не предприняла должных законодательных мер, чтобы обеспечить ответственность должностных лиц за применение пыток, в то время как основным требованием Конвенции является предотвращение пыток именно со стороны должностных лиц или иных лиц, выступающих в официальном качестве. На это прямо указано в определении пытки в статье 1 Конвенции, о том же свидетельствуют другие положения Конвенции.

Неубедительна ссылка на пункт 2 статьи 1 Конвенции, в котором говорится о более широком применении Конвенции, так как в ней имеется в виду не столько расширение круга субъектов ответственности за применение пыток, сколько более широкое понимание оснований ответственности должностных лиц. Например, в статье 16 говорится о запрещении других актов жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения и наказания, которые не попадают под определение пытки, содержащееся в статье 1 (причем снова подчеркивается, что имеются в виду действия должностных лиц).

Общий запрет применения пыток содержится в ряде других законодательных актах России. Однако они носят сугубо декларативный характер. Резолютивное содержание и бланкетный характер национальных законодательных норм о запрете пыток и жестокого обращения подтверждается отсутствием системы контроля за их исполнением, противоречивыми директивами и правоприменительной практикой ведомств.

Так, часть 2 статьи 5 Закона “О милиции” устанавливает: “Милиции запрещается прибегать к пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению”. 4 Несмотря на это, в МВД РФ применяются инструкции по задержанию подозреваемых в совершении преступлений, в которых рекомендуется в профилактических целях предотвращения сопротивления использовать такие методы жестокого обращения, как: сбивание с ног, фиксирование в причиняющих страдание и унижение позах (например, "растяжка" – длительное удержание человека у стены со сцепленными за шеей ладонями и широко раздвинутыми ногами).

В статье 4 Федерального закона “О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений” говорится о том, что содержание под стражей “не должно сопровождаться пытками, иными действиями, имеющими целью причинение физических или нравственных страданий подозреваемым и обвиняемым в совершении преступлений, содержащимся под стражей”. Однако , ни в одном известном случае обжалования ареста, суд, принимая решение об изменении меры пресечения, не рассматривал в качестве довода и аргумента бесчеловечные условия содержания в следственном изоляторе, признанные "пыточными". 5

Неадекватность законодательных мер, предпринятых Россией для предотвращения пыток, усугубляется отсутствием административных и судебных мер по искоренению пыток. Примером может служить положение в Мордовии.2 февраля 1998 г. Верховный суд республики приговорил семерых сотрудников милиции к различным срокам лишения свободы, признав их виновными по двум случаям пыток, один из которых связан с гибелью в 1995 г. 19-летнего О. В. Игонина. Было вынесено частное определение, в котором предлагалось министру внутренних дел России с целью недопущения подобного впредь “обратить внимание на причины и условия, способствовавшие совершению преступлений в органах внутренних дел Мордовии, нарушение прав граждан при проведении так называемых оперативных бесед, во время которых применялись пытки и истязания сотрудниками уголовного розыска”.

Однако и в 1999 г. в мордовских СМИ регулярно появлялись сообщения о физическом воздействии на подследственных. 21 февраля 2000 г. адвокаты задержанных по громкому делу об убийстве в августе 1999 г. директора Ассоциации работников правоохранительных органов В. Лаврова провели пресс-конференцию. Защитник одного из обвиняемых адвокат республиканской коллегии адвокатов И. Коробков сообщил журналистам следующее: “При предварительном расследовании грубейшим образом нарушаются не только нормы конституционного права, но и нормы уголовно-процессуального кодекса. В общей сложности мною было написано более десятка жалоб в прокуратуру города, республики, генпрокуратуру. На первоначальном этапе следствия к моему подзащитному уже применялись незаконные методы следствия. Однако на все жалобы (с указанием фамилий истязателей) были получены формальные ответы: проверка проведена, ничего не обнаружено и т.д. От того, что мне рассказал мой подзащитный даже у меня, немало лет проработавшего в уголовной сфере, волосы встали дыбом. Это можно увидеть разве что в кино про нацистов. Например, растяжки. Человека сажают по-турецки, голову пригибают к ногам. На спину ставят стул и садятся. В таком положении человек находится час–два. В процессе “допроса” мой подзащитный трижды терял сознание. Когда применили полиэтиленовый пакет, парень не выдержал. Он настолько затравлен, что у него возникли мысли о самоубийстве”». 6

Отсутствие должных мер по предотвращению пыток подтверждается социологическими исследованиями, по результатам которых, даже сами сотрудники правоохранительных органов считают применение незаконных методов дознания и следствия обыденным явлением: 44% опрошенных полагают, что незаконные методы допроса в милиции применяются часто, 52% - редко и 4% - никогда. 7

B. Пункт 3 ст. 4 Конвенции утверждает, что приказ вышестоящего начальника или государственной власти не может служить оправданием пыток. Вместе с тем, в России применение пыток сотрудниками правоохранительных органов во время следствия, дознания и оперативно-розыскных мероприятий фактически поощряется благодаря существующей системе оценки эффективности работы, как отдельных подразделений, так и конкретных сотрудников. Основным критерием оценки, принятым в настоящее время является показатель раскрываемости преступлений, то есть процентное отношение количества раскрытых преступлений к общему числу возбужденных уголовных дел. Этот показатель стимулирует не борьбу с реальной преступностью, а борьбу за повышение показателя раскрываемости преступлений. Для сотрудника правоохранительных органов, часто не имеющего знаний, квалификации и материальных средств для проведения качественного расследования преступления, самым простым способом улучшения показателя раскрываемости является добывание нужных показаний от подозреваемых, обвиняемых и свидетелей при помощи насилия. Полученные таким путем показания ложатся в основу обвинения, а подтверждающие их доказательства фабрикуются в процессе следствия. В результате, сотрудники МВД, применяющие пытки, добиваются лучших показателей раскрываемости преступлений, что становится основанием для успешного продвижения по службе.

Именно поэтому во многих случаях, даже при наличии доказательств применения пыток на дознании и следствии, виновные продолжают службу и не прекращают практику пыток. Так начальник следственного отдела прокуратуры Нижегородской области В.М. Муравьев по показаниям потерпевшего А. Михеева в сентябре 1998 г. лично руководил пытками. Муравьев до настоящего времени продолжает работать на той же должности, а все сотрудники МВД, принимавшие участие в пытках Михеева получили повышение по службе. Более того, должностные лица, уличенные в применении пыток, как правило, защищаются от уголовного преследования своим же начальством, поскольку наказание таких сотрудников негативно скажется на показателе раскрываемости того подразделения, где они работают.

В 2001 году Правительством России принята новая концепция приоритета работы органов МВД – возвращения доверия населения. В рамках этого решения МВД планировалось пересмотреть оценочные принципы работы подразделений с отказом от оценки результатов раскрываемости преступлений. Однако по истечении полугода реальных шагов к решению этой задачи не предпринято…

C. Как отмечено в докладе России, проблема неуставных отношений, превышение полномочий должностными лицами в Вооруженных силах продолжает оставаться одной из наиболее серьезных. Уголовным кодексом РФ предусмотрен целый ряд статей, предусматривающих ответственность за преступления, в частности, ст. 286 (Превышение должностных полномочий), по которой привлекаются к ответственности не только командиры, имеющие офицерское звание, но и военнослужащие по призыву (сержанты).

Система отношений в российской армии сохраняется в обезличенных формах, когда человеческая жизнь и достоинство не имеют никакой ценности. Существующая система провоцирует всех попадающих в нее людей на бесчеловечное обращение со своими подчиненными, сослуживцами…

Не оспаривая результаты криминологических исследований, изложенных в докладе России, необходимо отметить, что основными факторами, влияющими на ситуацию в Вооруженных силах, продолжают оставаться институциональные проблемы: отсутствие независимого от командования дознания и следствия, общественного контроля за условиями прохождения службы в воинской части; принудительный характер призыва на военную службу; неумение значительной части кадрового состава строить свои отношения с подчиненными на основе уважения к человеческой личности и ее достоинству; а также “синдром Чечни” – негативное морально - психологическое влияние тех, кто прошел школу нарушения прав человека в Чечне на отношения в воинской части.

Указанные в официальном докладе мероприятия, предпринимаемые военными прокурорами, играют позитивную, но не решающую роль. Существующая система военной юстиции, точнее, система дознания в воинских частях и военных судов не обеспечивает привлечения виновных лиц к ответственности, а, следовательно, цель общей превенции не достигается.

Сокрытие командирами воинских частей преступлений обусловлено личной не заинтересованностью и принципом “круговой поруки”. Именно командиры осуществляют дознание (статья 117 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР) по делам обо всех преступлениях, совершенных подчиненными им военнослужащими. В соответствии со ст. 118 УПК РСФСР на командиров возлагается принятие необходимых оперативно-розыскных и иных предусмотренных законом мер в целях обнаружения преступлений и лиц, их совершивших. Таким образом, полномочия, предусмотренные законом, позволяют командирам эффективно скрывать совершаемые в воинских частях преступления. Решение указанной проблемы невозможно без изменения действующего законодательства, лишения командиров права возбуждать уголовные дела, собирать доказательства, проводить оперативные мероприятия.

В тех редких случаях, когда дела о нарушениях правил уставных взаимоотношений, а также дела о превышении должностных полномочий доводятся до суда, система военной юстиции не гарантирует справедливое рассмотрение дела, привлечение виновных лиц к ответственности.

Несмотря на содержащиеся в Конституции РФ и федеральных законах положения о независимости судов, и, в частности, военных судов, последние не отвечают в полной мере требованиям независимости, необходимым для объективного и беспристрастного рассмотрения дел.

Судьи военных судов в Российской Федерации обладают двойственным статусом, являясь одновременно судьями и военнослужащими, что подтверждается следующими положениями:

1. Среди требований, предъявляемых к кандидатам на должность судьи военного суда, содержатся требование о заключении контракта для прохождения военной службы и наличие офицерского звания (статья 27 Федерального конституционного закона “О военных судах Российской Федерации” от 23 июня 1999 г. № 1-ФКЗ).

Кроме того, пункт 1 статьи 36 указанного Закона определяет порядок прохождения военной службы в военных судах: “судьи военных судов проходят военную службу в соответствии с Федеральным законом “О воинской обязанности и военной службе” с учетом положений настоящего Федерального конституционного закона”.

2. Статус военнослужащего предполагает принесение и исполнение присяги, статья 40 Федерального закона “О воинской обязанности и военной службе” содержит ее текст – “…Клянусь свято соблюдать Конституцию Российской Федерации, строго выполнять требования воинских уставов, приказы командиров и начальников…”.

3. Денежное содержание судьи военного суда состоит, в частности, из оклада по воинскому званию и должностного оклада (оклада по воинской должности).

В соответствии с пунктом 2 статьи 29 Федерального конституционного закона “О военных судах Российской Федерации” судьям военных судов и Военной коллегии выплачиваются также оклады по воинским званиям по основаниям и в размерах, которые установлены для военнослужащих федеральным законом.

В соответствии с частью 1 пункта 2 ст. 12 Федерального закона “О статусе военнослужащих” от 27 мая 1998 г. размеры окладов по воинским званиям определяются Правительством Российской Федерации по представлению Министерства обороны Российской Федерации (иного федерального органа исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба).

Таким образом, процедура, установленная законом, предусматривает определение размера оклада по воинскому званию судьям военных судов Правительством РФ, то есть органом исполнительной власти.

Кроме того, Приказ Министерства обороны от 27 марта 1997 г. № 118 “О выплате судьям военных судов и военной коллегии Верховного суда Российской Федерации должностных окладов и ежемесячной надбавки к денежному содержанию”
  1   2   3   4   5   6   7

Похожие рефераты:

Статья 1
Альтернативный доклад правозащитных неправительственных организаций России в Комитет против пыток оон, май 2002 г
Статья 1 12
Альтернативный доклад Неправительственных организаций казахстана с комментариями
Доклад о ситуации с правами человека в республике казахстан в 2011...
Охватывает вопросы соблюдения гражданских (личных), политических, экономических, социальных и культурных прав человека и гражданина,...
Доклад о ситуации с правами человека в республике казахстан в 2011...
Охватывает вопросы соблюдения гражданских (личных), политических, экономических, социальных и культурных прав человека и гражданина,...
Комитет против пыток
Выводы и рекомендации Комитета против пыток, Украина, cat/C/ukr/CO/5, 3 августа 2007 г
Материалы российских нпо, подготовленные для Универсального периодического...
Хельсинкская группа, Центр социально-трудовых прав, Ассоциация "Голос", Фонд защиты гласности, Молодежное правозащитное движение,...
Кампании идеи к празднованию международного дня ООН в поддержку жертв пыток вместе против пыток
Глобальная кампания «26 июня – вместе против пыток» стала возможной благодаря щедрой поддержке Министерства иностранных дел Королевства...
4 февраля Международный день запрета пыток
Конвенции ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, открытой для подписания...
"Законодательные и практические меры по имплементации рекомендаций...
Комитет рассмотрел первоначальный отчет Казахстана и вынес следующие рекомендации
Решение Комитета против пыток в рамках статьи 22
Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
referatdb.ru
referatdb.ru
Рефераты ДатаБаза