Разрушитель меча


НазваниеРазрушитель меча
страница6/29
Дата публикации12.07.2013
Размер4.65 Mb.
ТипДокументы
referatdb.ru > Астрономия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   29
Глава 9
Один из наиболее легких - и наиболее действенных - способов расправиться с верховым врагом это подрезать его лошадь. Конечно способ не честный и не красивый, зато быстрый. В некоторых случаях этот прием может даже избавить вас от дальнейшей работы: я неоднократно видел как всадники, падая, оказывались придавленными своими лошадьми, а иногда и разбивались насмерть. Это экономит время и силы. И хотя каждый раз надеяться на такой удачный исход нельзя, остается шанс, что те несколько секунд, пока человек будет пребывать в состоянии шока после падения, он не сможет защищаться. И разобраться с ним окончательно будет легко.

Когда я дерусь, в пределах круга или за его границами, в беззаконном мире, я всегда ощущаю странное замедление времени. Хотя мир и не застывает, тем не менее замедляется так, что я легко успеваю рассмотреть каждое движение.

Я думал, что подобное происходит с каждым во время танца или в бою, пока однажды не упомянул об этом в разговоре с моим шодо. На другой день он решил проверить правдивость моего заявления и подсунул меня хорошо известному, обученному танцору меча по имени Аббу Бенсир. Я не только победил его, но и оставил ему метку на всю жизнь, едва не раздробив его горло.

Я объяснил моему шодо, как только оправился от шока после выигрыша тренировочного танца, что атаки Аббу было относительно легко блокировать, частично потому что он ленив и самодоволен, но по большей части потому что я видел каждое изменение движения, повороты меча и выпады ДО ТОГО, как это движение начиналось. Я смотрел на противника и перед моими глазами проносились все возможные варианты боя. От меня требовалось всего лишь быстро разобраться в стиле, оценить привычки и подвести свой меч к нужному месту, чтобы встретить удар.

Я думал, что все люди танцевали так. А разве без этого можно выиграть танец? В конце концов мне объяснили, что я ошибаюсь, что не каждый имеет возможность видеть движение до того, как оно начнется, или может с большой вероятностью определить, каким будет следующий удар противника, чтобы успеть выставить защиту. Такое предвидение и умение противостоять, как объяснил мой шодо, было самым лучшим даром, на какой мог рассчитывать танцор меча. Еще шодо добавил, что я одарен более чем кто-либо из его учеников и смогу пользоваться своим талантом очень долго, наверное многие годы - если не разленюсь или не стану чересчур самодовольным.

Что ж, надменным я был всегда. Часто самоуверенным. Но самодовольным никогда.

Борджуни на лошадях приближались. Весь мир привычно замедлил движение, чтобы я мог успеть оценить все варианты и увидеть все самые быстрые движения. Я терпеливо ждал, с мечом наготове, а один борджуни с криком летел ко мне, обещая мою скорую смерть.

Ну смерть он может обещать сколько захочет. Только не мою.

Я подрезал под ним лошадь, а его проткнул в полете.

Одного нет: осталось семеро. Конечно кое с кем разберется Дел.

По инерции я развернулся на месте и увидел как рядом с криком бьется лошадь. На какой-то миг мне стало стыдно, но я успел привыкнуть к тому, что ради выживания приходится совершать много неприятных поступков. Позже, если меня не убьют, я избавлю ее от страданий. А сейчас...

Чувства обострились. Мои глаза видели каждое движение лошадиных копыт, прорывавших песок, я слышал клацанье украшений на удилах, тонкое пофыркивание лошади на слишком коротком поводе. Я пригнулся, нанес отвлекающий удар по передним ногам, позволил борджуни отдернуть лошадь в сторону и одновременно опустить вниз сверкающий клинок. Я встретил удар своей яватмой, сталь взвизгнула, я придержал меч, повернул его, выворачивая оружие из рук борджуни, потом резко освободил, откинулся в сторону и второй раз пригнулся. И снова ударил по передним ногам; борджуни снова дернул повод и в этом была его ошибка - он слишком дорожил своей лошадью и, спасая ее, отвлекся от меня.

Мой клинок ровно полоснул по его ноге. Я услышал, как он закричал от шока и ярости. Тут же на него должна была наброситься боль, но я не стал этого ждать. Как только он покачнулся в седле, бессильно поджимая почти отрубленную ногу, я потянулся, схватил его за руку, сорвал с лошади. И легко перерезал хрупкую глотку.

Двое.

Руны, покрывавшие клинок, наполнились новой кровью. В моей голове звучала песня, легкий шепот песни, вползающей в мои кости. Для этого она и была создана, моя благословенная богами яватма. Это и было ее предназначением: проливать кровь врага. Она обладала особым талантом: отделять плоть от костей точным разрезом и ПЕРЕДЕЛЫВАТЬ врага...

Ярость, сила и нужда.

Я смутно понял, что все эти чувства были рождены не мной, а чем-то кем-то - другим.

Песня не затихала.

Я развернулся, сделал выпад, разрубил. Лошади были повсюду, они теснились в крошечном оазисе и зажимали меня в круг. Я слышал тяжелое дыхание Дел, обрывки Северной песни, приглушенные самоувещевания, прерываемые хрипами. Лошади были ВЕЗДЕ. Фыркающие, топающие копытами, визжащие, бьющиеся...

...клацанье зубов, удары копыт...

...дикие выкатившиеся глаза...

...Южные проклятья и угрозы разрезать на куски...

...тонкий, горячий запах крови, мешающийся с песком...

...Дел, сплетавшая солнечный свет движением магической стали...

...ярость... сила... и нужда...

Чоса Деи хотел освободиться.

День вокруг меня взорвался.
***
Враг кричал. Я не мог понять что, не мог распознать слова; я знал только, что врага нужно было переделать...

- Тигр... Тигр, нет!

Я поймал врага на конец клинка, и он побелел от ужаса: мне нужно было только вонзить острие в его горло, легким движением разрезать податливую плоть и враг будет переделан.

- Тигр... не заставляй меня делать это...

Она все время звучала в моей голове. Такая тихая, прекрасная песня.

"Возьми ее сейчас, - пела она. - Быстрее возьми ее и освободи меня."

Так много лошадей убито... так много врагов...

Теперь ругань прозвучала на Северном. На какую-то секунду меня это смутило... но песня снова наполнила голову.

- ...переделать... - вслух пробормотал я.

Мне нужно было только коснуться ее горла почерневшим кончиком клинка...

- Ты трижды проклятое козье отродье! - закричала она. - Что же ты за идиот? Хочешь танцевать, дурак? Ты действительно хочешь, чтобы мы сделали друг другу то, что никто больше нам сделать не может?

Никто больше?

Ярость.

И сила.

И нужда.

Кровь капала с клинка. Капли попадали на светлую Северную кожу и затекали под кремовую тунику.

Дел приподняла свой меч. Я увидел как отчаянный призыв в ее глазах сменился мрачной решимостью.

Что-то случилось со мной.

Я отпрыгнул в сторону, не обращая внимания на Дел, которая тут же приняла стойку, готовясь к бою. Я отпрыгнул, нырнул, упал и покатился по покрытому кровью песку. Сам не знаю как мне удалось избавиться от меча и я поднялся с пустыми руками...

...чтобы поцеловать сияющую Северную сталь, уткнувшуюся мне в рот.

Я стоял на коленях, тяжело дыша, и очень старался не дернуться, не вздрогнуть и не моргнуть, пока Дел смотрела на меня яростными глазами, за которыми бушевала баньши-буря.

Она долго изучала меня. Потом посмотрела на меч, лежавший в десяти футах в стороне. Снова внимательно вгляделась в меня.

Молчание тянулось бесконечность. Дел скрипнула зубами.

- Откуда, в аиды, мне знать, ты это или уже нет?

Потому что я мог, потому что я знал ее имя, я прижал палец к краю клинка Бореал и слегка отодвинул ее от моего рта.

- Ты могла бы спросить, - мягко предложил я.

- Спросить! Спросить! В разгар боя, не зная, проткнут меня клинком борджуни или твоим я должна спрашивать человека, с которым прожила столько месяцев, могу ли я доверять ему? - голубые глаза загорелись, когда она перешла на саркастический тон. - Извини, Песчаный Тигр, можно к тебе подойти или ты настроен сегодня враждебно? - Дел покачала головой. - Что же ты за дурак?

- Неудачная шутка, - пробормотал я. - Признай это, или я подумаю, что у тебя вообще нет чувства юмора.

- Я не нахожу ничего смешного в том, что случилось, - Дел совсем помрачнела. - Ты сам представляешь, что сейчас произошло?

- Кажется я убил несколько человек, - я быстро осмотрелся, рассеянно замечая тела. Я насчитал их восемь. - Ты не против, если я встану?

- Делай что хочешь, только близко не подходи к мечу.

Вот это да. До такой степени она была взволнована. Я глубоко вздохнул и заставил себя подняться, привычно отмечая где и насколько сильно болит обычные последствия боя.

Я сделал шаг.

- Дел, я не... - но я не закончил, потому что понял, что случилось и только от души выругался. Потом я неуклюже сел на песок.

- В чем дело? - в Дел сразу проснулись подозрения.

Я был слишком занят руганью, чтобы отвечать. Одновременно я очень осторожно вытянул правую ногу, почувствовал неприятный щелчок и склонился в мольбе богам над больным коленом.

- Аиды, только не колено... пожалуйста, только не колено, - мне едва удалось вздохнуть, пот щипал царапины и порезы. - Только этого мне не хватало... вот только этого... аиды, ну не колено же.

Дел выслушала меня и заговорила поспокойнее.

- С тобой все в порядке?

- Нет, не все. А что, не похоже? Вот таким должен быть человек, у которого все в порядке? - я посмотрел на нее, стараясь не морщиться от боли. - Если бы не ты, мне не пришлось бы сейчас отпрыгивать и...

- Так это моя вина! Моя? Ты козье отродье... это к моему горлу ты прижимал меч!

- Я знаю, знаю... прости, - оправдания были и у Дел, и у меня, но сейчас было не до них; случилось нечто слишком важное, слишком угрожающее - и кроме того, мое колено просто убивало меня и мне было легче сосредоточиться на нем, чем на том, что я сделал - или почти сделал - с Дел.

- Аиды, пусть все исправится... только бы это ненадолго.

- Да что случилось? - разозлилась она.

- Вывих, - рявкнул я, - Аиды, ненавижу колени... всегда подводят когда больше всего нужны или не дают спать всю ночь... - я стер пот, заливавший глаза. - У тебя, надо думать, таких проблем нет. В твои двадцать один.

- Двадцать два, - поправила она.

- Двадцать один, двадцать два, какая разница? Ты можешь делать все, что хочешь, не задумываясь о своем теле, и оно не возмущается... - я осторожно ощупал колено, обнаруживая припухлости и вздрагивая от боли. Хотел бы я снова быть в твоем возрасте...

- Не стоит, - бросила она, наконец убирая в ножны меч и присаживаясь около меня, чтобы осмотреть мое колено. - Вряд ли найдется человек, который согласится променять обретенную за годы жизни мудрость на молодое, но невежественное тело, - она помолчала. - Конечно если у этого человека есть хоть немного мудрости.

Только тут я заметил кровь на ее руках и ногах, пятна на светлой тунике. Коса с красными лентами слиплась.

- А ты в порядке?

- Что бы ни случилось, один из нас должен быть в порядке, а ты уже заработал травму, - ее прохладная ладонь легла на мое колено. - Сможешь ехать?

- Нет, но выбора у нас тоже нет.

Губы Дел ехидно изогнулись.

- Ну почему же, - удивилась она. - Может ты хочешь подождать и выяснить, не приедут ли остальные борджуни, чтобы узнать, что помешало их приятелям вернуться к обеду.

Я оглянулся на тела. Восемь, я правильно насчитал. И несколько мертвых и умирающих лошадей. Мой жеребец стоял там, где я его оставил, привязанный к пальме. Кровавая бойня удовольствия ему не доставила и он заметно нервничал.

Я нахмурился.

- Четырех не хватает.

- Они убежали. Если действительно где-то есть лагерь, они направились туда.

- И сразу поднимут тревогу, - я снова вытянул ногу, проверяя колено.

- Ты права, выбора нет. Найди мне что-нибудь перетянуть его, и поедем. О телах заботиться некогда - пусть это сделают остальные борджуни, - Дел уже отошла, когда я вспомнил и крикнул ей в спину. - Не забудь наполнить фляги.

Она одарила меня выразительным взглядом, который яснее слов объяснил, что она отлично знала как в пустыне покидают оазис. Я уже приготовился к ехидной реплике, но она промолчала. С мрачным видом Дел подошла к ближайшему телу, отрезала большой кусок бурнуса и вернулась ко мне, по пути разрывая его на полосы.

- Вот. Я займусь флягами, а ты своим коленом, а потом мечом.

Этот меч.

Когда она отошла, я обернулся и увидел его. Он спокойно лежал на песке. Черный кончик и серебристый клинок покрывала алая кровь.

Меч, которым я убил несколько борджуни - без сомнения заслуживающих смерти... и которым пытался убить Дел. Аиды, я боялся, но сумел скрыть это от Дел, чтобы она не поняла, как близок я к тому моменту, когда уже не смогу справиться с яватмой и Чоса Деи. Я устало потер лицо и начал перевязывать ноющее колено.
Глава 10
Я мог только ждать. Я смотрел, как она расседлывает жеребца и устраивает его на ночь, делая всю работу за меня, чтобы мое колено отдохнуло. Потом Дел разложила вещи. Солнце еще не село, но уже низко висело над горизонтом; кроме того, жеребец слишком устал, поскольку я уже не мог слезать и идти с ним рядом.

Обнаружив зеленый мирок в пустыне - несколько низкорослых деревьев с крошечными но уже пожухшими листьями на паутине сухой травы и круг камней для костра - мы решили дальше не ехать. Жалкий лагерь, но нас он устраивал.

В нашем положении много требовать не приходится. Я ждал. Я смотрел как она расстилает одеяла, раскладывает небольшой костер, отмеряет воду и еду. Она почти ничего не говорила. Она почти не смотрела на меня. Дел просто сделала все, что нужно, а потом устроилась на своем одеяле.

ЧЕРЕЗ костер от меня.

У меня сразу возникло неприятное предчувствие, но я не показал это Дел и, постаравшись взять себя в руки, вернулся к знакомому добродушному подшучиванию.

- Это называется вывих, - серьезно объяснил я ей. - Он не заразный.

Дел на секунду сдвинула брови, и я понял, что все гораздо серьезнее.

Даже ее взгляд изменился, хотя она очень старалась не выдать своего беспокойства. Она умела маскироваться от мира - и иногда от меня - но теперь я знал ее лучше, чем при первой встрече. Чего и следовало ожидать.

Я постарался продолжить тем же небрежным тоном.

- А-а, - выразительный кивок. - Значит дело не в колене. Дело во мне.

Дел сжала губы, потом кинула на меня внимательный взгляд, задумчиво пожевала нижнюю губу и изобразила равнодушие.

- Ну же, - не успокоился я. - Я конечно понимаю, что слишком давно не мылся, но ведь и ты тоже. И МЕНЯ это никогда не останавливало.

- Потому что у тебя нет самоконтроля. Как у большинства мужчин, - но ответ был вялый; Дел отозвалась на игру, но неохотно.

Я перестал притворяться.

- Ну хорошо, баска... Говори, я слушаю.

- Дело в доверии, - сказала она и грустно посмотрела на меня.

Я положил руку на меч в ножнах, лежавший рядом со мной.

- Это.

- Это мерзость. Душа этого меча черная. Чоса Деи извратил яватму, извратил кодексы чести...

- ...и ты боишься, что он извратил меня.

Дел ответила не сразу. Кровь прилила к ее щекам, потом так же быстро отхлынула.

- Мне стыдно, - наконец сказала она. - Доверять, а потом не доверять.

Сомневаться в верности... - она отчаянно махнула рукой, словно не могла найти подходящих слов. - Мы так много сделали вместе, ты и я, во имя чести и по множеству других причин. Мы никогда не сомневались друг в друге как и должно быть в круге, нарисованном или просто существующем в воображении, Дел волновалась и Северный акцент стал выразительнее. - Но теперь я сомневаюсь. Теперь приходится спрашивать.

Я тяжело вздохнул. Колено болело неослабно, как и остальные части тела.

- Ну ладно, кажется мне пора спросить у тебя, что же я сделал. Мне самому это нужно понять. Я плохо помню, что случилось после смерти второго борджуни.

- Ты убил их, - просто сказала Дел. - А потом ты пытался убить меня.

- Намеренно пытался? Или тебе это только показалось, потому что в пылу битвы... - я постарался говорить без иронии. Мне не нужен был щит из коварства и сарказма. Сцена была слишком зловещей, а правда слишком болезненной.

- Я уверена, - она не дала мне закончить. - Я знаю, что это был не ты, не СОВСЕМ ты... но разве это имеет значение? Чоса Деи хочет меня. И ты ему нужен... и на какое-то время сегодня он тебя заполучил. - Дел яростно начала тормошить одеяло, раздирая протершийся угол. - Песня, которую ты пел... она была не правильная. Эту песню создал не ты. Это он ее придумал...

Я начал понимать и нервно заерзал на одеяле. Легче было поскорее рассеять страхи, чем задуматься.

- Но я же легко держу его в подчинении, Дел. Просто нужно быть сильнее.

- Он становится сильнее, Тигр, разве ты не замечаешь? Каждое насилие, совершенное тобой, добавляет ему сил. Как только он соберет их достаточно, он использует меч как мост к тебе, а потом заберет твое тело, - ее лицо скривилось от отвращения. - И это почти случилось несколько часов назад, Тигр. Я видела ЕГО сегодня, как когда-то видела его внутри Дракона.

Мне нужно было побыстрее опровергнуть ее слова, и сделать это было не трудно.

- Я не думаю...

Она не позволила мне закончить.

- Чоса Деи смотрел из твоих глаз. Чоса Деи был в твоей душе.

Вот тут начал пробуждаться страх, и в животе у меня похолодело.

- Я победил его, - упрямился я, - прошлой ночью и сегодня снова. И я всегда буду побеждать его.

Солнце скрылось за горизонтом, сразу стемнело и отблески костра осветили ее лицо.

- Пока он не станет слишком сильным.

Безумство и бессильный гнев. Такое кого угодно выведет из себя.

- А чего ты ожидала? - рявкнул я. - Я не могу избавиться от этого меча так, как это сделал бы любой другой человек - ты сама говорила, что слишком опасно продавать его, отдавать или бросать, потому что тогда он сможет овладеть человеческим телом. Я не могу УНИЧТОЖИТЬ меч - ты считаешь, что это освободит его дух. Ну так что мне остается? Скажи, что, в аиды, мне делать?

- Есть два варианта, - чересчур спокойно сказала она. - Один ты уже знаешь: найти способ освободить меч. Другой еще тяжелее.

Я изощренно выругался.

- Что, в аиды, тяжелее, чем разыскивать волшебника из легенды самого брата Чоса Деи! - которого может даже не существует.

- Умереть, - тихо ответила она.

Это был удар ниже пояса, но я не показал Дел, как мне больно.

- Умереть легко, - парировал я. - Посмотри чего мне стоит жить.

Дел не ответила.

- И кроме того Чоса - в этом мече - уже раз пытался убить меня.

Помнишь? Какая ему выгода от моей смерти?

- Вряд ли он хотел тебя убить, - Дел поморщилась. - Скорее он надеялся РАНИТЬ тебя и серьезно, потому что тогда ты ослабеешь, а когда слабеет тело, слабеет дух. Он поглотил бы меч... а потом и тебя. Но если бы ты умер... - она замолчала. Продолжение я и сам знал.

Стараясь не беспокоить колено, я лег на спину на одеяло и уставился в темнеющее небо. Как всегда в пустыне ночной воздух был прохладным в противовес жару дня.

- Значит, если я правильно понял... - я нахмурился, - мне нужно только остаться живым... целым... чтобы успеть найти Шака Обре, который поможет освободить этот трижды проклятый меч... постараться не выходить из себя, потому что это увеличивает его силу... и не поворачиваться к тебе спиной.

- Ко мне! - изумилась Дел.

Я перекатил голову, чтобы посмотреть на нее.

- Конечно. А вдруг ты захочешь расправиться с Чоса избавившись от меня, чтобы не тратить время на поиски Шака Обре?

Ошеломленная Дел застыла с открытым ртом. Зрелище было почти комичное.

Я выдавил вялую ухмылку.

- Это шутка, баска. Я все время забываю, у тебя нет чувства юмора.

- Я бы не... я не смогла бы... я бы никогда... - она умолкла, поняв, что не в состоянии связно говорить.

- Я СКАЗАЛ, что это была шутка! - я перекатился на бок, чтобы больное колено было сверху, и оперся на локоть. - Теперь признаешь, что у тебя полностью отсутствует чувства юмора?

- Нет ничего смешного в потере чести, совести...

Внезапно ощутив усталость, я провел ладонью по лицу.

- Забудь это. Забудь обо всем, что я сказал. Забудь даже что я здесь.

- Я не могу. Ты же здесь... и меч тоже.

- Этот меч, - опять он. Я тяжело вздохнул и снова опустился на одеяло. - Ложись лучше спать, - посоветовал я. - Утром все будет лучше.

Утром всегда все лучше - для этого они и придумали его.

- Кто?

- Боги, наверное, - я пожал плечами. - Откуда мне знать? Я всего лишь джихади.

Дел не легла. Она сидела на своем одеяле, разглядывая меня.

- Ложись спать, - повторил я.

Она равнодушно пожала плечами.

- Я немного посижу. Как охрана.

Я тоже пожал плечами, не собираясь возражать; в ее решении не было ничего необычного. Я осторожно забрался под одеяло, тихо ругая плотную повязку, которая не позволяла удобно устроить колено, потом перестал двигаться.

И тут мне пришла в голову мысль. Она была очень неприятной, но вполне возможной. Скорее даже вероятной.

- Охраняешь, да? - проворчал я. - Охраняешь меня от опасности... или охраняешься от меня?

- Как придется, - спокойно ответила Дел.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   29

Похожие рефераты:

Перечень объектов проведения работ в рамках добровольной акции «Неделя...
«Неделя леса 2013», посвященной 130-летию меча Колесова (13-20. 04. 2013) по Могилевскому гплхо
Перечень объектов проведения работ в рамках добровольной акции «Неделя...
«Неделя леса 2013», посвященной 130-летию меча Колесова (13-20. 04. 2013) по глху «Белыничский лесхоз»
Алкоголь разрушитель здоровья и семейных ценностей
При частом употреблении алкоголя наблюдаются нарушения деятельности различных органов и их систем. В частности, обнаруживаются следующие...
Распутин Григорий Распутин жертва мифотворчества или разрушитель...
Лавров Владимир Михайлович, доктор исторических наук, заместитель директора Института российской истории
Певец меча
Гнездо для паразитов тупоголовый лопоухий я втянул воздух сквозь сжатые зубы. Трижды проклятое отродье Салсетской козы!
Танцор меча
Посвящается Русс Гален из литературного агентства Скотт Мередит, потому что слишком часто авторы забывают о заслугах их агентов
Создатель меча пролог
Включая и те, что касаются жизни и смерти: моей и ее собственной. Но я все же занимался и тем, и другим, извинялся и оправдывался....
Как отразились на культурной жизни Азербайджана Сефевидо Османские...
Куда были переселены, в первой половине XVIII века выдающиеся представители азербайджанской культуры, уцелевшие от османского меча...
Рождение мага
Иммельсторн. Вся ярость народов оказалась вложена в эти мечи; и, сойдись они в бою, высвобожденная мощь с лсгкостью уничтожила бы...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
referatdb.ru
referatdb.ru
Рефераты ДатаБаза