Основной тезис, который я буду аргументировать, состоит из двух моментов: то, что сейчас в мире разыгрывается, это не кризис (по понятию «кризис»); то, что


Скачать 161.49 Kb.
НазваниеОсновной тезис, который я буду аргументировать, состоит из двух моментов: то, что сейчас в мире разыгрывается, это не кризис (по понятию «кризис»); то, что
Дата публикации06.04.2013
Размер161.49 Kb.
ТипДокументы
referatdb.ru > Экономика > Документы
Березкин 21.10.2009 16:39:10
Пятый путь


Основной тезис, который я буду аргументировать, состоит из двух моментов: то, что сейчас в мире разыгрывается, это не кризис (по понятию «кризис»); то, что проис¬ходит в странах глобализованного мира, и то, что происходит в России, это совершенно разные вещи.
Почему происходящее нельзя называть «кризисом» в прямом смысле этого понятия? Понятие «экономический кризис» сформировалось еще в XIX веке, и оно содержит не¬сколько принципиальных моментов. Во первых, понятие «кризис» предполагает цик¬лическое повторение одних и тех же фаз. У К. Маркса в «Капитале» на большом коли¬честве фактов была доказана периодичность экономических кризисов, при этом длина волны составляла порядка 10 лет. В разных источниках были несколько иные трактовки, но в любом случае цикличность рассматривалась как неотъемлемый атри¬бут кризиса. Второй момент. Понятие «кризис» сформировалось в силу того, что были замечены и поняты причины кризисов, которые были связаны с разной длиной циклов «жизни товаров» на рынке и циклов обновления средств производства. Короткие цик¬лы наслаивались на длинные, и когда их фазы начинали совмещаться, возникала фаза рецессии. И, наконец, третий момент, который, на мой взгляд, наиболее существен в понятии «кризис». Это понятие всегда предполагает наличие внутреннего механизма выхода из кризиса. На протяжении всех столетий, когда наблюдались циклические па¬дения и подъемы, никто специально не выстраивал систему мер для того, чтобы выйти из того или иного кризиса. Даже во время самых глубоких кризисов XIX века внутрен¬ние механизмы экономики начинали все вытаскивать, и опять начинался подъем.
Если мы взглянем на сегодняшние события через «призму» данного понятия, то легко обнаружим: указанных трех моментов, задающих сущностный каркас понятия «экономический кризис», не присутствует в том, что сейчас происходит. Во первых, происходящее в настоящее время не связано с цикличностью, поскольку это разовое явление, которое случилось именно сейчас, в начале XXI века. Во вторых, нынешние события никак не связаны с перепроизводством потребительских товаров и необхо¬димостью модернизации средств. В третьих, как выходить из ситуации, сложившей¬ся сейчас, никому (!) неизвестно. И если сейчас оставить ситуацию на самотек, то нет никаких оснований считать, что все само собой оживет и опять начнется длительный экономический подъем. То, что случилось, есть некое уникальное явление, которое заведомо предполагает необходимость гигантских согласованных усилий разных стран, чтобы выйти из ситуации.
На мой взгляд, наблюдаемая сейчас «кризисная риторика» – это некая шир¬ма, которая специально выпячивается политиками, понимающими, что вопрос в чем то другом, но об этом пока не следует сколько-нибудь широко распространяться.
Как я понимаю происходящее на Западе, прежде всего в США? Начну с историчес¬кого события, которое легло в основу глобализации финансов и которое во многом предопределило сегодняшнюю ситуацию. Я имею в виду так называемое Бреттон-Вудс¬ское соглашение.
В курортном городке Бреттон-Вудс (штат Нью-Хэмпшир) в июле 1944 г. прошла международная конференция, в которой по приглашению правительства США при¬няли участие более 700 представителей 45 государств. Официальные сведения об этой конференции обычно скупы на подробности. Говорится только о том, что на дан¬ной конференции были учреждены Международный валютный фонд (МВФ) и Меж¬дународный банк реконструкции и развития (МБРР), а также создана международная валютная система на базе доллара США с введением золотого долларового стандарта: 35 дол. приравняли к 1 тройской унции золота (31,1 г.).
Между тем есть основания полагать, что в 40 е годы прошлого столетия США разра¬ботали и в течение последующих десятилетий разворачивали очень мощную финансо¬вую схему, в сферу действия которой была втянута бóльшая часть мира. В методологи¬ческой литературе эта схема получила название «схема долларизации мира». Методологическая реконструкция данной схемы позволяет выйти далеко за рамки поверхностных официальных комментариев события 65 летней давности и сде¬лать ряд выводов относительно происходящего сегодня. Бреттон-Вудсское соглашение в этой схеме было лишь первым шагом, за которым с неотвратимой логической силой последовали другие действия, что и привело, в конце концов, к сегодняшним событиям, неадекватно именуемым как «финансовый кризис». Ниже описаны основные моменты разворачивания данной схемы.
Поскольку США во Второй мировой войне не столько воевали, сколько торговали, они к концу войны оказались в существенно более выгодном положении, чем европей¬цы. Это позволило им воспользоваться сложившейся ситуацией, начав разворачивать схему «долларизации мира» с созыва конференции в Бреттон-Вудсе. США не без ос¬нований полагали, что большинству участников конференции деваться будет некуда и они подпишутся под их предложениями.
Суть предложений США сводилась к следующему: в обмен на помощь (кредитами, техникой, специалистами и прочим) в послевоенном восстановлении экономик евро¬пейских стран было предложено подписать соглашение, в соответствии с которым эти страны обязаны были принять доллар Соединенных Штатов в качестве «резервной ва¬люты» своих стран. Основным «козырем» американцев был тот факт, что у США в кон¬це войны сосредоточилось порядка 75% золотого запаса мира. Европейские страны выходили из войны не только с разрушенной экономикой, но и без каких бы то ни было золотых запасов.
Между тем понятие «резервная валюта» предполагает простую вещь: доллар дол¬жен был служить расчетной единицей в международных торговых обменах этих стран и окрывать сальдо их торговых балансов. Для обеспечения данного процесса Соеди¬ненные Штаты готовы были вбрасывать в Европу столько долларов, сколько необходи¬мо наращиваемому послевоенному товарообороту.
Как известно, большинство европейских стран и часть азиатских подписали данное соглашение. С этого момента начался процесс «долларизации мира».
Основной смысл схемы состоял в том, чтобы долларовая масса, которая была вбро¬шена в зону, там зациклилась и стала обращаться между государствами-участниками, не выходя за пределы зоны, очерченной Бреттон-Вудсским соглашением.
Так длилось примерно 25 лет. Американцы исправно наращивали долларовый обо¬рот до тех пор, пока в конце 1960 х годов действие французского президента Шарля де Голля позволило Соединенным Штатам осуществить следующий шаг в разворачива¬нии этой схемы. Де Голль усомнился в бескорыстности американцев и сделал попытку вернуть им долларовые резервы Франции. Американцы не приняли доллары из Фран¬ции, собрали совещание участников соглашения и жестко заявили, что они вынуж¬дены сделать дополнительные коррекции первоначальных условий Бреттон-Вудсского соглашения. Результатами этой «коррекции» стали несколько нововведений: во пер¬вых, отмена золотого долларового стандарта; во вторых, выстраивание юридической границы между США и зоной обращения резервных долларов; в третьих, создание специального банковского центра для контроля за оборотом долларовых резервов.
Формальным основанием для отмены золотого стандарта было, с одной стороны, резкое уменьшение американского золотого запаса (примерно, до 22%). С другой – объемы золота, добытого и накопленного человечеством за всю историю, стали несо¬поставимо малыми по сравнению с объемами мирового ВВП, которые к 1970 м годам выросли многократно.
Смысл двух других действий США – создание юридической границы и банковского центра – состоял в том, чтобы обеспечить подконтрольное и лимитированное переме¬щение долларов из зоны в США.
Отныне все торговые сделки между США и странами-участниками соглашения (сопряженные с перемещением значительных денежных сумм из долларовой зоны) должны были регистрироваться по определенным правилам в международном бан¬ковском центре, а любые другие попытки переброски сколько-нибудь крупных партий долларов в США должны были блокироваться любыми, в том числе силовыми, спосо¬бами. На схеме функция созданного банковского центра представлена как «канал» в границе, предназначенный для того, чтобы через него доллары могли ходить «на законных основаниях».
Это означало, что вброшенная в зону долларовая масса замкнулась сама на себя, а ее движение зациклилось. «Мышеловка» захлопнулась, после чего стал невозможен (без санкции специально созданного органа) возврат этой долларовой массы в США.
По некоторым оценкам, сейчас в зоне обращается долларов, примерно, в 6 раз боль¬ше годового ВВП США. А поскольку ВВП США составляет около 13 трлн дол., в дол¬ларовой зоне сосредоточилось, благодаря «альтруистическим» действиям США, не ме¬нее 70−75 трлн дол. Иными словами, если бы эта гигантская сумма неконтролируемо «обрушилась» на Штаты, то американская экономика лопнула бы в одночасье, а США превратились в «банановую республику».
Когда все указанные моменты были оформлены договорами (а это происходило с 1971 по 1976 г.), США потребовали рассчитаться товарами за те долларовые резер¬вы, которые были накоплены за предыдущие годы странами-участниками соглашения.
А что это означало? Поскольку современные «бумажные» деньги (в отличие от золо¬тых) не несут на себе собственное материальное обеспечение, возникает колоссальная диспропорция в обмене денег на реальные товары. Известно, что современная 100 дол¬ларовая купюра обходится США примерно в 2 цента, т. е. в 5 000 раз дешевле того но¬минала, который обозначен на купюре. А когда в 1980 е годы появились «электронные» деньги, эта стоимость стала стремиться к бесконечно малым величинам.
В практическом плане это означало, что если у разных стран были накоплены в ка¬честве резервов миллиардные суммы долларов, то отныне они обязаны были постав¬лять в Штаты товары стоимостью, равной номинальным объемам своих резервных фондов.
С этого момента Соединенные Штаты Америки стали «пухнуть», как на дрож¬жах. Огромными темпами увеличивалось богатство, как самих Соединенных Штатов, так и американских граждан. По одной простой причине: в мир поставлялись ничего не стоящие «бумажки», а оттуда – полноценные товары на суммы, минимум, в 5 000 раз дороже «бумажек».
Есть такие оценки: если взять годовой мировой валовой продукт и всю эмитирован¬ную «бумажную» массу (включая финансовые инструменты, номинированные в долла¬рах), которая «крутится» между разными странами, то вторая будет больше первого, ни много ни мало, на 30 000%.
И еще: после того, как данная схема окончательно замкнулась, Соединенные Штаты стали давать миру примерно 20% всего мирового производства, а потреблять при этом примерно 40% того, что в мире производится. И это только в силу действия ряда международных соглашений и разворачивающихся схематизмов.
Когда в 1970−1980 е годы стало окончательно ясно, в какую «мышеловку» все по¬пали, в Европе созрела идея собственной европейской валюты «евро». Идея состояла в том, чтобы объединить европейские государства и от имени Европейского Союза (пос¬кольку он не подписывал никаких соглашений с США) выпустить в обращение в свою валюту, которая заместила бы доллар в европейских расчетах и резервах, а со временем вытеснила бы его из Европы.
Сам этот замысел впервые появился лет 40 назад. Сначала об этом говорилось не впрямую, а только как о клиринговых зачетах между европейскими государства¬ми. В конце XX – начале XXI века началась собственно «Программа евро» и с пере¬менным успехом разворачивается 10 лет. Евро был введен в обращение по курсу 1 : 1 с долларом. Но постепенно, в результате согласованных действий, европейцы стали наращивать плавающий курс евро по отношению к доллару (доведя его до 1,4 : 1) и за счет этого постепенно вытеснять долларовую массу. Эта долларовая масса «нависла» над Соединенными Штатами. В свою очередь, США, как известно, пытаются мешать распространению евро в качестве резервной валюты в мире, вплоть до развязывания разных локальных войн.
Дармовое богатство, получаемое США из стран, втянутых в схему «долларизации», идет прежде всего на военные цели, с другой стороны – на обеспечение уровня потреб¬ления граждан США, несоразмерного с тем, что они сами производят. Но это даже не са¬мое главное. Самое главное, на мой взгляд, состоит в том, что львиная доля тех финансо¬вых ресурсов, которые Соединенные Штаты стали аккумулировать за счет реализации схемы «долларизации мира», была пущена на «раскручивание» финансового рынка.
Непрерывный рост биржевых индексов, как известно, не всегда существовал. Он был придуман в 1980 е годы прошлого века. Это было реализовано на всех биржевых площадках мира, чтобы оттягивать на себя пустую, ничем не обеспеченную долларовую массу, наводнившую мир. Если индексы все время растут, то все больше и больше долларов завязывается в финансовых инструментах, которые постоянно котируются и растут в цене. Поскольку они номинированы в долларах, должна быть долларовая масса, которая их связывает. И надувание гигантского финансового пузыря, которое произошло за последние 15−20 лет, было связано прежде всего с замыканием схемы «долларизации мира».
Особенно заметно это было в высокотехнологичных бизнесах, в IT-технологиях. Есть специальный показатель, определяющий степень капитализации компаний: от¬ношение курсовой стоимости акций компании к объему годовой прибыли. Обычное значение этого показателя для обычной экономики США равно 12−15. Это значит, что за счет прибыли стоимость пакета акций может быть возвращена в течение 12−15 лет. В «hi-tech`е» это отношение сейчас составляет 1 500!
Когда возможности оттягивать на себя пустые доллары в IT-технологиях стали ис¬сякать, был придуман следующий ход: решением Конгресса США был снят регулятив¬ный контроль за обращением деривативов – срочных, производных, ничем не обес¬печенных финансовых инструментов. Это стало поистине финансовым изобретением конца XX века. Достаточно сказать, что с 1986 г. номинальная стоимость деривативов, обращающихся в мире, выросла более чем в 400 раз. По данным Банка международных расчетов (BIS), номинальная стоимость всех деривативных контрактов в мире к сере¬дине 2006 г. составляла 428 трлн дол. Другими словами, за считанные годы был на¬дут пузырь, примерно в 40 раз превышающий всю экономику США и в 8 раз мировую (ВВП мировой экономики оценивался тогда в 50 трлн дол.) [14]. Видимо, У. Баффетт, сделавший самое крупное личное состояние в мире на операциях с финансовыми инс¬трументами, знает, что говорит, утверждая, что «деривативы – это оружие массового уничтожения финансов».
Исходя из всего сказанного можно сделать вывод: то, что сейчас происходит, от¬нюдь не кризис. Это начало «спускания паров» из раздутого до неимоверных размеров мирового финансового пузыря, поскольку в США поняли, что если он лопнет сам, то могут пострадать, в первую очередь, создатели схемы. Поэтому лучше до этого не дово¬дить, все остановить, искусственно заблокировать банковские операции ряда крупных банков и объявить всему миру, что «случился кризис»… Что и было сделано осенью прошлого года.
Симптомы подобного финала уже давно просматривались. Так, в 1999 г. из России в обход выстроенной американцами «границы» и в обход «шлюза», который специаль¬но очень долго обустраивался, чтобы лишние доллары в США не попадали, прошло 4 млрд дол. Прошли эти доллары через Bank of New York. Это было очень шумное собы¬тие, о котором писали все агентства мира. В самих Штатах был, буквально, шок. Если незамеченными прошли 4 млрд дол., то где гарантия, что не сможет пройти 4 трлн? А если такое произойдет, то это будет просто катастрофа для экономики Соединенных Штатов. И я думаю, что нынешняя ситуация специально планировалась уже с 1999 г.
В общем пакете подготовительных мероприятий к разыгрываемым сейчас событи¬ям в сфере мировых финансов одно из главных мест, на мой взгляд, безусловно, зани¬мали шаги США, направленные на подготовку к введению в обращение «европейского клона» – североамериканской региональной валюты «амеро».
Дело в том, что в 2005 г. президент США Буш, президент Мексики Фокс и премьер-министр Канады Мартин договорились о создании Североамериканского Союза. Была утверждена аббревиатура NAU (Northern AmericaUnion)и разработана символика Со¬юза. Потом был подписан еще ряд соглашений, в одном из которых предусматривается введение новой, надгосударственной, или, как они говорят, региональной денежной единицы Северной Америки – amero (амеро). Название придумано по аналогии с евро. Предполагается, что эта новая валюта предназначена для обращения только внутри трех североамериканских государств – Канаде, Соединенных Штатах и Мексике. В Ин¬тернете легко найти огромное количество материалов по этой теме, где опубликованы даже фотографии будущих новых североамериканских денег.
Это, вероятно, является подготовкой к началу разворачивания новой схемы пост¬роения принципиально другой архитектуры мировых финансов. Если это случится, то США, попросту, «кинут» весь мир, объявив, что доллары больше деньгами не являются. А произойти это, видимо, может в любой момент.
К тому, что сейчас происходит в России, было несколько исторических предпосы¬лок.
Первая относится к началу 1990 х годов: это вход в долларовую зону. Россия под¬писала соответствующие соглашения и обязалась использовать в качестве резервной валюты доллар США. Через МВФ в Россию были вброшены первые несколько десятков миллиардов долларов. Здесь важно понимать, что произошло это тогда, когда Европа была уже готова отказаться от долларов.
Более того, Россия запустила доллар внутрь страны. И это несмотря на то, что есть Федеральный Закон «О валютном регулировании в РФ». Там черным по белому написа¬но: «Единственной валютой на территории Российской Федерации является рубль РФ. Обращение других валют запрещено». А что мы видим в реальности? Все наиболее су¬щественные вещи покупаются за доллары. Доллары свободно ходят по стране. Такое можно наблюдать только в экзотических, туристских странах, типа Турции или Таи¬ланда. Между тем ни в одной стране, которые подписали соглашение с американцами, доллары никогда не ходили и до сих пор не ходят. В нашей стране можно поступать не по закону только для того, чтобы оттянуть долларовую массу, выталкиваемую дру¬гими странами. Этот первый шаг был просто катастрофическим.
Второй момент, наверное, более существенный. В России нет собственной валюты и нет собственных финансов. В валютно-финансовом смысле Россия является провин¬цией Соединенных Штатов Америки. У Центрального банка России основная функ¬ция – служить «филиалом обменного пункта ФРС США», как довольно точно говорят злые языки. Это вытекает хотя бы из того, что ЦБ РФ официально объявил при своем учреждении: каждый выпущенный в обращение рубль должен быть обеспечен соот¬ветствующим количеством долларов в золотовалютных резервах с точностью до курса рубля к доллару.
Собственные деньги вводятся совершенно по другому, не за счет привязки к чу¬жим валютам. Доллары, которые в долларовой зоне обращаются, – это совсем не те дол¬лары, которые ходят в самих США. «Бумажки», конечно, те же самые. Но «бумажки» – это всего лишь материал-носитель денежных отношений, а вовсе не деньги. Сами же деньги, называемые «долларами» и обращающиеся в Штатах, устроены совершенно не так, как они устроены в долларовой зоне. Там и механизм обеспечения, и механизм эмиссии, и все остальное совсем другие, нежели в зоне. И, соответственно, все сов¬ременные крупные валюты (типа английского фунта стерлингов, австралийского дол¬лара, японской иены, и даже китайского юаня) устроены совершенно не так, как рубль.
Рубль является инструментом перевода материальных благ в валюту. Сделано это было в начале 1990 х годов, на мой взгляд, специально, чтобы эта валюта регулярно вывози¬лась из страны и тем самым «вымывала» материальные ресурсы России. И на протяже¬нии всех этих лет она исправно вывозится и «вымывает». Примерно по 70−80 млрд дол. уходит ежегодно. А в 2008 г. из-за кризисной паники около 130 млрд дол. «убежало» из России.
Из-за нынешнего устройства рубля – катастрофическая нехватка инвестиций. Ин¬вестиционный рынок России мертв. В 2008 г. в Россию пришло всего 46 млрд дол. инос¬транных инвестиций. Это для любой страны мало, а для такой большой, как Россия, неимоверно мало. В расчете на душу населения России – всего 300 дол., что просто несопоставимо с аналогичными показателями, характерными для развитых стран (например, в Штатах этот показатель в 2006 г. составлял 10 000 дол.). Мало того, из этих 46 млрд дол. на реальные инвестиции остается всего 11 млрд дол., или при¬мерно по 70 дол. на одну российскую душу в год. С такими инвестициями страна жить не может. Она постепенно фактически умирает, вопреки еще недавним бравурным ре¬чам правительства.
Сейчас стало принятым и спекулятивные деньги фондового рынка тоже называть «инвестициями». Но это, на мой взгляд, неправильно. «Инвестиции» – это те деньги, которые захватывают материальные ресурсы и преобразуют их во что то материаль¬ное. Вот этот механизм у нас практически отсутствует, главным образом, потому что российские «деньги» устроены совсем не так, как устроены все современные деньги других стран. У нас «деньги» – это «фантики», предназначенные для обмена на доллары (теперь еще и на евро). Достаточно Штатам выпустить из хранилищ уже напечатанные амеро, и вся российская банковская система, состоящая из 1 200 банков, вместе с руб¬лем рухнет.
Между тем давно известно, как вводятся современные деньги. Тот же самый «зеле¬ный» американский доллар вводился в конце XIX века по определенной схеме. И евро точно так же вводился. И Япония вводила свои иены после войны по той же схе¬ме. И в нашей стране можно было ввести полноценные деньги, которые не зависили бы от иностранных финансовых систем. Если не в начале 1990 х годов, то в начале 2000 х это надо было сделать, но не сделано до сих пор. Это вторая фундаментальная причина сегодняшней ситуации в России.
Третья причина – структурная, экономическая. Россия еще с 70 х годов XX века, когда было открыто самое крупное нефтяное месторождение в Тюменской области (Самотлор), сидит на «нефтяной игле». Но если в советское время «нефтяная зависи¬мость» страны была все-таки частичной, то после того, как в начале 1990 х годов по¬ловина хозяйственного комплекса России рухнула, она стала полной. Ни машиностро¬ение, ни легкая промышленность, ни химия, ни другие отрасли даже в малой степени не были восстановлены за 20 лет рыночных реформ. А об инновационной экономике идут одни разговоры. Никакого реального сдвига в экономическом развитии страны нет. Псевдоблагополучие последних лет объясняется исключительно высокими миро¬выми ценами на энергоносители. Поэтому при падении этих цен ничего другого с рос¬сийской экономикой, кроме «псевдокризиса», не могло и произойти.
Итак, я назвал три исторические предпосылки сегодняшней российской экономи¬ческой ситуации, а теперь перейду к конкретным причинам того, что сейчас происходит.
Первая причина того, что у нас называют «кризисом», связана с цифрами, которые приведены выше относительно иностранных инвестиций 2008 г. Портфельные инвес¬тиции тогда составили около 35 млрд дол. Известно также, откуда эти иностранные портфельные инвестиции пришли – с Кипра, Виргинских островов и Люксембурга. Фактически, это те деньги, которые были уведены в оффшоры, а потом вернулись уже под видом «иностранных инвестиций». Известно также, что 25 июля, 8 августа и 26 ав¬густа 2008 г. произошли три первых крупных обвала биржевых индексов РТС. С этого российский фондовый рынок начал рушиться. И «WallStreetJournal» говорит, что именно в эти даты «инвесторы с Кипра и Виргинских островов» вывели с россий¬ского фондового рынка в общей сложности именно те самые 35 млрд спекулятивных долларов. Эти «конкретные пацаны» сначала пришли со своими миллиардами и еще больше подняли растущий рынок. Поскольку игра шла «бычья», они вбросили 35 млрд дол., и индексы опять выросли, но они же рынок и обрушили: вывели за три торговых дня 35 млрд дол. А рынок в итоге обрушился на 600 млрд дол. Дальше спекулянты «до¬делали дело».
Какой же это «кризис», если все зависело от нескольких «инвесторов»? Они, навер¬няка, даже предположить не могли, во что их «скромные» действия выльются. Чем это обернется для всего «российского фондового рынка», который, как осиновый листок, чуть ветер дунул, и все сразу сломалось.
Другими словами, фондового рынка как такового в России так и не создали за 20 лет реформ. Была лишь видимость рынка, поскольку «рынок», не может зависеть от дейс¬твий отдельных лиц, кем бы они ни были. У нас была «игрушка», и она сломалась при первых же неуклюжих движениях нескольких спекулянтов.
Вторая причина – это обвал мировых цен на нефть. А дальше рикошетом пришлось девальвировать рубль почти на 50%. Осуществить так называемую «мягкую деваль¬вацию»: с 23 р. за доллар до 36 р. Бюджет в прошлом году был, как известно, сверстан в предположении, что цена на нефть будет не менее 71 дол. за баррель. Такая цена да¬вала примерно половину бюджетных доходов. Когда же цена обвалилась, образовалась огромная бюджетная «дыра». Однако известно, что при цене барреля нефти в 41 дол. каждый 1% падения курса рубля способен увеличить бюджет на 110 млрд р.
Поскольку у нас вся экономика зависит исключительно от цен на нефть, падение цены привело к тому, что почти половина бюджета сразу исчезла. Нужно было отку¬да то брать данные. И применили самый простой способ: поднять курс доллара и евро, и опустить, соответственно, рубль. Но это «пустые» деньги. Дальше будет рост инфля¬ции, поскольку деньги из «воздуха» взяты.
Ну, и третья причина нынешней ситуации – это внешний долг. На конец 2008 г. он достиг (если чуть округлить) 500 млрд дол., из них на российские корпорации при¬шлось примерно 300 млрд, а на банки – около 200 млрд дол. И те и другие брали иностранные краткосрочные кредиты и все время перекредитовывались. Этот долг оказался невозобновляемым. Кредитная линия не была продлена (под предлогом «кризиса») и, соответственно, сразу образовался провал в ликвидности российских банков. Ну, а когда обвалились фондовые индексы в 5−6 раз, то все спекулянты «ушли в валюту», если говорить на их слэнге. А это значит, что, с одной стороны, укрепился доллар (для США в данной ситуации – это хорошая передышка), с другой – обнулились практически все рублевые счета в российских банках. И все в России остановилось, что опять же к кризису никакого отношения не имеет, равно как и к тому, что сейчас происходит на Западе.
А теперь – о возможных последствиях. На Западе, я думаю, будет происходить то, что, может быть, потом назовут по другому. Найдут другие, более подходящие слова. Ну, а если говорить по простому: введение социализма, с национализацией и всем ос¬тальным. В противном случае они свою банковскую систему не спасут. Произойдет, скорее всего, создание так называемых bad banks– «плохих банков», куда будут стя¬нуты «токсичные активы». Это активы, под которыми ничего нет (те самые 30 000% «пустоты», о которых говорилось вначале). Их нужно каким то образом уничтожить. Но это частные деньги, и их просто так уничтожить нельзя. Не исключено, что выходом станет введение амеро. И США к этому, в принципе, уже подготовились.
А в России последствия будут другие. Самое плохое – это развал всей экономики. И такая вероятность не за горами. Но развала может и не случиться, если, как можно скорее, начать реально (а не в популистской манере, как это происходит сейчас) об¬суждать сложившуюся в стране ситуацию. Чем больше появится людей, которые на¬чнут понимать, что и откуда движется, тем быстрее появится возможность, например, создавать собственные полноценные деньги, собственную независимую финансовую систему, которая вовлекала бы собственные материальные ресурсы в производство (а не вымывала бы их из страны). Финансы должны замыкать эти ресурсы на внутрен¬ний рынок, на внутренний спрос. И если такую систему в ближайшее время не начать создавать, я думаю, последствия будут очень печальными.
Все, что произошло – это не кризис. Это коллапс американской схемы доллариза¬ции мира.

Похожие рефераты:

Свт. Иннокентий Херсонский
Такое название дано людьми, может быть, потому, что все буду­щее они почитали преимущественно зависящим от воли Божией. Это попече­ние...
Кризис 3 лет граница между ранним и дошкольным детством один из наиболее...
Кризис 3 лет – граница между ранним и дошкольным детством – один из наиболее трудных моментов в жизни ребенка. Это – разрушение,...
Методическая разработка «Антиспид»
Мы должны заставить каждого осознать, что кризис спида не закончился: что это не проблема нескольких далеких забытых стран. Это угроза...
Модуль 11. Всемирный спид мемориал
Мы должны заставить каждого осознать, что кризис спида не закончился: что это не проблема нескольких далеких забытых стран. Это угроза...
Интервью Президента России Дмитрия Медведева
Лондоне, никого не радует. Финансовый кризис носит глобальный характер, затрагивает почти все экономики мира. И наша задача, задача...
Кризис: конец и вновь начало?
Экономический кризис, разразившийся во всем мире, со всей очевидностью продемонстрировал все несовершенство и хрупкость той модели...
Василий Колташов Руководитель Центра экономических исследований Института...
Что ожидает нас в ближайшем будущем? Какие перемены призван произвести кризис? Кто мешает его завершению и что требуется, чтобы он...
Подростковый кризис глазами детей и взрослых
Кризис подросткового возраста считается самым сложным из детских кризисов. По своей интенсивности, разрушительной силе, по переменам,...
Формирование гендерной культуры учащихся на занятиях факультатива «этика семейных отношений»
Сегодня мы все являемся свидетелями катастрофического падения духовности нынешней молодежи, свидетелями кризиса сердец и совести....
Лекция по профилактике алкогольной зависимости
Думаю, что мы хорошо и с пользой проведем это время. Если вы ожидаете, что я буду сейчас пугать вас статистиком наркологов и леденящими...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
referatdb.ru
referatdb.ru
Рефераты ДатаБаза