Учебное пособие для студентов всех специальностей Павлодар


НазваниеУчебное пособие для студентов всех специальностей Павлодар
страница2/6
Дата публикации17.03.2013
Размер0.87 Mb.
ТипУчебное пособие
referatdb.ru > Философия > Учебное пособие
1   2   3   4   5   6

2 Материя, но не ткань…
Автор монографии «Категории диалектики» А. П. Шептулин, начинает изложение системы категорий из материи и сознания. Он утверждает, что раскрыть содержание других категорий, их взаимосвязь и взаимообусловленность в иной последовательности просто невозможно. Категории представляются как особый вид понятий, отражающих во всех формах и проявлениях бытие. Из всех форм наиболее распространенным является материальное бытие. В материалистическом мышлении аналог бытия – субстанция, материя.

Вспомнилось, как на первом курсе аспирантов «обрадовали» общей темой исследования, смутив лишь одного, окончившего физмат. Ему не завидовали, знали, что предложенная категория «материя» была «изъезжена» вдоль и поперек, и, во-вторых, руководитель аспиранта Анна Ивановна Корнеева имела репутацию женщины педантичной, требовательной, жесткой. Она-то и поставила задачу еще до защиты опубликовать, в законченном виде, результаты диссертационного исследования. В издательстве «Мысль» в объеме 5 печатных листов вышла работа Н. Г. Бондарь «Методологическое значение ленинского принципа неисчерпаемости материи» [19]. Цена успеха аспиранта – прободная язва, операция. Не он первый и не последний. Наука требует жертв. На «материи» оттачивали свои перья многие поколения философов. В связи с этим возникает вопрос: с чего начинать? С момента зарождения представлений о материи (история понятия) или ограничиться итогом, то есть современными представлениями о материи. Классический учебник относительно свободно синтезирует эти подходы. Но как выдержать пропорции в аудитории, когда на лекцию отводят не часы, а один час. В этой сложной ситуации могут помочь учебные пособия типа «конспект лекции» [20].

В формировании представлений о материи выделяют 3-4 этапа. Античные натурфилософы отождествляли материю с наиболее распространенным видом вещества. Так, Фалес – с водой, Анаксимен – с воздухом, Гераклит – с огнем, Демокрит – с атомами. Для Аристотеля материя – единство четырех «стихий»: огня, воды, воздуха, земли. Первая попытка преодолеть отождествление материи с конкретным веществом сделана Анаксимандром. В основе всего сущего – «апейрон» – «беспредельный, безграничный, бесконечный». Такое понимание близко даосистскому, где «дао» – вечно, несотворимо, вездесуще.

В философии Нового времени под материей понимают некое однообразное вещество – начало (субстанция) с такими свойствами как телесность, масса, плотность, протяженность. Для Декарта единственное свойство материи – протяженность: «материя, природа которой состоит только в том, что она – вещь протяженная»
[21, с. 359].

В соответствии с воззрениями Д. Бруно, Б. Спинозы материя – это субстанция, мир в целом, то есть материя равна природе.

Для французских материалистов эпохи Просвещения материя – система всех существующих тел и их свойств. Под словом «материя» писал К. Гельвеций, - «следует понимать совокупность свойств, присущих всем телам» [22, с. 172]. Гольбах и Дидро обращали внимание на то, что материя отражается не только в наших ощущениях, но и вызывает эти ощущения. Протяженность, плотность, непроницаемость не являются единственными свойствами, присущими всем телам, можно предположить, отмечает Гельвеций в них «способность ощущения». Материя – тело вообще, а не то, что оно есть, вещь твердая, весомая, окрашенная.

С каждым новым этапом в развитии философии и науки понятие материи становилось все более абстрактным. В соответствии с этим критерием то определение материи, которое дает В. И. Ленин в работе «Материализм и эмпириокритицизм», неперестроившиеся философы относят к классическим. «Материя есть философская категория для обозначения объективной реальности, которая дана человеку в его ощущениях, которое копируется, фотографируется, отображается нашими ощущениями, существуя независимо от них» [23, с. 131]. Классическая в том смысле, что признается не только марксистами, но и противниками, со ссылками или без них, на В. И. Ленина. Можно быть уверенным, если в учебнике имеется хотя бы одно упоминание о Ленине, то в связи с определением «материи». Сколько было попыток углубить, осовременить ленинское определение материи, в лучшем случае достигался потолок французского Просвещения. Это при том, что современная наука в вопросах строения материи и в уровнях ее организации продвинулась далеко вперед.

В неорганической природе выделяют следующие структурные уровни: элементарные частицы, атом, химический элемент, молекулу, планеты, планетные системы, галактики, системы галактик; в органической природе: доклеточный уровень, клетку, многоклеточные организмы, популяцию, биоценоз, биогеоценоз.

В некоторых философских трудах, да и в естествознании встречаются утверждения о конечности уровней материи. Если иметь в виду, что каждый структурный уровень материи представляет собой бесконечное многообразие объектов, явлений и процессов, то вопрос о конечном или бесконечном числе структурных уровней материи не ставит под сомнение качественную и количественную неисчерпаемость материи.

Поскольку материя существует в своих бесконечных формах, со стороны исследователей предпринимаются попытки классифицировать качественное многообразие форм по определенному типу – целостности, характеру взаимодействия, генетическим связям. Н. Г. Бондарь отмечает интересную, и во многом спорную попытку классифицировать формы материи, исходя из классификации форм движения, предложенною
В. В. Орловым [24, гл. 4].

Для Н. Г. Бондарь может и принципиально, что с такой классификацией «нельзя согласиться». Только не для Т. И. Ойзермана, усмотревшего в исследованиях материи В. В. Орловым определенную философскую культуру, профессионализм. Он так и говорит: «Коллега Орлов», в отличие от В. С. Семенова, является «философски образованным человеком» [25, с.110]. Так вот этот «философски образованный» по всему фронту «материи» дает бой академику
Т. И. Ойзерману.

Чтобы было понятно о чем речь вынуждены остановиться на обстоятельствах и атмосфере дискуссии, состоявшейся в середине 2003 года в редакции журнала «Вопросы философии» [25] по обсуждению книги Т. И. Ойзермана «Марксизм и утопизм». Отголоски этой дискуссии обнаруживаются и в диалоге
Т. И. Ойзермана с Л. Н. Митрохиным [26]. Участники дискуссии академики, доктора философских наук дали высокую оценку работе Ойзермана. Для В. А. Лекторского эта книга – событие, «нравственный поступок»; В. И. Кудрявцев видит заслугу автора в том, что он объективен в оценке Маркса и Энгельса, их сторонников и противников; В. М. Межуев считает, что книга Ойзермана «опыт научной критики марксизма»; В. Г. Федотова, как говориться, переплюнула всех – «выдающееся сочинение»; Ф. Г. Михайлов – «фундаментальный труд»; И. К. Пантин убежден, что Т. И. Ойзерман защитил Маркса и марксизм от либералов (упаси нас бог, от таких защитников).

Обедню испортил В. С. Семенов, вконец раскритиковавший «выдающееся сочинение», показав, что реальное содержание книги подводит к мысли и заключению, «что марксизм в главном, в основном в своих частях и в целостности именно утопичен».
Т. И. Ойзерман полвека воспевал марксизм, защищал от критиков и противников, доказывал, что марксизм – высшее достижение философской и научной мысли и наконец к своему 90-летию прозрел: марксизм – это утопия.

Если бы Теодор Ильич, будучи заведующим кафедрой истории зарубежной философии, философского факультета МГУ так откровенничал перед студентами... Трусил, боялся, хотя по свидетельству Л. М. Митрохина боевой офицер (6 орденов не на ташкентском фронте). В лекциях Т. И. Ойзерман не выходил за рамки доступного, повторяющегося, тривиального, поэтому мое умение стенографировать оказалось не востребованным. О лекторе сохранилось лишь одно воспоминание: полный рот золотых зубов и рубленые фразы. «Смельчак» утверждал, что он показывал «зубы» уже в советское время. Согласимся, но с оговоркой, в эпоху «верного ленинца» Мишки Меченого. Более того, в упомянутой беседе с Митрохиным он делится потаенным. Ему в выпускную школьную характеристику вписали, что он к советской власти относится враждебно. Дальновидные были учителя. И, тем не менее, ненавидя, пресмыкаясь и лицемеря дослужится до академика. Если бы только он! Поскольку В. М. Семенову возразить Ойзерман ничего не может, то использует известный прием «сам дурак». Разве может быть ученым человек, признающий коммунизм за науку?

Перед В. В.Орловым пришлось юлить, изворачиваться, доказывать недоказуемое вроде того, что «диалектический материализм не дал своего философского понятия материи»
[25, с. 136], а предложенное В. И. Лениным философское понятие материи не является новым.

С Т. И. Ойзерманом солидаризируется его подчиненный
В. В. Соколов «Западно-европейскую философскую классику Ильич, в общем, знал попугайски, к тому же стремился подчинить ее своей пресловутой партийности. Таково в целом его самое фундаментальное творение «Материализм и эмпириокритицизм». Здесь он, в частности, почти буквально повторяет эмпиристско-сенсуалистское определение материи Гольбаха как «обьективной реальности, данной нам в ощущении, трансформируя этот принцип в пресловутую теорию отражения» [27, с. 141].

Оставим В. В. Орлову защиту диаматчика В. И. Ленина от упомянутых историков философии. Отметим, что лекции самого
В. В. Соколова для заочников-философов – рутинное дело. Ничего запоминающегося, разве прием экзаменов. У председательствующего В. В. Соколова студенты получали билеты, а экзамен сдавали одной из пяти приемных комиссий, занявших место в огромной аудитории. Экзаменующиеся прежде всего стремились попасть к В. Ф. Асмусу, философу с дореволюционным стажем, в высшей степени вежливым педагогом. «Извините, пожалуйста» – это норма общения со студентом. Студентов привлекала не только культура, знали для Валентина Фердинандовича самая низкая оценка – «хор». Вот и выстраивалась к нему очередь, в то время как другие комиссии отсиживали. Василий Васильевич не церемонился, называл фамилию и «жертвенная овца» плелась к столику, где, в лучшем случае, ее ожидал «уд». Вот как комментировал эту комическую ситуацию заочник, будущий д.ф.н. Семушкин: «Василия Васильевича либерализм Асмуса выводил из себя. Перенося из зачетки в ведомость оценки В. Асмуса, он с каждым «хор» и «отл» мрачнел и повышал голос: «Валентин Фердинандович!». И когда Соколов готов был сорваться, Асмус поворачивал к нему седую гриву: «Успокойтесь Василий Васильевич, не нервничайте, не знают сегодня, узнают завтра. У них все еще впереди». Если В. И. Ленин в истории философии, по Соколову, «попугайчик», то каков уровень требований к студенту и какова самооценка крестьянского сына Васи Соколова собственных достижений.

В учебном материале нет возможности и необходимости следовать за В. В. Орловым, вникать в детали тончайшего анализа несостоятельности утверждений Т. И. Ойзермана. Но о некоторых принципиальных моментах нельзя умолчать. Главный смысл ленинского определения материи не в признаке «данности», а в понятии «объективной реальности». К этому понятию В. И. Ленин обращается постоянно. Ибо «единственное свойство материи, с признанием которого связан философский материализм, есть свойство быть объективной реальностью, существовать вне нашего сознания» [23, с. 275].

Попытка подменить основной признак материи «чувственной данностью», как это делает Т. И. Ойзерман, ставит под вопрос саму суть марксистко-ленинской философии. «Чувственная данность», как показал В. И. Ленин, - единственная возможность определения материи. То есть материю можно определить через противопоставление материи сознанию. «Важнейшей особенностью такого подхода, - отмечает В. В. Орлов, - является то что бесконечный мир противопоставляется его универсальной, всесторонней и всеобщей противоположности- сознанию вообще. Только в таком универсальном отношении сущность бесконечного мира реально выражена и может быть схвачена» [25, с. 100]. Только в таком противопоставлении материя выступает первичной, сознание вторичным, производным. И тут же В. И. Ленин подчеркивает, что противоположность материи и сознания «имеет абсолютное значение только в пределах очень ограниченной области: в данном случае исключительно в пределах данного основного гносеологического вопроса о том, что признать первичным и что вторичным» [23, с. 151].

В этом смысле противоположность материи и сознания абсолютна, а за его пределами относительна, поскольку сознание не является чуждым материи, сходно, едино, тождественно с материей. «Центральным моментом этой концепции,- отмечает В. В. Орлов, - является теоретическое «удержание» материи в противоположности и единстве с сознанием» [25, с. 100].

Дальнейший анализ позволяет В. В. Орлову показать несостоятельность выводов Т. И. Ойзермана, выявить принципиальные отличия представлений о материи в марксизме с представлениями в прежнем материализме и сделать главный вывод «Открытие способа определения сущности мира, способа определения материи – главное открытие в мировой философии, сделанная марксизмом» [25, с. 101].

Высказанные в дискуссии соображения для Т. И. Ойзермана –«горох об стенку», поскольку в последующей статье «Основные вопросы философии» ниспровергатель догматизма доказывает несостоятельность вывода Ф. Энгельса об одном единственным и высшем вопросе всей философии «Если бы этот вопрос занимал указанное ему Энгельсом место, - вещает Т. И. Ойзерман, - то философией не стоило бы заниматься» [28, с. 47]. Что в философии нарождаются новые вопросы не есть предмет спора, но ставит ли это под сомнение основной вопрос философии. Обратимся к Энгельсу «Великий основной вопрос всей, в особенности новейшей философии, есть вопрос об отношении мышления к бытию… духа к природе… что является первичным дух или природа. Философы разделились на два больших лагеря согласно тому, как они отвечали на этот вопрос. Те которые утверждали что дух существовал прежде природы, и которые, следовательно, так или иначе признавали сотворение мира… составили идеалистический лагерь. Те же, которые основным началом считали природу, примкнули к различным школам материализма»
[29, с. 282–283 ].

Доказывая несостоятельность «основного вопроса»,
Т. И. Ойзерман фактически отстаивает «плюралистическое понимание философии», в соответствии с которым она всегда будет представлять множество различных философских систем и никогда не была и не будет единственной, истинной философией. Другими словами, философия, в том числе и марксистская, не наука, а хаос несовместимых мнений.

В рецензии на учебник «Философия» под редакцией декана философского факультета МГУ В. В. Миронова нет ни одного критического замечания, сплошной восторг, российская высшая школа получила добротный учебник. Но вот то, с чем можно безоговорочно согласиться. «Философия марксизма это своего рода лакмусовая бумажка, которая позволяет говорить о степени объективности того или иного исследователя» [30, с. 178]. Если имеет место тенденциозность, научная недобросовестность, то продолжать чтение – терять время. Вас и по другим вопросам будут пичкать все той же конъюнктурной окрошкой.

Ограничившись понятием «материя», понимаем, что такие ее аспекты, как атрибуты, формы остались не раскрытыми. Утешимся тем, что даже в насквозь антимарксистском сочинении, вроде «Всемирная энциклопедия. Философия», «…отдают должное такому факту, «… Ленин один из первых обратил внимание на эволюционные процессы, происходящие в естествознании на рубеже ХІХ-ХХ вв.: «кризис физики», «неисчерпаемость электрона» [31, с. 551].

Этого с лихвой хватило, чтобы имя В. И. Ленина навсегда осталось в науке и философии. Заканчивая, обратим внимание на истолкование материи не в философском издании. В «Словаре русского языка» [32, с. 302] выделено 4 значения и оттенка материи – философский (вполне в ленинском духе), физический, переносный («говорит о высоких материях»), бытовой, разговорный («тоже что ткань»). Складывается впечатление, что некоторые из высоколобых философов хотели бы завернуть и похоронить в этой ткани наиболее выдающиеся достижения человеческого ума.

^ 3 Осознание сознания
Интереса ради пролистайте несколько десятков современных учебников по философии с целью обнаружения связи сознания с душой. И что – попросту потеряли время. Традиционно категория «сознание» рассматривается в единстве с материей, если где и проскальзывает «душа», то без попытки раскрыть содержание, связи между тем и другим. Объясняется это не идеологическими, а жесткими временными рамками изучения темы, не позволяющими избрать другой путь.

Но есть и другое мнение: «…с приходом к власти большевиков душа оказалась под идеологическим подозрением. Она была цензурно поставлена под запрет… Считалось, что это религиозно-идеалистическое понятие» [8, c. 337]. После столь смелого заявления А. Г. Спиркин в главе «Душа, сознание и разум» пытается ответить на вопрос: «что такое душа»: «Анализируя психику, сознание, мы, по существу, анализируем феномен души» [8, c. 338]. Девяти параграфов философского анализа феномена души для ответа оказалось недостаточно. Автор возвращается к тому же вопросу в главе «Политическая философия» при характеристике крайних форм тоталитаризма, к которому он относит фашизм и сталинизм. Различие между ними только в том, что фашизм истреблял народы завоеванных территорий, сталинизм истреблял собственный народ. После такой артподготовки студент, не пережевывая, проглотит параграф о тоталитарном разложении души. В главе «Духовная жизнь общества» душа субъекта возвышается до уровня общественного сознания. Книгу А. Г. Спиркин завершает проникновенными словами «душа наша».

Ни подвига, ни криминала здесь нет. Только при чем здесь большевики. О душе писали, в том числе в пятитомной «Философской энциклопедии», которую А. Г. Спиркин определяет как «значительную интеллектуальную ценность» [8, c. 222]. В ней опубликована его весьма объемная статья «Сознание», в которой излагается история взглядов на сознание, его материальная основа и идеальная сущность, активность, структура, связи с психикой, самосознание, происхождение сознания и его идеологические предпосылки. Примерно такая же схема изложения «сознания» в большинстве публикаций, при самой общей характеристике. Запуганный большевистской цензурой, Спиркин в упомянутой статье употребляет понятие «души» дважды по причине крайней необходимости. «Спиноза, именовавший сознание термином «дух», «душа»», «ум», «мышление» рассматривал его как один из атрибутов субстанции (природы) наряду с протяжением» [33, c.44]. Но в этом же издании в обстоятельной статье А. Петровского, М. Туровского «Душа» излагается историко-философское представление о душе. Для нас важен вывод: «в диалектическом материализме слово «душа» употребляется только как синоним слова «психика»» [34]. Такой же подход в «Философском энциклопедическом словаре»: душа –«понятие, выражающее исторически изменяющиеся воззрения на психику и внутренний мир человека; в религии и идеалистической философии и психологии – понятие об особой нематериальной субстанции, независимой от тел» [35, с. 179].

Следовательно, никакого запрета на употребление понятия «душа» большевики не устраивали. «Другое дело – как понимать феномен души?, - озадачился А. Г. Спиркин, – в рамках учебника мы не можем вдаваться в тонкости этой проблемы» [8, с. 338].

В марксистской философии синонимом сознания является дух. И тем не менее по проторенной дорожке (по крайней мере, в учебной литературе) вперед к пониманию души как «едино-цельного феномена», включающего в себя бесконечность множества чувств, мыслей, желаний, волевых устремлений и целеполаганий. Конечно, это не определение «души», но другого А. Г. Спиркин не дает…

Можно, но вряд ли методически оправданно, говорить о сознании по нисходящей, то есть идти от высших форм к низшим, где, кстати, скороговоркой говорится о теории отражения. Спиркин завершает главу в учебнике и энциклопедии о сознании «психикой животных». Сравним: в конспекте лекций для студентов о сознании первый вопрос – отражение как всеобщее свойство материи и его эволюции, затем понятие «психики» и, наконец, предпосылки возникновения сознания [36, с. 58–60 ].

В учебнике для аспирантов после рассмотрения проблемы сознания в историко-философской традиции следует – «Отражение и его эволюция. Психика и сознание» [37]. И это логично, за этим традиция.

Отражение – всеобщее свойство материи, выражающее способность взаимодействующих структур воспроизводить взаимные особенности. В учебном процессе воспроизвести все особенности отражения достаточно сложно. Во времена, когда до компьютерной технологии обучения было далеко, широко применялись наглядные и технические средства обучения. Был особый шик дать предельно компактно, схематично философскую проблему. В одном из пособий в помощь преподавателю философии было опубликовано 56 схем, хотя и не исчерпывающих все узловые вопросы, тем не менее важных для преподавателя [38].

Схема «Отражение – общее свойство материи» наиболее объемна и структурно сложна. Каждому уровню организации материи соответствует определенная форма отражения. Уровень механо-физико-химический, включающий в себя такие модификации, как процессы и результаты перемещения, давлений, деформаций; процессы и результаты тепловых звуковых, электромагнитных, гравитационных и других воздействий; процессы и результаты химических реакций, соединения, разложения и т. д. Второй уровень – биологические структуры материи и соответствующие им формы отражения, такие, как раздражимость микроорганизмов (таксисы) и растений (тропизмы); чувствительность животных (безусловные и условные рефлексы, инстинкты); элементарная психика высших животных (ощущение, восприятие, представление) на уровне инстинкта.

Третий уровень – социальный (высшая форма отражения – познание, мышление человека) возникает на основе трудовой деятельности, общественного способа жизни и языкового общения. Чувственное познание человека (ощущения, восприятие, представление) генетически роднит его и животных, но это не повод для отождествления. Психическая деятельность животных обусловлена их биологической природой и служит для приспособления к внешней среде, тогда как человек изменяет этот мир: теоретическое познание человека (понятие, суждение, умозаключение, воображение) присуще только человеку. Моментом социальной формы отражения является техническое отражение, которое подразделяется на приборное и кибернетическое, то и другое, развиваясь, содержатся в понятии «информация». Информационный подход лежит в основе современной компьютерной революции, возложившей функции передачи и хранения информации машинам. Таким образом, даже элементарное перечисление составляющих форм отражения фактически сводит на нет возможность применения иллюстративного материала, как и рассмотрение существующих теоретических подходов к теории отражения в философской литературе.

Рассматривая категорию «сознание», А. П. Шептулин [6, с. 109-152] аргументированно показывает слабости и в ряде случаев критическую несостоятельность авторов, ставивших под сомнение теорию отражения, что особо присуще некоторым немецким, чешским, югославским философам. В последние десятилетия к числу критиков теории отражения примкнули наши соотечественники.

Напомню, для В. И. Ленина «материалистическая теория, теория отражения предметов мыслью» [23, с. 109]. Кто сомневается или проявляет непоследовательность в этом фундаментальном вопросе, тот вносит путаницу и в итоге сползает на позиции идеализма. В этой связи представляют интерес ответы на вопросы журнала «Вопросы философии» престарелого философа В. В. Соколова. Человек, полвека с фигой в кармане обучавший марксизму и ленинизму студентов философского факультета МГУ, наконец-то «объективировался» как «антимарксист». Осуждая хамелеонство, пресмыкательство, лизоблюдство, посочувствуем раздвоению личности. Восторгаться тем, что глубоко презираешь и ненавидишь, чему сочиняешь научные оды, это не только личная, но и общественная трагедия, что и подтвердил 1991 год.

Однако, слово Василию Васильевичу, его оценке Ленина и ленинизма в рамках рассматриваемого вопроса. Его выстраданные ответы дают представление о подлинных помыслах профессора: «Западно-европейскую классику Ильич, в общем, знал попугайски, к тому же стремился подчинить своей пресловутой партийности. Таково в целом его самое фундаментальное творение – «Материализм и эмпириокритицизм». Здесь он, в частности, почти буквально повторяет эмпиристско-сенсуалистское определение материи Гольбаха как «объективной реальности, данной нам в ощущении», трансформируя этот принцип в пресловутую теорию отражения (выделено С. Н.), подхваченную затем тысячами марксистских философствующих пропагандистов». [39, с. 141]. Относит ли автор к последним себя мы не знаем, но по делам его- несомненно.

«Пресловутый» в словаре С. И. Ожегова имеет значение «широко известный нашумевший, но сомнительный или заслуживающий отрицательной оценки». Интересующихся «пресловутым» отравляю к монографии А. П. Шептулина [6]. Если диалектический материализм признается научной теорией (с ужимками и кривляньями в большинстве современных учебников), то там место и теории отражения. В. В. Соколов вполне в духе
Т. И. Ойзермана ерничает, является ли эта философия единственно научной. В. В. Соколов сочувствует учащимся, вынужденным читать нудные философичные тексты Ленина (так было, но не сегодня), «порой просто неприятно, поскольку ко всему прочему Ленин лишен чувства юмора». Разве это юмор, «когда он поносит неприемлемых для него авторов самыми последними словами». Недавний соратник Ленина А. А. Богданов, которому досталось не меньше других, за путаницу и отступление от марксизма, «вскрыл философскую поверхностность Ленина на грани невежества» [39, с. 141].

Прошел век, число обиженных и, соответственно, разоблачителей Ленина не только не уменьшилось, а выросло в разы, особенно после гибели советской страны. Это еще и еще раз подтверждает принцип партийности философии.

В предисловии к «Материализму и эмпириокритицизму» Ленин называет свой труд заметками, в котором « поставил себе задачей разыскать, на чем свихнулись люди, преподносящие под видом марксизма нечто невероятно сбивчивое, путанное, реакционное» [23, с. 37]. И что, Ленина должны за это любить? Если бы современным критикам марксизма-ленинизма удалось создать нечто отдаленно напоминающее «Материализм и эмпириокритицизм», их имена навсегда остались бы в истории философии. А так пустышки, комментарии. Их заслуга сродни систематизатору аристотельского наследия. Вопреки воле учителя, на первое место ошибочно поставил не «философию», а «физику». Впоследствии термин «метафизика» на тысячелетия лишил философию собственного имени.

Реальность такова, что атаки на марксизм стали уделом не только центра. Не об этом ли свидетельствуют «Тезисы о марксизме- ленинизме с позиции определяющего человеческого фактора в истории» Николая Николаевича Ланина [40]. Автор на протяжении десятилетий изучал данную проблему и выводы, так сказать, выстраданы. По аналогии с Кантом в жизни Н. Н. Ланина выделим два периода – «докритический» и «критический». «Докритический» Ланин внешне далек от философствующих знатоков. Учитель, рабочий, служба в Красной Армии. Потом война. Имея бронь, добился отправки в действующую армию. Два ранения, обморожение и медаль «За отвагу». Конечно, это не шесть орденов политработника, будущего академика Т. И. Ойзермана, тем не менее, патриотическая позиция Ланина очевидна. Потом работал инспектором РОНО, председателем колхоза, завхозом, зам.директора МТС, секретарем партийного бюро, учился в партийных школах и, наконец, с 1966 года и до выхода на пенсию преподавал философию в Павлодарском индустриальном и педагогическом институтах. «Критический» Ланин, не без трудностей, в 1970 году защищает кандидатскую диссертацию по теме «О некоторых сторонах процесса развития». Уже здесь
Н. Н. Ланин на основе взаимосвязанного действия законов диалектики делает вывод о преобладании в процессе движения, развития волнообразности и зигзагообразности. Это не противоречит методологическому подходу к изучению законов диалектики, содержавшихся в статье В. И. Ленина «Карл Маркс». Но, как заметил В. А. Федотов, «в связи с тем, что в обществе господствовало прямолинейное и однолинейное понимание развития, основой которого явилось длительно существовавшая промышленно-индустриальная тенденция в экономике, то рассчитывать на быстрое признание волн и зигзагов в обществе было нельзя» [40, с. 6].

Как следствие, осложнение при защите, статья, направленная в журнал «Вопросы философии» по данной проблеме, была отвергнута. Попутно отметим, что философ В. А. Федотов был первым систематизатором учения Ланина. В его рецензии на «Тезисы» фактически сделан анализ всего написанного и изданного
Н. Н. Ланиным. Благодаря этому, становится понятным, откуда «растут ноги», т. е. тезисы, это итог «критического мышления»
Н. Н. Ланина. Рецензирует тезисы и историк А. Л. Захаренко. Необычна структура брошюры, предисловие, послесловие, тезисы
Н. Н. Ланина, рецензии В. А. Федотова и А. Л. Захаренко. Труд издан тиражом 100 экземпляров и, стало быть, доступен узкой группе читателей. Отмечу, Николай Николаевич несколько раз просил меня о рецензии (читал рукописный вариант), но я отказался. Ленин, как известно, в вопросах идеологии проявлял бескомпромиссность не только к врагам, но и соратникам, ближайшим друзьям. Вы поняли: не хотелось обижать фронтовика, человека, регулярно читающего догматическую «Гласность» и считающего себя марксистом.

Пришло время обратиться к тезисам не Маркса о Фейербахе, «содержавшие в себе гениальный зародыш нового мировоззрения» [41, с. 371], а к тезисам Николая Николаевича. В первом из них утверждается: «Не общественное бытие определяет сознание, а человек разумный в начале создает бытие, орудие труда и средства производства, а затем уже, во вторых, они влияют на сознание своего создателя» [40, с. 28]. В «послесловии» Н. Н. Ланин соглашается с положением – бытие определяет сознание, но считает его верным «лишь на уровне обыденного сознания», на уровне теоретическом - сознание, основой которого является концепция «человек разумный определяет ход истории», верно другое положение. Какое? «В общении человека с природой происходит непрерывное взаимодействие внутреннего человеческого существа и внешнего влияния на него, что и определяет его движение и развитие» [40,
с. 43]. Далее следовало бы отправиться в поход за «внутренним человеческом существом», выяснить, почему «не общественно-экономические формации определяют ход истории, а народы и цивилизации» (так в третьем тезисе) [40, с. 29]. По первому тезису не лишне было бы перечитать четвертую главу работы Ф. Энгельса «Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии» [41], где блестяще разрешаются проблемы, одолевшие Н. Н. Ланина, а по третьему – «Предисловие к критике политической экономии» Маркса: «не сознание людей определяет их бытие, а, наоборот, их общественное бытие определяет их сознание» [42, с. 7]. Упреждая вопрос об отношении к основному вопросу философии, Н. Н. Ланин заявляет: «для меня он всегда был главным в том смысле, что в нем материя, природа – первичны, а дух сознание – вторичны» [40, с. 44]. Он же отмечает, что с этим согласны и разработчики учебника «Введение в философию» [16]. Тогда к чему весь этот сыр-бор? И как соотнести вынужденное признание с первым тезисом. Оставим эту работу «ищущим», а сами попытаемся решить теоретический спор на уровне обыденного сознания, точнее здравого смысла. Напомним при этом, что снижение общественного статуса марксизма-ленинизма по Н. Н. Ланину, объясняется тем, что « он изначально содержал в себе некоторые ошибочные положения» [40, с. 3]. К «некоторым» относится «способ производства материальной жизни обусловливает». Это уже не «некоторые», а ошибки фундаментального толка. В разрезе работы Н. Н. Ланина «Призвание как категория социальной философии» [43], посвященной углубленному исследованию человеческого фактора, который, по мнению Н. Н. Ланина, является определяющим в истории развития общества, уместно поставить вопрос, относит ли он к гениям человечества К. Маркса и Ф. Энгельса, и если да, то возможны ли ошибки, о которых он пишет.

Основатели научного коммунизма не страдали «скромностью», Энгельс заметки Маркса о Фейербахе называл «гениальными», не оставался в долгу и Маркс, называя наброски Энгельса к критике экономических категорий «гениальными» [42, с. 8]. Обмен любезностями по молодости? В речи на похоронах К. Маркса
Ф. Энгельс сказал, что «Уже в ближайшее время станет ощутительной та брешь, которая образовалась посла смерти этого гиганта… Маркс открыл закон развития человеческой истории…производство непосредственных материальных средств к жизни и тем самым каждая данная ступень экономического развития народа, или эпохи образуют основу, из которой развиваются государственные учреждения, правовые воззрения, искусство и даже религиозные представления данных людей и из которой они поэтому должны быть объяснены, - а не наоборот, как это делалось до сих пор» [44, с. 350 – 351].

В. И. Ленин в работе «Карл Маркс», предваряя содержательную характеристику марксизма, отмечает, что «Маркс явился продолжателем и гениальным завершителем трех главных идейных течений ХІХ века… классической немецкой философии, классической английской политической экономики и французского социализма…» [45, с. 50]. Ошибок, выявленных Н. Н. Ланиным в работах гениев, Ленин не заметил. Впрочем, были ли они? Абстрактной истины нет, истина конкретна, то есть верна в конкретных исторических условиях. Это к тому, что при оценке личностей планетарного масштаба подходить нужно всесторонне, едва ли не с лабораторной точностью взвешивать свои силы и возможности, если ставится цель установить истину.

То, что будет волновать «ищущих» Н. Н. Ланину безразлично, позицию его не изменить. За несколько дней до 93-летия и за неделю до 66 годовщины Победы коллеги и товарищи попрощались с
Н. Н. Ланиным. Похоронили его рядом с женой. Подаренная ранней весной нежная листва, безоблачная синь павлодарского неба, парящие трубы промышленных гигантов – таков фон уходящей жизни и ее продолжение. В бесконечных модификациях человеческой мысли, заметил Аристотель, каждый философ пратически не замечен, но совместно накопленное достойно изучения и продолжения.

В этом смысле категория сознания неисчерпаема, как и материя. Многочисленные определения – подтверждение тому. Приведем некоторые из них, чтобы сориентировать студентов при тестовом контроле.

А. Г. Спиркин в статье «Сознание» [35] отдает предпочтение описательному подходу, уходит от определения сознания, но в учебнике возвращается к нему: «Сознание – это высшая, свойственная только людям и связанная с речью функция мозга, заключающаяся в обобщенном и целенаправленном отражении действительности, в предварительном мысленном построении действии и предвидении их результатов, в разумном регулировании и самоконтролировании поведения человека» [8, 350 с.].

А. П. Шептулин, предворяя рассмотрение категории сознание, отмечает, что «сознание является свойством высокоорганизованной материи, мозга человека, продуктом и необходимой стороной трудовой деятельности и существующей на ее основе общественной жизни» [6. с. 109].

Или «…Сознание можно определить как высшую свойственную лишь человеку форму отражения объективной действительности в ходе общественной практики»[36. с. 58].

В учебнике для аспирантов в ряду ключевых понятий «Сознание – высшая форма психической активности человека как социального существа»; «отражение реальности в форме чувственных и умственных образов и проектирование (творчество) на этой основе новой реальности» [37, с. 300].

Число определений сознания можно продолжить и каждое из них может стать предметом критики, потому что сознание до сих пор осталось большой загадкой. Окончательный ответ на вопрос, что такое сознание и какова его природа, по мнению исследователей, еще не дан. При всем том, при определении сознания констатация таких его свойств, как высшее отражение человеком объективной, действительности, совокупности психических процессов направленных на преобразование действительности, – обязательна.

Являясь высшим продуктом высоорганизованной материи - мозга, сознание представляет собой единство объективного и субьективного, единство того, что зависит от субьекта, состояния его психики, опыта и независещей от него окружающей действительности. Неразрывная связь свойств сознания с сознанием – очевидна. Но отождествлять часть и целое, каждое свойство сознания с сознанием, когда оно раскрывает лишь одну их сторон бесчисленных характеристик, неверно. Только в диалектическом единстве всех своих свойств сознание предстает тем чем оно есть. По тем же соображениям сознание не может быть сведено к языку. Указывая на органическую связь сознания с языком, Маркс и Энгельс в «Немецкой идеологии» писали: «Язык также древен как и сознание; язык есть практическое – существующее и для других людей и лишь тем самым существующее также и для меня самого, действительное сознание» [46, с. 29]. В данном высказывании очевидно стремление выделить социальную природу сознания, представить его как результат общественных взаимодействий. Короче, сознание социализировано и вместе с тем индивидуально, стало быть, уникально. В сознании человека формируется объективный образ по содержанию и субъективный по восприятию. «Ощущение есть субьективный образ обьективного мира» [23, с. 120]. Ленинское определение для некоторых «ортодоксальных марксистов» – соль на раны, едва ли не сползание на позиции субьетивного идеализма, хотя обьективный мир не отрицается, а под субъективностью понимается отражение его сторон в специфической для субьекта форме. Первичность отражаемой действительности, как уже отмечалось, задает разумные ориентиры субьекту и лежит в основе творческой деятельности. Последнее присуще только человеку, но если это так, рассуждают противники теории отражения, то человек не отражает действительность, творит ее. Об этом уже говорили, потому не будем повторяться. В заключении выскажем сожаление, что среди философов нет подобных Владимиру Бушину, литературному критику, публицисту, о котором доктор философии Р. Л. Лифщиц писал: «Никакие ученые степени, академические регалии и прочие знаки успеха, не спасут того кто стал предметом Вашего критического разбора, от разоблачения» [47. с. 19]. Может быть такие есть среди философствующих читателей?
1   2   3   4   5   6

Похожие рефераты:

Учебное пособие для студентов юридических специальностей Павлодар
Правовые основы охраны недр в Республике Казахстан: учебное пособие для студентов юридических специальностей. – Павлодар
Учебное пособие для студентов педагогических и гуманитарных специальностей Павлодар, 2004
И85 Просветители Павлодарского Прииртышья конца ХIХ начала ХХ в в. / Учебное пособие для студентов педагогических и гуманитарных...
Учебное пособие для студентов педагогических и гуманитарных специальностей Павлодар, 2004
И85 Просветители Павлодарского Прииртышья конца ХIХ начала ХХ в в. / Учебное пособие для студентов педагогических и гуманитарных...
Учебное пособие для магистрантов и студентов гуманитарных специальностей Павлодар
Учебное пособие предназначено для студентов и магистрантов, обучающихся по специальности «Культурология». Написанное на конкретном...
Учебно-методическое пособие для студентов всех специальностей Павлодар
З-78 История зарубежной социологии: учебно-методическое пособие для студентов всех специальностей / сост. Т. Н. Зозуля, Г. Т. Артыкбаева...
Учебное пособие для студентов факультета физики, математики и информационных технологий Павлодар
Учебное пособие предназначено для студентов физико-математических специальностей вузов
Учебное пособие для студентов неязыковых специальностей 1 часть
С 23 Английский язык: лексика, грамматика, речь, общение. Я и мое окружение. 1 часть : учебное пособие для студентов неязыковых специальностей...
Учебное пособие для студентов всех специальностей Павлодар
Рекомендовано к изданию учебно-методическим советом факультета истории и права пгу им. С. Торайгырова
Учебное пособие по выполнению выпускных работ для специальностей...
Учебное пособие предназначено для студентов специальностей 050727 «Технология продовольственных продуктов», 050728 «Технология перерабатывающих...
Учебное пособие (для всех специальностей) Павлодар
Ж. А. Усин – доктор педагогических наук, профессор Павлодарский государственный педагогический институт

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
referatdb.ru
referatdb.ru
Рефераты ДатаБаза