Языкознание


Скачать 131.5 Kb.
НазваниеЯзыкознание
Дата публикации12.06.2013
Размер131.5 Kb.
ТипДокументы
referatdb.ru > География > Документы

Заглавие документа

Лимнонимы и гелонимы Беларуси в сопоставительном аспекте // Проблемы славистики и теоретической лингвистики: Сб. ст. молодых ученых. – Минск: БГУ. – С. 52–59.

Авторы

Копач О.И.

Тема

Языкознание

Дата публикации

2002

Аннотация

В данной статье рассматриваются названия болот и озёр, зафиксированных на территории Республики Беларусь. В двух группах гидронимной лексики обнаруживаются как сходные, так и отличительные черты.


Сравнительно-сопоставительный анализ морфологии, структуры и семантики гелонимов и лимнонимов Беларуси показывает, что в двух группах гидронимной лексики обнаруживаются как сходные, так и отличительные черты.

В данной статье рассматриваются названия болот и озёр, зафиксированных на территории Республики Беларусь. Анализу подвержено 1800 наименований водных объектов (490 гелонимов и 1310 лимнонимов) региона.

^ Категория числа. Вхождение болотных и озёрных наименований в группу гидронимов в целом определяет основные характерные черты функционирования категории числа в двух разрядах водной лексики. Во многом то, что характеризует лимнонимы, встречается и среди наименований болот: безраздельное преимущество принадлежит лексемам в форме единственного числа (как во всех разрядах имён собственных), однако средний процент их здесь (83%) ниже, чем среди лимнонимов (91%) и потамонимов (около 100%). О последнем из разрядов мы можем судить по результатам анализа этой группы лексики Е.М.Катоновой, которая отмечает наличие среди речных названий бассейна Западной Двины лишь одной единицы в форме множественного числа [1, с.155]. Как в болотных, так и в озёрных названиях плюральные формы составляют значительную группу: гелонимы Загароды, Старамлыны, Мяшкi и др., лимнонимы Чарты, Янелi, Крывыя Акунi и др., однако несколько чаще они встречаются в гелонимии (11,5%), чем в лимнонимии (около 9%). В пределах сопоставляемых групп водных наименований встречаются и отличия. Самое существенное из них – наличие гидронимов с “промежуточными” формами числа, то есть тех наименований, в которых обнаруживается присутствие одновременно форм множественного и единственного числа. Таких лимнонимов не зарегистрировано, для гелонимов же наименования, где одна из форм числа неизбежно исключает другую, не редкость: Харкi-Жыгалава, Грабава-Мiхедавiчы, Абрубы-Чысцiк, Гаўрыльчыцы-Дубiца, Рады-Галышаўка и др. Нехарактерна для лимнонимии и конструкция, где две части имени собственного соединены сочинительным союзом, а в гелонимии они образуют значительную группу, причём один из компонентов может быть представлен даже сочетанием “прилагательное + существительное”: Стрыгаў i Мачулiнскае балота, Дукора i Доўгае балота, Возера i Чэрнiна, Сядзiбы i Ясянец, Бяроза-Лосiцкае балота i Веснiна и др.

Ареалы преобладания гелонимов и лимнонимов в форме множественного числа практически не совпадают. Можно лишь отметить общую тенденцию локализации подобных наименований в западной части региона, особенно на северо-западе: гелонимы Жары, Пiскавацiкi, Асовiны и др., лимнонимы Макачы, Канашы, Зашчаты и др. Интересен тот факт, что подавляющее большинство лимнонимов Беларуси в форме множественного числа рсполагается на севере, в Витебской области – 74 из 92 (80,43%). Этот результат выше соотношения общего количества названий всех крупных озёр региона на 5% (на Витебщине располагается 75% всех озёр республики). При этом многочленные лимнонимы в форме множественного числа вообще не выходят за пределы Витебщины. Тем не менее даже на северо-западе удельный вес данных наименований ни на одном участке территории не превышает 20-25%. Наибольшая концентрация наблюдается в бассейнах Вяты, Мёрицы – 11% (Орцы, Петкуны, Падзявы, Вiсяты), Друйки – 16% (Войты, Даўблi, Дрывяты, Янелi) и западнее Мяделки – 20% (Кавалькi, Споры, Серанчаны, Лодасi и др.). К этому ареалу примыкает север Минщины с бассейнами Мяделки и Страчи – 15%. Остальные озёрные названия бессистемно разбросаны по территории региона. Максимум присутствия – 8%. На востоке подобные лимнонимы вообще редкость (Лётцы, Азеркi, Фiлiпенкi), правда единственное название-прилагательное в форме множественного числа находится именно на востоке, в бассейне Припяти (Халодчыя).

Гелонимы множественного числа распределены по территории более равномерно, хотя и в этой группе гидронимов плюральные наименования на востоке встречаются реже, а восточнее Днепра они вовсе единичны: Патокi. Здесь большинство наименований в форме множественного числа расположено на юго-западе и в центре. Единственная зона, где ”стыкуются” обе группы гидронимов, - это бассейны Мяделки и Вилии: гелонимы Габы, Ганчары, Грыбкi и др., лимнонимы Ходасы, Кузьмiчы, Расохi и др.

Категория рода. Как и среди лимнонимов, по количеству наименований болот лидируют лексемы в форме среднего рода: гелонимы Гала, Рэпiшча, Старахракавiцкае и др., лимнонимы Сушына, Ляшчынава, Добрына и др.; вслед за ними расположились гелонимы женского рода и мужского рода: названия болот Цна, Гарэлец, Студзёнка и др. и озёр Нячвора, Глыбачка, Тартак, Шчыбат и др. Однако в названиях болот первая группа уже не имеет подавляющего преимущества, а их удельный вес в регионе снижается с 60% в лимнонимах до 40% в гелонимах (в 1,5 раза), то есть в среде болотной лексики род уже не играет той доминирующей роли, какую в группе лимнонимов выполнял апеллятив “озеро”. Форма рода гелонима в меньшей мере мотивирована родом идентификатора болото, поэтому в однокомпонентных наименованиях гелонимы среднего рода остаются на последнем месте. В отличие от озёрных названий, многочленные наименования болот играют значительную роль: среди гелонимов среднего рода их преимущество над одночленными более чем трёхкратное: гелонимы Якентанскае балота, Вялiкае балота и др., лимнонимы Алашскае возера, Плоскае возера и др. Вообще, превосходство наименований среднего рода в гелонимии обусловлено именно продуктивностью схемы “прилагательное + номенклатурный термин в форме среднего рода”. Даже притяжательные прилагательные в составе гелонимов-сочетаний не так часто подвержены процессам эллиптирования и субстантивации: субстантивированных притяжательных прилагательных (гелонимы Лiпскае, Рамжына и др.) здесь меньше, чем сочетаний “притяжательное прилагательное + номенклатурный термин” (Буянава балота, Гадылёва балота, Жмурынскае балота и др.). В лимнонимах же притяжательные прилагательные в подавляющем большинстве представлены в одночленных наименованиях: лимнонимы Ружына, Сяляева, Чурылава, Бабровае возера, Мохавае возера и др. Однословные лимнонимы в форме мужского и женского родов играют значительно меньшую роль по сравнению с подобными болотными названиями, которые вместе превосходят количество гелонимов среднего рода более чем в 3 раза: лимнонимы Бутыка, Буза, Люкташ и др. В лимнонимии простые наименования в форме среднего рода лидируют только за счёт субстантивированных прилагательных, которые имеют подавляющее преимущество на востоке самого озёрного ареала – Витебщины: Рогава, Цыганова, Ардышэва и др. На остальной территории Беларуси лимнонимы в каждой из форм рода распределены равномерно, чаще даже встречаются лимнонимы мужского и женского рода. Увеличивается роль полилексических наименований мужского и женского рода в гелонимах, что также говорит о меньшей мотивированности формы рода соответствующим идентификатором (болото – средний род) в исследуемом разряде водной лексики: если в лимнонимах формы мужского и женского рода составляли соответственно 0,57% и 0,85%, то в гелонимах их роль возросла до 8,98% и 3,47%: гелонимы Глухая пушча, Пятрова Паляна, Булеў Мох, Загальскi масiў и др.

Характерной чертой гелонимов является уже отмеченное нами тяготение к “промежуточным формам”: в лимнонимии наименований смешанного родового типа не встречается, то в гелонимии подобные лексемы занимают около 3,5% гелонимного пространства: Чайкава-Гнiлiка, Кандаль-Яловец-Вольхава и др. Это обстоятельство, а также многообразие комбинаций в многочленных гелонимах обусловливают лидерство группы болотной лексики по количеству использованных схем.

Большее количество наименований мужского рода и женского рода в составе гелонимов предопределяет их преимущество над такими же названиями озёрной группы при рассмотрении их в ареальном аспекте. Последние практически на всей территории региона не составляют группы более чем в 30% от общего числа названий участка, в то время как гелонимы такую концентрацию имеют на большей части территории. Это, по нашему мнению, определяется тем, что фонд болотной терминологии богаче, а заболачиваться могут объекты из других географических сфер. Поэтому они, по-видимому, соотносятся уже не с апеллятивом среднего рода “болото”, а с теми же лесом, лугом, бором и т.д.: названия болот Куцы Лес, Каменны Мост и др. Вообще, “значение “болото” для подавляющего большинства лексики является общей семантической инновацией” [2, с.141]. Названия же озёр являются более устойчивыми вследствие устойчивости самих объектов именования.

Лишь 1 участок территории является зоной относительного большинства обеих групп гидронимов – это, как и в случае с названиями множественного числа, - ареал в бассейне Мяделки и Страчи: гелонимы Арлянка, Чысць, Чарэмшыца и др., лимнонимы Мядзел, Болачка, Глубля и др. Впрочем, общее количество гелонимов этих двух родов на всей территории региона в целом выше, и даже там, где процент содержания таких наименований ниже среднего, они редко проигрывают лимнонимам мужского и женского родов той же зоны. Общая же тенденция таких гидронимов к западной и центральной частям региона нарушается лишь однажды: на юго-востоке региона расположено около 40% лимнонимов мужского рода и женского рода: названия озёр Глушэц, Старык, Старуха и др.

Структура. Как и в группе озёрных названий, среди гелонимов нами выделены простой, сложный и составной разряды наименований. Однако количество типов, входящих в состав каждого из разрядов, и представленность их в моделях значительно отличаются в лимнонимах и гелонимах.

Даже поверхностное знакомство с результатами анализа двух групп гидронимной лексики позволяет заметить, что простые наименования чаще встречаются в лимнонимии (Мурамшчына, Нёгра, Стоўбцы и др.), а средний процент содержания составных единиц выше у гелонимов (Гарачы Бор, Белае-Пагарэлец, Вязавы востраў и др.). Это, по-видимому, связано с характером объектов именования: лимнонимы всё же ближе к макротопонимии, чем гелонимы, и стремление к однословности вследствие узуализации [3, с.9] им присуще в большей мере. Снижение роли однокомпонентных наименований особенно ярко проявляется в гелонимии на примере гелонимов в форме субстантивированного прилагательного: в лимнонимии их роль значительно больше – 18,3% против 4,5% у гелонимов, причём в полных субстантивированных прилагательных (при отдельном рассмотрении) преимущество шестикратное (гелонимы Шэшкава, Селiшчанскае,Торбалава и др., лимнонимы Паддворнае, Сарочынскае, Мiхалiнава и др.), а в стяжённых – почти 25-кратное (названия болот Стрэчна, Марочна, Мошна). Сложные гидронимы являются самым непродуктивным разрядом как озёрной, так и болотной лексики (наименования болот Верхслуч, Старахракавiцкае и озёр Серакаротня, Гарнасвечча и др.). В лимнонимах они встречаются чаще, чем в гелонимах – 0,9% против 0,4% соответственно.

В количественном отношении простой разряд озёрной лексики составляет группу в 2 раза больше чем составной, простые же гелонимы ненамного, но отстают от многословных болотных наименований. Среди простых гелонимов отмечаются те же структурные типы, что и в простых лимнонимах: суффиксальный (оз. Акунёвец, бол. Мядзведня), безаффиксный (оз. Шо, бол. Вадапой), флексийный (оз. Дрысы, бол. Выжары), конфиксальный (оз. Палучча, бол. Паджарэчча), суффиксально-флексийный (оз. Азярайцы, бол. Солiшкi), префиксальный (оз. Падаута, бол. Зарэчка). Лимнонимы, образованные при помощи суффиксальных формантов, опережают озёрные наименования с непроизводной основой, а в гелонимах суффиксальный и безаффиксный типы меняются местами. Болотная лексика чаще формируется путём метонимического переноса, и морфологический способ словообразования для неё характерен в меньшей мере. Остальные типы простых гелонимов и лимнонимов не занимают значительной доли топонимного пространства, и их процентные показатели также остаются на прежнем уровне.

Простые лимнонимы преобладают в восточной половине региона, а болотные наименования этого разряда фиксируются в большинстве случаев на западе Беларуси.

Среди непроизводных гидронимов онимизированные апеллятивы чаще встречаются в озёрных названиях: Лапухi, Канаплянка, Лагi и др. Гелонимы оказываются в числе гидронимов, для которых в большей мере характерна трансонимизация: в. Крапiўня > Крапiўнiцкае балота, в.Эсьмоны > бал. Эсьмонскi Мох, в. Курыцiчы > бал. Курыцiчы и др.

Основная часть топонимообразующих аффиксов используется при создании обоих видов гидронимов: -ка, -iна/-ына, -оў/-ава, -ец, -iк, -шчына, -iца/-ыца, -скае, за- + основа + -jэ, -ы/-i. Однако среди гелонимов продуктивными можно считать лишь 2-3 модели, в то время как у аффиксальных единиц озёрной лексики форманты более многообразны и регистрируются они чаще. В лимнонимии обнаруживаются и суффиксальные модели, неизвестные названиям болот. В основном это примеры, ограниченные территориально крайним северо-западом Беларуси и в большинстве своём располагающиеся на Витебщине: -та, -ок/-ак, -жа: лимнонимы Муйсата, Бiкложа, Плуцiнок и др.

Составной разряд топонимов имеет большее значение и разнообразие схем в гелонимии. Если лимнонимы составляют лишь 3 типа поликомпонентных наименований (атрибутивный, нумеративный, номинативный), то в сфере болотной лексики регистрируется 7 возможных видов связи слов в сочетаниях (хотя гелонимов в 2,5 раза меньше). Помимо использованных в названиях озёр типов это двойной (Луг-Ухлё), сочинительных сочетаний (Возера i Чэрнiна), смешанный (Галае-1 балота) и генитивный (Заўшыцкага канала балота). Такие наименования в целом не характерны в гидронимии. Таким образом, “промежуточность”, неустойчивость положения болот (в них важную роль играют семантические переходы) в свою очередь рождает “промежуточные” формы на морфологическом, структурном, семантическом уровнях. В обеих группах гидронимной лексики преимущество принадлежит атрибутивным сочетаниям (гелонимы Панцялеева балота, Камарынскае балота и др., лимнонимы Ямнае возера, Глыбокае возера и др.), причём в поликомпонентных лимнонимах отмечается лишь 4 единицы, не принадлежащие этому типу: Залiў Старык (номинативный тип), Паскрынне 1-е, Паскрынне 2-е, Мох-1 (нумеративный тип).

Интересными представляются географические наблюдения. По нашим данным, составные наименования крупных болот имеют преимущество на востоке (Чэрвеньскае балота, Ганчанскае балота и др.) и редко встречаются на западе региона (Якентанскае балота и др.), в то время как в лимнонимах наблюдается обратная картина. Запад широко представлен названиями озёр, представляющих самую продуктивную модель “прилагательное на -скае/-цкае + номенклатурный термин”, а Брестчина становится одним из ареалом распространения этой модели: Олтушскае возера, Рагазнянскае возера и др.

В гелонимах лишь однажды встречается трёхкомпонентное атрибутивное сочетание (^ Цэльская лясная дача), которое представляет собой пример семантического перехода онима из другой географической сферы и поэтому не является примером вторичной атрибуции. В лимнонимах же обнаруживается 9 примеров, явившихся результатом вторичной атрибуции: Вялiкае Камайскае возера, Вялiкае Астраўлянскае возера, Малое Святое возера, Малое Мохавае возера и др. Бинарная оппозиция, нехарактерная для болотной лексики, весьма продуктивна в названиях озёр. Пары лимнонимов с тождественным “стержневым” членом и противопоставленными определениями к нему составляют 5,26% от числа всех лимнонимов региона: Мелкае Струнава – Глыбокае Струнава, Глыбокае возера – Мелкае возера, Вялiкi Супонец – Малы Супонец и др. Такие пары ни разу не встречаются в гелонимии. Для них в большей мере характерны наименования, различающиеся числовым компонентом: Галя-1 -- Галя-2, Хольча – Хольча-1 и др.

Семантика. Два основных семантических разряда – оттопонимный и отапеллятивный – играют различную роль в данных группах гидронимной лексики. Наименования, образованные от имён собственных, чаще всего обнаруживаются в гелонимии (56,3% отономастических – 31,4% отапеллятивных), апеллятивы же имеют наибольшую продуктивность в озёрных наименованиях (63,3% отапеллятивных – 36,7% отономастических). Данный факт говорит о меньшей способности болот служить ориентиром, о меньшем значении их как объектов, указывающих на расположение. Видимо, факт недостаточной величины объекта и послужил причиной того, что “самостоятельные”, не использующиеся в других именах собственных компоненты, фиксируются достаточно редко. Преобладание трансонимизированных форм (с деривацией и без неё) – характерная черта гелонимов. Они могут указывать на расположение у деревни или у реки, а то и между двух деревень/рек (Соснiца-Дражбiтка). В лимнонимах ни разу не встречается единиц, где участвовали бы сразу 2 объекта. Нет среди озёрных единиц и “промежуточных” отапеллятивно-отономастических образований и отапеллятивно-отапеллятивных форм, в которых имена нарицательные представляют разные принципы номинации: гелонимы Машчонае-Пагарэчча, Ржышча-Лiпкi и др.

Мотивирующей основой обеих групп гидронимной лексики являются ойконимы, гидронимы, антропонимы и апеллятивы, представляющие 3 принципа номинации. Среди отономастических наименований наибольшую роль в гелонимах играют ойконимы (деревни и болота Ганчары, Старамлыны, Курыцiчы и др.), а в лимнонимах – антропонимы (Рогава, Сяляева, Недрава и др.). Имена и прозвища реже других онимов становятся основой болотных наименований, а гидронимы – озёрных. В отапеллятивных топонимах среднее соотношение трёх принципов номинации остаётся неизменным: лидирует принцип “по свойствам и качествам объекта” (Белае возера, Чырвоны Мох и др.), замыкает тройку принцип “по связи с субъектом” (Кашэль, Гатня и др.).

Распределение имён по ареалам позволяет обнаружить только незначительные соответствия между положением на карте лимнонимов и гелонимов, относящихся к определённому разряду или принципу номинации. Из отономастических наименований лишь отгидронимные лимнонимы и гелонимы имеют относительно тождественные результаты: наибольшая продуктивность обеих групп гидронимной лексики отмечается на севере региона: названия рек и болот Няропля, Выдрыца, Iгуменка и др., озёр Дрысы, Росiца, Янка и др. Результат сравнения цифровых показателей лимнонимов и гелонимов на этом участке -- 7% отгидронимных лимнонимов против 19% гелонимов. Такой значительный отрыв болотных наименований неслучаен: средний показатель по Беларуси также намного выше у гелонимов – 16,3% против 6,3% у лимнонимов. На остальной территории региона лимнонимы гидронимного происхождения единичны, гелонимы же имеют ещё одну зону распространения – Гродненщина: Жыжма, Радунька, Крупка и др.

При сопоставлении среднего соотношения отойконимных топонимов отмечаются противоположные тенденции: в гелонимах названия поселений чаще являются мотивирующей основой на востоке (названия деревень и болот Ямiшча, Мiлашавiчы, Курыцiчы и др.), а в лимнонимах – на западе (Сомiна > Сомiнскае возера, Кончыцы > Кончыцкае возера и др.).

Безраздельное господство отантропонимных гелонимов на юго-западе исследуемой территории (Сасноўка, Завiднёўка, Радастава балота и др.) не переходит в лимнонимное поле. Здесь преимущество принадлежит уже центральной части Беларуси: Яложынскае возера, Лукава, Церахава и др. В количественном отношении лидирует Витебщина, однако средняя цифра почти в 2 раза ниже максимальной зафиксированной по региону: Мугiрына, Какiсiна и др.

Гомельщина и Витебщина составляют наиболее значительные группы присутствия наименований, указывающих на свойства и качества озёр (около 20%): Белае возера, Крывое возера Мохавае возера и др.; среди гелонимов этот принцип номинации оказывается самым продуктивным на Брестчине (23%): Дубовае возера, Хваецкае возера, Бярэзiчак и др.

Принцип номинации “связь с другим объектом” имеет стабильно 7% в группе лимнонимов на всей территории, кроме Могилёвщины, а среди гелонимов он наиболее широко представлен на западе Беларуси: гелонимы Зарэчча, Паджарэчча и др., лимнонимы Усвечча, Завелле. Связь с человеком редко становится мотивом номинации как в лимнонимах, так и в гелонимах: названия болот Смалярня, Кладкi и озёр Стаў, Святое возера и др.
ЛИТЕРАТУРА
1. Катонава Е.М. Заходнедзвiнская гiдранiмiя на тэрыторыi Беларусi// Пытанні беларускай тапанімікі. Матэрыялы Першай беларускай тапанімічнай канферэнцыі (1-3 снежня 1967г.). – Мн., 1970. – С. 153-158.

2. Куркина Л.В. Названия болот в славянских языках // Этимология, 1967. Материалы международного симпозиума “Проблемы славянских этимологических исследований в связи с общей проблематикой современной этимологии”, 24-31 января 1967. – М.: Наука, 1969. – С. 129-144.

3. Просвирнина И.С. Составные наименования в русской топонимии: Автореф. дис. … канд. филол. наук. – Екатеринбург, 1999.

Похожие рефераты:

Вопросы к экзамену по курсу «введение в языкознание» для студентов...
Области (отрасли) исследований: частное языкознание, общее языкознание, синхроническое (описательное), диахроническое (историческое)...
Вопросы к экзамену по курсу «введение в языкознание»
Языкознание как наука о языке. Место языкознания в системе наук; его основные проблемы
Вопросы к зачету (1-23) и экзамену (1-46) по «Введению в языкознание»
Языкознание как наука о языке. Место языкознания в системе наук; его основные разделы
Программа дисциплины «Общее языкознание» для студентов Редакция №1 от 18. 09 2013 г
Курс «Общее языкознание» имеет важное значение для подготовки преподавателей иностранных языков, так как хорошее знание языка возможно...
Вопросы к экзамену по курсу «Введение в языкознание» для студентов...
Языкознание как наука. Основные разделы языкознания. Связь языкознания с другими науками
Данная программа предназначена для подготовки к сдаче вступительного...
Правильности имен", аналогии и аномалии, определение основных языковых единиц (звука, слога, слова, предложения) и основных грамматических...
Программа вступительного экзамена по специальности для поступающих...
Греции и Риме. Языкознание в древней Индии. Грамматика Панини. Арабское языкознание. "Дивани лугат ит-тюрк" М. Кашгари
Программа вступительного экзамена по специальности для поступающих...
Греции и Риме. Языкознание в древней Индии. Грамматика Панини. Арабское языкознание. "Дивани лугат ит-тюрк" М. Кашгари
Сравнительно-историческое языкознание
Б915 Cравнительно-историческое языкознание: Учебник для студ высш учеб заведений / С. А. Бурлак, С. А. Старостин. — М.: Издательский...
Программа вступительного экзамена по специальности для поступающих...
Греции и Риме. Языкознание в древней Индии. Грамматика Панини. Арабское языкознание. "Дивани лугат ит-тюрк" М. Кашгари

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
referatdb.ru
referatdb.ru
Рефераты ДатаБаза