Тоубер Джен Праздник цвета Индиго


НазваниеТоубер Джен Праздник цвета Индиго
страница30/33
Дата публикации13.03.2013
Размер2.37 Mb.
ТипРеферат
referatdb.ru > История > Реферат
1   ...   25   26   27   28   29   30   31   32   33
^

Гаррисон Кейлор

Глава седьмая
Глазами индиго

Самыми трогательными и глубокими из полученных нами откликов на первую книгу стали письма от самих подростков и молодых людей из числа Индиго. И хотя большинство «настоящих» Индиго — еще совсем дети, многие из их предшественников уже вступили в пору отрочества, а кое-кому уже за двадцать. Нам кажется, уже нет смысла заострять внимание читателей на том, как выглядит сейчас мир подростков и какие ужасные страсти в нем порой кипят.

В книге «Дети Индиго» мы уже говорили, что одна из характерных черт Индиго — ощущение самого себя как взрослого в теле ребенка... Не раз мы говорили и о том, что недостаток уважения вызывает у Индиго совершенно искреннее отчаяние. Они чувствуют себя совсем взрослыми, но родители и учителя продолжают видеть в них только «детей». Раздражительность, накопленная дома, подчас выплескивается в других местах (например, в школе), а чем все это заканчивается, мы прекрасно знаем по сложившейся сейчас общей картине.

В первой книге мы опубликовали два письма от молодых людей, которые рассказывали, «что значит быть Индиго». В ответ на эти два письма мы получили множество отликов от других молодых людей, восклицавших «Да, и я тоже!». Теперь нам хочется предложить вам еще несколько историй, написанных самими Индиго. У вас может сложиться впечатление, что эта глава предназначена для них, но на самом деле она — для

вас. Чем внимательнее мы прислушаемся к мнению своих «юных взрослых», тем больше согласия будет в наших семьях.

И мы вовсе не «подтасовывали» факты. Большая часть полученных нами писем действительно начиналась словами: «Мне шестнадцать лет...» Как известно, это тот самый «переходный возраст», когда дети становятся взрослыми. Это переломный момент, с которыми связаны важнейшие вопросы жизни: степень самоуважения, первая любовь, выбор профессии и так далее.

Некоторые из этих писем пришли сразу после того, как мы опубликовали свою первую книгу. Многие были получены нами буквально перед тем, как эта, вторая книга должна была отправляться в типографию. Если нам не удавалось связаться с автором, мы меняли его имя, чтобы не нарушать принципа конфиденциальности личной переписки. Тем не менее мы сомневаемся, что эти авторы отказали бы нам в просьбе разрешить ознакомить с их письмами широкий круг читатели. Вообще говоря, нам кажется, что все эти молодые люди писали нам именно с такой целью — с желанием, чтобы все вы узнали о феномене Индиго как можно больше.

Читая эти истории, помните, что они «не обработаны» и рассматриваются через «фильтр восприятия» молодых людей, переживающих муки взросления, —еще не взрослых, но уже и не детей. Возможно, в этих рассказах и нет ответов на все вопросы, но переживания «из первых рук» безусловно представляют для нас огромную ценность.

Помните характерные черты Индиго, которые перечислялись в нашей первой книге? Мы говорили тогда, что этим детям отчаянно хочется найти хоть кого-то, кто мыслил бы так же, как они. Кроме того, мы указывали на еще одну своеобразную черту их характера: они терпеть не могут, когда проверяют их уже усвоенные знания или то, что они считают для себя «пройденным этапом». Обсуждали мы и тот факт, что учителям прежде всего нужно завоевать уважение этих детей, а не ждать от них почтительности лишь потому, что учителя имеют над ними определенную власть. Мы рассказывали, что некоторые ученики ощущают во взрослых (например, в характере тех же учителей) отсутствие внутренней гармонии и словно «отворачиваются» от подобных людей. Наконец, мы говорили, что, если эти дети не добиваются желаемого, они собираются в своего рода «группы взаимной поддержки», а подчас и пытаются найти на стороне нечто такое, что позволило бы «выпустить пар», то есть накопившееся раздражение и обиду.

Мы напоминаем обо всем этом по той причине, что многие эти особенности можно отследить в каждом из приведенных ниже рассказов; заметите вы и многочисленные вопросы, которые уже возникали в наших предшествующих дискуссиях. Обратите, однако, внимание и еще на кое-что: дети искренне благодарны родителям и учителям, когда те прилагают все старания, чтобы найти с Детьми Индиго общий язык. Разумеется, с той же откровенностью дети высказываются и о том, что им не по душе.

Самое последнее письмо в этой главе прислал взрослый Индиго, пожелавший поделиться с нами историей своей жизни и объяснить, что значит подвергать все сомнению. Он рассказывает о том, как протекало его развитие и какие религиозные переживания он испытывал. Помните, что мы говорили о духовности Индиго? Они любят бывать в церкви, но не потерпят ничего поверхностного! Это маленькие шаманы, которые мгновенно подмечают, что пастырь порой знает меньше, чем сами Индиго (и это, увы, часто приводит к неприятностям).

Нам хочется поблагодарить всех авторов этих писем за их смелость. Кроме того, мы выражаем искреннее восхищение их жизнью и хотим сказать им: мы убеждены, что вы —невероятно ценные для всего человечества люди! То, о чем вы рассказываете, имеет огромное значение для всех нас, независимо от нашего возраста.

Повторим уже сказанные нами слова: эти молодые люди могут очень многому нас научить. Надеемся, вы «вслушаетесь» в их слова, читая эти откровенные рассказы.
Авторам «Детей Индиго»

Лиза Уоплис

Хотя я еще не дочитала до конца даже первую главу вашей книги, мне уже хочется вам написать. Мне шестнадцать лет, и я точно знаю, что я — одна из тех, о ком вы говорите, Мне рассказывали, что я с раннего детства начала расспрашивать, откуда мы пришли. Я задавала маме вопросы, которые ей никогда и в голову не приходили. Долгое время я чувствовала себя очень одинокой — несмотря на то, что у меня всегда было много друзей и близких людей. Часто возникало такое чувство, что я способна на что-то большее, чем все остальные. Много-много раз я вела себя намного «взрослее», чем мои сверстники, Уже к подростковому возрасту я самостоятельно разобралась в том, как устроен мир и я сама, хотя мои родители до сих пор бьются над некоторыми из этих вопросов.

Всю свою жизнь я чувствовала себя какой-то неполной и ужасно одинокой. Как ни странно, так было вплоть до минувшей недели, когда я наконец-то ясно осознала собственное восприятие духовных вопросов и свою «другую половину», Простите, если я пишу сбивчиво, но я, так сказать, кое-что «придерживаю» и говорю не все. В разговоре с одним из моих лучших друзей — хотя он мне не просто друг, а нечто большее (не в сексуальном смысле, в духовном!) — мы оба выяснили, что чувствуем практически одно и то же. Мы оба ощущаем, что воспринимаем мир глубже, чем остальные ребята, и достигли такого уровня внутренней гармонии, какого многим просто не суждено достичь. И мы оба думаем, что школа.., ну, не то чтобы нам там скучно, просто такое ощущение, что в этом нет смысла! И еще: мы оба чувствовали себя очень одинокими.

Во время того разговора мы поняли, что оба являемся древними душами и нынешнее воплощение на Земле для нас — последнее, Положив телефонную трубку, я поняла, что уже не одинока. А когда я начала читать про других Индиго, у меня сразу появилось чувство родства с ними. Как здорово было бы встретиться с ними со всеми!

Когда я читаю вашу книгу, у меня мурашки бегают по коже, мне просто плакать хочется. Мне так приятно знать, что где-то на свете есть и другие. Хотя меня окружают чудесные, замечательные люди, я чувствовала себя совершенно изолированной от мира — конечно, пока не узнала своего друга «по-настоящему», Теперь я знаю, что мы с ним не одиноки. Спасибо за вашу книгу!
Жизнь Индиго — глазами Индиго

Катарина Фридрих

Я — Индиго «меж измерениями» из Австралии. Мне шестнадцать лет, и не так давно я вступила в период «кризиса среднего возраста» (так мама говорит). Три месяца мама, которая больше десяти лет в одиночку растила меня и мою младшую сестренку, уже всерьез подумывала, не отвести ли меня в поликлинику, чтобы мне прописали успокоительное: я кричала, истерически рыдала и умоляла ее отпустить меня домой (иными словами, дать мне умереть — и вернуться к Духу). Я искусала себе все руки, я в буквальном смысле рвала на себе волосы. Помню, как отчаянно я молила маму, чтобы она меня послушалась. Боже мой, подумать только!

Мама всегда относилась ко мне как к взрослой и представляла своим знакомым как равную себе. Она никогда не отказывалась меня выслушать, всегда чувствовала, если что-то было не так, и говорила со мной, пока я все не рассказывала. Конечно, у нее сердце разрывалось, когда она столкнулась с подростком на грани безумия, умоляющим, чтобы его выслушали. Когда она говорила: «Все в порядке», я только начинала рыдать еще сильнее, — я знала, что далеко не все в порядке, и отчаянно хотела, чтобы хоть кто-нибудь мне помог. В общем, проблема была совсем не в том, что мама меня не хотела выслушать, — меня не слышали s школе.

Первые школьные годы были у меня чудесными. Чаще всего я вспоминаю о них, когда мечтаю над книгами о всяких историях, сказках и волшебстве. Одно из самых ярких и дорогих мне воспоминаний: я лежу под деревом, усыпанным желтыми цветками, и читаю книгу — но вижу себя со стороны, будто наблюдаю за самой собой, Правда, я всегда читала сказки только до половины, а потом сама придумывала им концовки. Я жила в раю, который почти не имел ничего общего с учителями, Большую часть времени я проводила наедине с собой, но мне это нравилось. Я действительно чувствовала, что непохожа на остальных, хотя знала, что я просто «не такая» — но ничуть не хуже других и вовсе не замкнутая. Я смотрела на окружающих, видела, как они себя ведут, но сама вела себя иначе. Моим любимым словом было «Почему?» — чаще всего в вопросах «Почему он это делает?» и «А почему я должна это делать?». Эти вопросы не означали, что я против этого или бунтую. Мне просто хотелось понять!

Все изменилось, когда мне было лет семь-восемь, В школе начались уроки музыки. Занятия сводились к тому, что учительница рисовала на доске ноты, а потом мы должны были отстукивать их на барабанчиках в такт ее указаниям — и так снова и снова, до бесконечности. Я, бывало, просто глядела на деревья за окном и барабанила чисто машинально. Через три недели этого занудства один семилетний мальчик повел себя умнее и правильнее всех: просто вскочил и запустил свой пластмассовый барабан учительнице в голову. То, что было потом, чем-то напоминало эпизоды из «Повелителя мух».

Этот стиль поведения быстро подхватили все остальные ученики, и очень скоро все учителя, пытавшиеся держать наш класс в узде, потерпели полную неудачу, Если на нас кричали, мы орали в ответ. Одни учителя просто в бешенстве бросали наш класс, другие даже не пытались нас чему-то учить и тратили весь урок на попытки взять нас под контроль.

Сама я большую часть времени сидела «на Камчатке» и делала уроки, которые задавала мне дома мама. Однажды я даже заперлась в классе — да так, что директору пришлось приходить и отпирать замок, Потом она отвела меня к себе в кабинет и накричала, на что я ответила ледяным тоном: «Миссис N (учительница) глупая и ничего не делает».

Наконец мама добилась того, чтобы меня перевели в другой класс, где преподавала самая старая, строгая и страшная на вид учительница, И она мне понравилась! Если честно, чаще всего мы просто садились в ряд и нараспев декламировали таблицу умножения, но еще она учила нас, как вышивать и готовить яблоки в глазури на Рождество, Писать прописью мы учились так: мы писали что-то печатными буквами, она переписывала это прописными, а мы потом опять писали, копируя ее каллиграфический почерк. Она придерживалась традиционных форм обучения, но она любила нас, заботилось о нас — и потому мы тоже ее любили, К сожалению, в конце того учебного года она ушла на пенсию, и пришлось вернуться к тому, что было... Я отказывалась ходить в школу!

В школе маме говорили, что я просто расстроена недавним разводом своих родителей, Мама приняла это близко к сердцу и отвела меня к психотерапевту. Тот поступил просто чудесно: сразу сказал маме, что она — замечательная мать, и моя травма вызвана тем, что творится в школе, а не дома, Тогда мама начала разбираться в школьных порядках, чтобы понять общую ситуацию и изменить ее, но ей на каждом шагу давали от ворот поворот. В конце концов она просто перевела меня в другую школу.

Я, правда, не очень-то «вписалась» в новый коллектив, но теперь, по крайней мере, получала приличную порцию образования: английский язык, науки, история, литературное творчество и так далее. V меня были отличные оценки по всем предметам, хотя в первые годы школы я особенно не блистала. Тем не менее математика была и оставалась для меня предметом трудным: мне она казалась скучной, чересчур логичной и безжизненной.

В новой школе я стала главным объектом насмешек, издевательств и «изоляции», и это задевало меня до глубины души. Вскоре я просто решила, что так уж они устроены, эти чужаки. Учителя, впрочем, в этом райском уголке были просто замечательные! У меня появилась возможность посещать уроки литературного мастерства, которые проводили профессиональные писатели, Благодаря этому я даже познакомилась со своим любимым автором, Кристин Харрис.

Я пела в хоре и играла на скрипке, И еще кое в чем мне повезло: я встретила другого ребенка, очень похожего на меня. От него другие ученики тоже держались в стороне — прежде всего потому, что он всегда говорил на такие сложные темы, что большая часть учеников просто не могла его понять. И хотя мы с ним редко разговаривали, для меня настоящим событием стало уже одно то, что на свете есть и другие такие, как я!

В старших классах мне вообще крупно повезло: меня включили в число учеников, которым разрешали «забегать вперед» по тем предметам, с какими они блестяще справлялись, Как оказалось, это было сущее благословение: я смогла изучать дополнительные главы истории, общественных наук, биологии и истории искусств за счет тех предметов, которые меня мало интересовали — математики и прочих точных наук. Кроме того, у меня появилась возможность самой выбирать уроки из расписания, так что отныне я не обязана была ходить к учителям, которые, как мне уже было понятно, скорее мешали моей учебе, чем помогали ей.

А потом мне исполнилось шестнадцать лет и начался мой последний (так, во всяком случае, я думала) школьный год. У меня неожиданно отняли право не делать ненужные домашние задания (поскольку я и без того прекрасно знала материал). Теперь нужно было выполнять все. Быть просто отличницей уже стало мало — мне пришлось все время доказывать, что я хорошо соображаю. Я начала сомневаться в своих умственных способностях и самой себе. В тот же год у меня начались первые половые отношения с человеком на семь лет старше меня. Благодаря ему я вновь почувствовала себя значимой и любимой, но у того парня были очень сложные отношения в семье, детство его прошло под гнетом сексуальных и физических издевательств, пьянства и прочих подобных несчастий. Иными словами, наши отношения тоже были очень сложными.

В конце концов я порвала с ним — это причинило мне много боли, а затем наступило полное одиночество,.. Школьные уроки не приносили ничего, кроме раздражения, а вдобавок разладились мои отношения с немногими друзьями, которых мне удалось найти, когда я пыталась хоть как-то оживить свою жизнь. Мама за которой я всегда была как за каменной стеной, в ту пору впервые после развода серьезно увлеклась другим мужчиной, и потому ее поведение тоже изменилось. V меня пропал аппетит, я очень похудела, и от этого на душе стало еще хуже: я казалась себе уродиной, изгоем, полной дурой, лентяйкой и никчемой. Больше того, мне было стыдно, что люди, которых я люблю, видят меня в таком угнетенном, ужасном состоянии.

Что же помогло мне прийти в себя, что позволило описывать сейчас все это, почти не роняя слез? Любовь! Я на несколько дней приехала к папе, и его отец, мой дедушка впервые сказал мне, что очень меня любит. Потом я немного погостила у тети. Бабушка с дедушкой (мамины родители), которые живут за городом, тоже приехали повидаться со мной. Сестренка то и дело обнимала меня, а мама все бросила и занималась только мной, лишь бы я вернулась к норме.

Я ходила к врачу, но он ничего не мог поделать и сразу признался в этом. Я побывала у травника, она прописала мне кое-какие травы — и они очень помогли, как, впрочем, и электромагнитная терапия. Наконец, однажды мне приснился гномик. Он принес приятную весть, которая до сих пор эхом раздается в моей голове, Он сказал: «Минувшее поколение должно было изменить себя. Вы (Дети Индиго) — уже другие. Вам суждено изменить мир».

Когда я услышала, что дело не во мне, а в окружающем мире, мне сразу полегчало. Я нравлюсь сама себе, но в этом мире мне нравится далеко не все. Я в порядке. Я — это я. Я могу что-то

изменить и непременно это сделаю. А тогда и весь мир изменится.

Сегодня многих детей обвиняют в том, будто они считают, что весь мир крутится только вокруг них. А я надеюсь, что в один прекрасный день так и будет!
1   ...   25   26   27   28   29   30   31   32   33

Похожие рефераты:

Ли Кэрролл, Джен Тоубер. «Дети Индиго»
Дети Индиго инкарнировались со священной целью: возвестить о приходе нового общества, основанного на честности, сотрудничестве и...
Джен Тоубер Дети Индиго
Посвящается Джин Флорес, сотруднице Организации Объединенных Наций, которая перешла в мир иной в период написания этой книги
Инструкция (информация для специалистов) по медицинскому применению...
Описание: капсулы твердые желатиновые, номер 0, корпус белого цвета, крышечка красного цвета. Содержимое капсул смесь порошка и гранул...
Тема Весенний праздник
Уважаемые гости! Сегодня мы собрались здесь на праздник. Праздник весны, радости и красоты – праздник женщин. 8 Марта дети называют...
Представление графических данных
Аддитивные и субтрактивные цвета в компьютерной графике. Понятие цветовой модели и режима. Закон Грассмана. Пиксельная глубина цвета....
Теория вероятностей
Опыт состоит в извлечении шара из урны, в которой находятся шары трех цветов (черные, белые и красные). Рассмотрим события А={извлечен...
Тема: символика цвета
Среди всего цветового спектра наиболее часто и постоянно у всех народов используются три цвета: белый, красный и черный
Анкета на участие
Самый необычный праздник, на котором приходилось работать (описать): Свадьба в кафе на 10 человек, Праздник Города и многотысячная...
Наурыз – праздник весны.
Учитель: Все знают что Новый год мы встречаем зимой, а первым месяцем года является январь. Но очень давно народ праздновал этот...
Разрушитель меча
Эта книга посвящается памяти Джен Карпентер, ее любимым Тутси и Киззи, и всем тем, кому ее так не хватает

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
referatdb.ru
referatdb.ru
Рефераты ДатаБаза