В. И. Коваль Язык и текст в аспекте гендерной лингвистики Гомель 2007


НазваниеВ. И. Коваль Язык и текст в аспекте гендерной лингвистики Гомель 2007
страница1/20
Дата публикации11.03.2013
Размер3.21 Mb.
ТипРеферат
referatdb.ru > Литература > Реферат
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20



Министерство образования Республики Беларусь

Учреждение образования «Гомельский государственный

университет имени Франциска Скорины»


В. И. Коваль

Язык и текст

в аспекте

гендерной лингвистики


Гомель 2007
ББК 81:316.346.2

УДК 81.001.6:60.542.2

К 563

Рецензенты: М.И. Конюшкевич – доктор филол. наук, профессор

В.А. Маслова – доктор филол. наук, профессор

В.И. Сенкевич – доктор филол. наук, профессор
Рекомендовано к изданию научно-техническим советом учреждения образования «Гомельский государственный университет имени Франциска Скорины»



К 563

^ Коваль В.И.

Язык и текст в аспекте гендерной лингвистики : монография / В.И. Коваль; М-во образования РБ, Гомельский гос. ун-т им. Ф. Скорины. – Гомель: ГГУ им. Ф. Скорины, 2007. − 217 с.

ISBN 978–985–439–286–8



В монографии с точки зрения гендерной лингвистики – направления современного языкознания, изучающего языковые и речевые факты «сквозь призму» представленности в них феминности и маскулинности, – характеризуются лексико-фразеологический состав и паремии русского, белорусского и других славянских языков; выяляется «гендерная составляющая» литературно-художественных и фольклорных текстов на фонетическом, словообразовательном и лексико-фразеологическом уровнях; описываются важнейшие гендерно маркированные концепты, реализующиеся в художественных текстах.

Предназначается для научных работников, преподавателей, студентов и магистрантов филологических специальностей вузов, учителей-словесников.

УДК 81:316.346.2

ББК 81.001.6:60.542.2
© Коваль В.И., 2007

ISBN 978–985–439–286–8

© УО «ГГУ им. Ф. Скорины»,2007

Содержание



От автора ……….……………………………………………………

5

1 Введение. Основные понятия гендерной лингвистики ….......

7

1.1 Гендер как социокультурный пол. Гендерные стереотипы …….

7

1.2 Гендерная лингвистика как одно из направлений современного языкознания. Феминистская лингвистика………………………..



14

1.3 Гендерная асимметрия в языке …………………………………...

19

1.4 «Женский» и «мужской» языки……………

24

2 Гендерная маркированность единиц языка…………………….

35

2.1 Гендерная маркированность лексики …………………………….

35

2.2 Гендерная маркированость фразеологии ………………………..

39

2.3 Гендерная маркирорванность паремий ………………………….

46

3 Гендерная маркированность художественных текстов...……..

53

3.1 Проявления феминности в текстах ………………………….

54

3.1.1 Фонетические особенности женской речи ………………..

54

3.1.1.1 Особенности в сфере консонантизма ……………………

54

3.1.1.2 Особенности в сфере вокализма …………………………

55

3.1.2 Словообразовательные особенности женской речи…………

60

3.1.3 Лексические особенности женской речи…………………….

64

3.1.3.1 Сравнительная характеристика женского и мужскогоречевого поведения..........................................................................



65

3.1.3.2 Содержание, стратегия и тактика женской коммуникации…………………………………………………………………..


66

3.1.3.3 Аллегоричность, двусмысленность высказываний……..

72

3.1.3.4 Многословие………………………………………………

75

3.1.3.5 Эмоционально-экспрессивная лексика………………….

80

3.1.3.6 Цветообозначения………………………………………...

84

3.1.3.7 Эвфемизмы………………………………………………..

87

3.1.3.8 Бранная лексика………………………………………….

90

3.2 Проявления маскулиности в текстах……….…………..……

92

3.2.1 Фонетические особенности мужской речи ………………….

92

3.2.1.1 Особенности в сфере вокализма…………………………

92

3.2.1.2 Особенности в сфере консонантизма……………………

96

3.2.1.3 Слоговое членение слов…………………………………..

98

3.2.2 Словообразовательные особенности мужской речи…………

100

3.2.3 Лексические особенности мужской речи…………………...

102

3.2.3.1 Общая характеристика мужского речевого поведения…

102

3.2.3.2 Вульгаризмы………………………………………………

103

3.2.3.3 Ругательства-императивы………………………………..

104

3.2.3.4 Бранная лексика…………………………………………..

105

3.2.3.5 Нормативные средства выражения эмоций…………….

108

3.2.3.3 Эвфемизмы……………………… ……………………….

109

3.2.3.3.1 Эвфемизмы сферы «Интимные отношения»……….

109

3.2.3.3.2 Эвфемизмы сферы «Употребление спиртного»……

113

4 Гендерная маркированность невербального общения

в художественных текстах …………………………………...………


115

^ 5 Гендерно маркированные концепты и их вербализация

в художественных текстах …………………………………………...


124

5.1 Баба ………………………………………………………………..

125

5.2 Казак……………………………………………………………….

131

5.3 Старик и старуха…………………………………………………..

136

5.4 Красота. ……………………………………………………………

141

5.4.1 Вербализация женской красоты ………………………………

141

5.4.1 Вербализация мужской красоты ……………………………...

144

5.5 Любовь …………………………………………………………….

148

5.6 Смех ……………………………………………………………….

154

5.7 Запах ……………………………………………………………….

159

5.8 Стыд ……………………………………………………………….

167

5.8.1 Вербализация феминно маркированного стыда………………

170

5.8.2 Вербализация девичьего стыда………………………………..

177

5.8.3 Вербализация маскулинно маркированного стыда…………..

181

5.9 Физическое воздействие…………………………………………..

190

5.9.1 Вербализация ситуации «Мужчина бьет женщину»…………

190

5.9.2 Вербализация ситуации «Женщина бьет мужчину» …………

193

5.9.3 Вербализация ситуации «Дерущиеся мужчины» …………….

195

5.9.4 Вербализация ситуации «Дерущиеся женщины»…………….

196

Заключение ………………………………………………………...……

198

Использованная литература…………………………………………….

199

Принятые сокращения ………………………………………………….

211

^ От автора
Религиозно-фисофская система даосизма базируется на «Дао дэ цзин» («Книге пути и добродетели»), написанной Лао Цзы – китайским философом, жившим в 6 в. до н.э. Даосизм полагает, что во всем мире управляют две силы: активная позитивная мужская энергия Ян (дословно ‘освещенная сторона горы’) и негативная – Инь (‘темная сторона горы’). Все должны следовать «дао» (пути) так, чтобы эти две силы, которые в одно и то же время являются и противоположными, и взаимодополняющими, оставались в гармонии. Религия даосизма ассоциируется с кругом Инь-Ян, который делится на две части: одна, темная, представляет Инь, вторая, светлая – Ян. Каждая половина имеет точку противоположного цвета для того, чтобы обозначить, что в Ян всегда есть Инь и наоборот.

Д. Фоли. Энциклопедия знаков

и символов. – М.: Вече, 1997. – С. 220.
В современной лингвистике, наряду с традиционным вниманием к исследованию внутренней структуры языка, активно развиваются уже достаточно сформировавшиеся научные направления, возникшие «на стыке» с другими науками и ориентированные на выявление «человеческого фактора» в языке: этнолингвистика, социолингвистика и психолингвистика. Последнее десятилетие ознаменовалось возникновением еще более современных «ответвлений» языкознания, к числу которых можно отнести компьютерную лингвистику и когнитивную лингвистику.

Данная работа посвящена одному из таких направлений – гендерной лингвистике (лингвистической гендерологии), изучающей отражение стереотипных представлений о «мужскости» и «женскости» в единицах языка, а также специфические особенности мужской и женской коммуникации.

Гендерная лингвистика в полной мере демонстрирует антропоцентрический подход к изучению языка, цель которого заключается в данном случае в следующем:

- в выявлении и объяснении того, как, каким образом отражаются в единицах языка (фонетике, морфемике, лексике и синтаксисе) представления о людях разного пола;

- в определении особенностей коммуникативного поведения мужчин и женщин (специфический выбор лексических единиц и синтаксических конструкций, использование коммуникативных стратегий и тактик), иными словами – в установлении специфики мужского и женского говорения.

Таким образом, с точки зрения гендерной лингвистики язык как система и речь как реализация языка наделяются «гендерными параметрами». Ошибочным при этом было бы впадать в крайность и полагать, к примеру, что язык «закрепляет» дискриминацию женщин или что существует специфический «женский язык» или «мужской язык» как самостоятельные коммуникативные системы. В языке, объективно отображающем реальную действительность, представлены сложившиеся на протяжении многих веков устойчивые стереотипы, поэтому язык в принципе не может «дискриминировать» или, напротив, «возвышать» кого-либо. Что касается живой, естественной речи, то в ней в необходимых случаях происходит своеобразное «переключение регистров», в результате чего в мужской или женской коммуникации проявляются (в большей или меньшей степени) определенные феминные или маскулинные признаки. Вместе с тем, эти изначально противопоставленные признаки, в соответствии с философией, выражаемой знаками инь и ян, постоянно взаимопроникают и взаимодействуют.

Рассмотрение языка и речи в аспекте гендерной лингвистики позволяет получить информацию о том, какую роль играет гендер (социокультурный пол) в той или иной культуре; какие поведенческие нормы, свойственные мужчинам и женщинам, фиксируются в текстах разного типа; как меняется представление о гендерных нормах, о мужественности и женственности во времени; какие стилевые особенности могут быть отнесены к преимущественно женским или преимущественно мужским; как осмысляется мужественность и женственность в разных языках и культурах; как гендерная принадлежность влияет на усвоение языка; с какими фрагментами и тематическими областями языковой картины мира она связана.

Лингвогендерный подход позволяет также установить, при помощи каких лингвистических механизмов становится возможной манипуляция гендерными стереотипами. В рамках гендерной лингвистики оказывается возможным, кроме того, проанализировать закрепление в языке стереотипных представлений о статусе и социальных ролях мужчин и женщин. Не менее важно также при лингвистическом анализе художественного текста обратить внимание на то обстоятельство, что перед нами – не бесполые «литературные персонажи», а персонажи-мужчины и персонажи-женщины с характерной для них психологией, а значит – со свойственными им особенностями речевого поведения.
^ 1 Введение. Основные понятия гендерной лингвистики


    1. Гендер как социокультурный пол. Гендерные стереотипы


Термин гендер, имеющий в английском языке два значения – ‘пол’ и ‘грамматический род’, часто используется в последнее время используется для разграничения соотносительных, но различных понятий − «пол в биологическом аспекте» и «пол как социально-культурный феномен». Подчеркивая это важное различие, Е.И. Трофимова замечает: «Такие конструкты культуры, как «женственное» и «мужественное», могут описываться только с учетом использования понятия «гендер», поскольку появляется возможность выйти за пределы только биологического описания. Термин гендер подчеркивает не природную, а социокультурную причину межполовых различий. То есть, «женское», «мужское» суть биологические, данные от природы половые различия, а «мужественное» и «женственное» могут описываться только с учетом и использованием этого понятия, поскольку появляется возможность выйти за пределы только биологического описания» [169, с. 4]. Гендер трактуется и как «осознанное значение пола, социокультурная манифестация пребывания мужчиной и женщиной, освоенные характеристики, ожидания и модели поведения» [173, с. 60]. Таким образом, термин gender, первоначально употреблявшийся в англоязычных исследованиях «для обозначения проявлений пола в поведении человека» [168], является своеобразным «полем пересечения» биологического и культурного проявлений в человеке.

Рассматриваемый термин, введенный в научный оборот западными лингвистами в 70-х годах прошлого столетия для социокультурной характеристики пола, обычно определяется через представление о совокупности тех или иных особенностей. Так, под гендером понимают ‘совокупность стереотипных представлений о межполовых различиях, обусловленных социальными, культурно-историческими, религиозно-этническими и психологическими причинами’; ‘совокупность социальных ожиданий и норм, ценностей и реакций, связанных с поведением мужчин и женщин’. Сравн. также формулировку рассматриваемого понятия в «Словаре гендерных терминов»: ‘совокупность социальных и культурных норм, которые общество предписывает выполнять людям в зависимости от их биологического пола’ [27]. Социокультурная природа гендера дает основание трактовать его как «конвенциональный идеологический конструкт, в котором аккумулированы представления о том, чтó значит быть мужчиной и женщиной в данной культуре» [47, с. 3].

Одновременно в ряде исследований подчеркивается не статичный, а динамичный характер гендера, его процессуальность, поскольку в данном случае важно учитывать культурную обусловленность пола, его «ритуализованный» характер, по-разному проявляющийся в различных культурных и языковых сообществах на различных этапах их развития. Именно это «позволяет подойти к феноменам мужественность и женственность не как к неизменной природной данности, а как к динамическим, изменчивым продуктам развития человеческого общества, поддающимся социальному манипулированию и моделированию» [73]. «Гендер, – замечает Е.С. Гриценко, – это не то, чтó индивид имеет, а то, чтó он/она делает. С этой точки зрения гендер не просто существует, а постоянно производится, воспроизводится, а также меняется в результате конкретных действий индивидов, заявляющих свою идентичность» [47, с. 24]. Сказанное позволяет в конечном итоге определить гендер как «непрерывный процесс продуцирования обществом различий в мужских и женских ролях, ментальных и эмоциональных характеристиках при речевом поведении» [159, с. 38].

Процессуальность как характерная черта гендера отмечается и О.А. Ворониной: «Под гендером понимается сложный социокультурный процесс конструирования обществом различий мужских и женских ролей, поведения, ментальных и эмоциональных характеристик. При этом мужское и женское на онтологическом и гносеологическом уровнях существуют как элементы культурно-символического ряда, при котором маскулинное автоматически маркируется как приоритетное и доминирующее, а феминное – как вторичное и подчиненное» [26, c.104-105].

Главной целью гендерных исследований является изучение закономерностей формирования и закрепления в общественном сознании социальных ролей мужчин и женщин, что находит отражение в существовании гендерных стереотипов, под которыми принято понимать «культурно и социально обусловленные мнения о качествах, атрибутах и нормах поведения представителей обоих полов и их отражение в языке» [76].

Живучесть и консерватизм представлений о качествах и нормах поведения мужчин и женщин вполне закономерны: «Модель гендерных отношений исторически выстраивалась таким образом, что половые различия располагались над индивидуальными, качественными различиями личности мужчины и женщины. Уже у Платона можно встретить убеждение в отличии женщин от мужчин: “По своей природе как женщина, так и мужчина могут принимать участие во всех делах, однако женщина во всем немощнее мужчины”» [37]. В то же время, как отмечает Е.П. Ильин, «в личности обоих полов имеются как мужские, так и женские начала, которые часто обозначаются понятиями «инь» и «ян», заимствованными из китайской литературы. Инь означает деликатность, мягкость, нежность, чувствительность, утонченность, хрупкость, прелесть, т. е. женские черты; ян – стойкость, решительность, силу, энергию, выносливость, т. е. мужские черты. Инь ассоциируется с утонченностью зимнего узора на окне, ян – с прочностью сосны» [64].

Формированию гендерного неравенства во многом способствовало христианство, т. к. в Библии изначально узаконилась «ответственность» женщин за первородный грех: «Жене Бог сказал: умножая умножу скорбь твою в беременности твоей; в болезни будешь рождать детей; и к мужу твоему влечение твое, и он будет господствовать над тобою» (Быт., 3: 16). В Первом послании к Тимофею св. апостола Павла обосновывается «вторичность» женщин, сотворенных Богом из ребра Адама, и их фактическое неравенство, выражающееся в безусловной подчиненности мужьям: «Жена да учится в безмолвии, со всякою покорностью; А учить жене не позволяю, ни властвовать над мужем, но быть в безмолвии, ибо прежде создан Адам, а потом Ева; И не Адам прельщен, но жена, прельстившись, впала в преступление» (Тим., 2: 11-14).

Об архаичности гендерных стереотипов свидетельствует и то, что один из них, утверждающий представление об интеллектуальной неполноценности женщин, излагается в законах Вавилонского царя Хаммурапи, принятых в XVIII веке до нашей эры: «Женщина должна постоянно находиться в зависимости от своих мужчин вследствие собственной глупости: от отца – в детстве, от мужа – в зрелости и от сына – в старости».

Природа гендерных стереотипов описывается в философских, психологических и культурологических текстах. Так, Аристотель в работе «О рождении животных» утверждал: «Женское и мужское начала принципиально различны по своему предназначению: если первое отождествляется с телесным, с материей, то второе – с духовным, с формой». В трудах других древнегреческих философов отражен взгляд на женщину как на неполноценное, ущербное существо. Так, Сократ замечал: «Можно считать счастьем, что ты родился мужчиной, а не женщиной». Платон считал, что души трусливых и недостойных мужчин после их смерти переселяются в женщин. «Римский поэт Ювенал в своей сатире говорил, что нет тяжбы, в которой причиной ссоры не являлась бы женщина. Всем известно выражение Cherches la femmeищите женщину. Так, по слухам, говорил в XVIII в. поручик парижской сыскной полиции Габриель де Сартин в тех случаях, когда не удавалось найти мотив того или иного преступления. С тех пор это принцип неоднократно декларировался в литературных произведениях: у Александра Дюма-отца в романе «Могикане Парижа», где женщины обличались как виновницы всех несчастий, у И. С. Тургенева в романе «Рудин», где Пигасов при рассказах о катастрофах и бедствиях спрашивал «А как ее зовут?», подразумевая женщину, по вине которой случилась беда» [64].

Мужское начало у многих авторов трактуется как зачинающее, женское – воспринимающее; первое – инициативное, второе – рецептивное, первое – деятельное, второе – страдательное, первое – динамическое, второе – статическое.

Не только в русской (восточнославянской), но и в западной культурах основное влияние на формирование гендерных стереотипов оказали патриархальное сознание и христианская религия, следствием чего явилось «подчиненное положение женщины, непризнание ее полноценной личностью, представление о более низком ее интеллектуальном и моральном уровне» [24]. Вместе с тем важно учитывать, что для российского национального сознания характерны коллективизм, соборность, любовь, смирение и самоотверженность, «милость к падшим», приоритет моральных оценок над правовыми, стремление руководствоваться не столько правом, сколько «сердцем». Поскольку именно для женщины характерны альтруизм, самоотверженность, любовь и милосердие, то в общественном сознании рождается идея о «женской душе» России. Н.А. Бердяев по этому поводу замечал: «У русского народа есть государственный дар покорности, смирения личности перед коллективом. Русский народ не чувствует себя мужем, он все невестится, чувствует себя женщиной перед колоссом государственности, его покоряет сила» [14, с. 35-36]. Особое отношение к женщине и ее моральным качествам основывается и на распространенном в России культе Богородицы, в поклонении святым мученикам, мученицам и блаженным. «Вследствие этого в России – особое отношение к моральным качествам женщины, и гендерные моральные стереотипы рассматриваются не как препятствия на пути становления равноправия мужчин и женщин, а как признак более тонкой душевной организации женщин и важности обладания этими качествами женщинами» [24].

Гендерные стереотипы имеют огромную социальную значимость, поскольку их наличие и неуклонное соблюдение обеспечивают стабильность общественной жизни: «Обществу для оптимального функционирования важно, чтобы каждый из его членов занимал строго определенную социальную «ячейку» и свято исполнял предусмотренные для нее ритуалы. На языке житейском это означает то, что женщина должна быть женщиной, а мужчина – мужчиной. Первой отводились застенчивость, забота о детях, домовитость и целомудрие. Второму, соответственно, предписывались мужество, напор, горячий конь и отсутствие сантиментов» [137].

В современных гендерных исследованиях отмечается, что мужчины обычно склонны к занятиям спортом, мало беспокоятся о собственной внешности и почти не боятся старости, выполняют роль кормильца семьи, обладают развитым интеллектом, стремятся к власти, лидерству и успеху. Стереотипные мужские качества вербализуются при этом набором аксиологически значимых имен прилагательных: сильный, неэмоциональный, стойкий, логичный, рациональный, объективный, независимый, свободный, активный, честолюбивый. Женщины в то же время характеризуются как не склонные к занятиям спортом, беспокоящиеся о своей внешности, боящиеся старости, проявляющие привязанность к семье, обладающие тонкой интуицией, в большой мере нуждающиеся в защите и поддержке. Стереотипные феминные качества определяются перечнем соответсвующих аксиологически маркированных адъективов: слабая, добродетельная, эмоциональная, нежная, легкомысленная, непоследовательная, уступчивая, услужливая, зависимая, пассивна, робкая, застенчивая. По данным анкетирования студентов, полученным С.Ю. Воскресенской, «стереотипу фемининности соответствуют наборы таких качества, как доброта, нежность, ласковость, загадочность, красота, заботливость, а стереотипу маскулинности – напористость, целеустремленность, суровость, серьезность, решительность, энергичность» [28, с. 11].

В ходе эксперимента, который провели американские психологи Дж. Уильямс и Д. Бест, испытуемым из 25 стран было предложено использовать 300 наиболее употребительных прилагательных, описывающих личностные черты, для характеристики мужчин и женщин. Авторы эксперимента выявили, что мужчинам приписывались 47 слов, а женщинам – 25. Типичный мужчины, в соответствии с распространенными гендерными стереотипами, был наделен следующими характеристиками: агрессивный, активный, амбициозный, бесстрастный, властный, громкий, грубый, дерзкий, доминирующий, жестокий, жестокосердный, заносчивый, изобретательный, инициативный, искусный, крепкий, ленивый, логичный, мудрый, мужественный, напористый, недобрый, независимый, неорганизованный, неосторожный, неотесанный, несносный, неумолимый, неэмоциональный, прогрессивный, рациональный, реалистичный, самоуверенный, серьезный, сильный, склонный к риску, суровый, трезвомыслящий, тупоголовый, убедительный, уверенный, хвастливый, храбрый. «Среднестатистическая» женщина в то же время была определена участниками эксперимента как боязливая, добрая, жеманная, женственная, зависимая, застенчивая, кроткая, любопытная, мечтательная, мягкая, мягкосердечная, нежная, очаровательная, покорная, привлекательная, приятная, разговорчивая, сексуальная, сентиментальная, слабая, спокойная, суеверная, тревожная, чувствительная, эмоциональная [64].

В большинстве мировых культур «мужское» отождествляется с духом, логосом, активностью, силой, рациональностью, светом, наполненностью, в то время как «женское» – с материей, хаосом, природой, пассивностью, слабостью, эмоциональностью, тьмой, пустотой, бесформенностью. Во многих древних мифологиях луна, земля и вода трактуются как женское начало, а огонь, солнце и тепло – как мужское. Мужчина выступает как носитель активного, социально-творческого начала, а женщина – как пассивно-природная сила. Противоположны и социальные роли, предписываемые мужчинам и женщинам. Первые являются преимущественно «инструментальными», а вторые – «экспрессивными».

Характерная особенность гендерных стереотипов – их исторически обусловленная изменчивость. Общеизвестно, что в современном бурно изменяющемся мире происходит их постепенная, но неуклонная трансформация, проявляющаяся в феминизации мужчин и маскулинизации женщин. Сравн.: «Мужчины медленно, но верно сдают свои позиции доминирующего класса» [137]. Д. Исламова, подробно анализируя довольно распространенные современные стереотипные суждения («Дело женщины – домашнее хозяйство и воспитание детей»; «Принятие решений – мужское дело»; «Молчи, женщина, твой день – 8-е Марта»; «Женщина без мужчины – неполноценный член общества»; «Все бабы – дуры»; «Все мужики – сволочи»; «Все они одинаковые» и др.), приходит к выводу о том, что проблема гендерного неравенства – это, прежде всего, проблема консервативности нашего мышления, вследствие чего чрезвычайно важно сформировать в обществе новое видение гендерных проблем [65].

В сознании носителей каждого национального языка формируется языковая картина мира, которая неизбежно «коррелирует с гендерными нормами и идеалами, репрезентациями, стереотипами» [40]. Сказанное позволяет утверждать, что в каждой национальной культуре существует гендерная картина мира – «совокупность представлений, составляющих такое видение человеком реальности, где вещи, свойства и отношения категоризуются при помощи бинарных оппозиций, стороны которых ассоциируются с мужским или женским началом» [150, с. 17]. Таким образом, гендерные стереотипы как «культурно и социально обусловленное мнение о качествах, атрибутах и нормах поведения представителей обоих полов» закономерно находят отражение в языке [120, с. 13].

Общество не только формирует и поддерживает гендерные стереотипы, но и вербально «наказывает» людей за отступление от них. Так, ярлыки «мужеподобная женщина» или «не мужик, а баба» воспринимаются представителями того или иного пола как обидные, унизительные и даже оскорбительные. Так, в период предвыборной кампании в России и США «распространенной стратегией дискредитации кандидата мужчины является акцентуация немужественности (Глазьев плачется, Кэрри – мямля)» [47, с. 37], что, естественно, оказывает влияние на позицию избирателей. Таким образом, гендерно обусловленные модели поведения задаются не природой и физиологическими особенностями людей, а «конструируются» обществом, из-за чего понятие «гендер» нередко поясняется словом конструкт.

Проявления гендерных стереотипов активно исследуются в социологии, психологии, истории и других гуманитарных науках. Вполне закономерно, что гендерная маркированность естественных языков также не могла не привлечь внимания ученых: «Язык не просто зеркало гендера, он помогает конституировать его. Тем самым это один из способов предписывания гендера» [106].

Важно при этом учитывать, что язык как объективно существующее общественное явление бесстрастно отражает сложившееся на протяжении многих веков «гендерное неравенство», о чем одним из первых говорил Бодуэн де Куртене: «Это проявляющееся в языке мировоззрение, рассматривая мужской элемент как первичный, женский – как производный, противоречит логике и чувству справедливости» [Baudouin de Courtenay 1993, с. 83] (Цит. по: [179, с. 31]). Приведенное высказывание выдающегося лингвиста рассматривается сторонниками феминистской лингвистики как методологическое обоснование необходимости поиска и исправления «языковых несправедливостей». Так, в соответствующих исследованиях польских ученых нередко встречаются такие формулировки, как «язык приписывает различные социальные роли», «язык конструирует гендерные различия», «в языке укоренены гендерные стереотипы», язык «выступает как средство «внушения, внедрения в глубины сознания мысли о том, что женщина является как бы производным от мужчины», язык расставляет «лингвистические ловушки» и т.п. Между тем подобная стереотипная терминология «внушает мысль о некотором языковом произволе, если не гендерном беспределе, чинимом языками по отношению к незаслуженно обойденному вниманием равноправному субъекту социальной и экономической жизни» [179, с. 32].
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

Похожие рефераты:

Язык как средство конструирования гендера
Становление гендерной лингвистики в контексте общего развития науки о языке
А. Н. Коваль
А. И. Грицук, В. Т. Свергун, А. Н. Коваль. — 2-е изд., перераб и доп. — Гомель: учреждение образования «Гомельский государственный...
Приложение 1 А. Д. Макаревич соборное уложение 1649 г. Как памятник...
Текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст,...
Исследование феномена языка невозможно в рамках одной только лингвистики....
Р 59 Мир, человек, язык (опыт философии языка) / А. Ф. Рогалев. – Гомель: Барк, 2010. – 276 с
Языкознание
Лимнонимы и гелонимы Беларуси в сопоставительном аспекте // Проблемы славистики и теоретической лингвистики: Сб ст молодых ученых....
Титульный лист программы обучения по дисциплине (Syllabus) Форма
Курс «Профессионально-ориентированный иностранный язык (немецкий язык)» представляет собой междисциплинарную область знаний, включающую...
А. О. Долгова // Славянская фразеология в синхронии и диахронии:...
Лингвокультурологическая значимость компаративной фразеологии / А. О. Долгова // Славянская фразеология в синхронии и диахронии:...
Артемова Ольга Александровна мглу, г. Минск
П. А. Редина (украинский язык), Г. В. Савчук, Н. А. Сабуровой, В. П. Игнатенко, В. П. Пивоваровой, Т. М. Филоненко (русский язык)...
Лекция Язык как система язык как система
Исследование языка как системы осуществлялось в рамках структурализма (структурной лингвистики). Основоположник – Ф. де Соссюр
Методические рекомендации и указания к изучению дисциплины по дисциплине...
Курс «Профессиональный русский язык» представляет собой междисциплинарную область знаний, включающую в содержание русский язык в...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
referatdb.ru
referatdb.ru
Рефераты ДатаБаза