В. И. Коваль Язык и текст в аспекте гендерной лингвистики Гомель 2007


НазваниеВ. И. Коваль Язык и текст в аспекте гендерной лингвистики Гомель 2007
страница15/20
Дата публикации11.03.2013
Размер3.21 Mb.
ТипРеферат
referatdb.ru > Литература > Реферат
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   20
5.7. Запах


При рассмотрении художественных текстов с точки зрения гендерной лингвистики выявляется большое количество фрагментов, в которых актуализируется концепт «запах», имеющий нередко текстообразующее значение. Уникальным в этом отношении является роман Патрика Зюскинда «Парфюмер», целиком основанный на сверхъестественных способностях главного героя не только тонко различать, дифференцировать запахи, но и материализовать их, управлять с помощью запахов поведением людей. С другой стороны, герой сам постоянно оказывается в плену «женского» запаха, осязаемость, «материальность» которого передается, в частности, с помощью сравнительного оборота и соответствующего предиката: Аромат, словно лента, спускался по улице Сены, неповторимый и отчетливый, но всё такой же очень нежный и очень тонкий. Гренуй следовал за ним с колотящимся от страха сердцем, потому что смутно догадывался, что не он следует за ароматом, но что аромат захватывает его в плен и теперь непреодолимо влечет к себе <…> Гренуй сразу понял, чтó было источником аромата, который он учуял на расстоянии более полумили на другом берегу реки <…> Источником была девушка.

Хорошо известно, что запах генетически является одним из важнейших факторов невербального поведения коммуникантов. Особенно велика роль «обонятельного фактора» в гетерогенном общении. Е.П. Ильин, посвятивший рассмотрению данного вопроса специальный раздел – «Запаховая привлекательность» – в своей работе «Дифференциальная психофизиология мужчины и женщины», отмечает: «Нейрогенетики из Рокфеллеровского университета исследовали сотни влюбленных пар-добровольцев и обнаружили специальный ген, отвечающий за воспроизводство химических веществ – феромонов, которые каждый из людей выделяет и которые улавливаются людьми противоположного пола на подсознательном уровне. Именно феромоны ответственны за возникновение сексуального желания при общении с человеком противоположного пола. <…> Мужские феромоны называются андростеронами и содержатся в поте, коже и волосах. Распространяясь в воздухе, они посылают женщинам призыв. Чем больше мужчина выделяет андростеронов, тем более он привлекателен для противоположного пола. Созданы аэрозоли для мужчин, содержащие андростерон, которые заставляют женщин воспринимать надушившихся мужчин как очень сексапильных. Сильные стрессы способны подавить выделение этих феромонов и, соответственно, понизить сексуальную привлекательность мужчины. Так, мужчины, побывавшие на войне, выделяют меньше андростерона. Поэтому они часто жалуются на несложившуюся личную жизнь. Женские феромоны называются копулинами. Они и посылают сигнал мужчинам. Считается, что особенно интенсивно копулин выделяется блондинками и рыженькими женщинами. Именно поэтому их предпочитает большинство мужчин [64].

Следует отметить, что в художественных текстах источником запаха обычно является женщина либо какой-то женский предмет, а субъектом, воспринимающим запах и производящим вслед за этим те или иные умозаключения или действия, выступает мужчина. Очевидно, подобное «обонятельное неравноправие» вполне закономерно, поскольку целенаправленное использование женщинами различных ароматических средств для воздействия на поведение мужчин является общеизвестным. В сфере народной духовной культуры считается, что от молодой женщины исходит «сладкий возбуждающий запах», поэтому «хорватки душили одежду лавандой, базиликом, боснийки пользовались яблоком и рутой, т.е. растениями, которые могли усиливать этот особый запах» <…> «Пахучие растения используются как средство обольщения и в самом начале жизненного пути. Так, при первом купании девочки в воду добавляют любисток, мед («чтоб была красива и пахла»), а также мяту, кудрявец и др.» [69, с. 266].

Куприновская Суламифь перед свиданием с любимым мужчиной осознанно втирает в кожу драгоценные благовония:

Дрожа от робости, ожидания и счастья, расстегнула Суламифь свои одежды, опустила их вниз к своим ногам и, перешагнув через них, осталась среди комнаты нагая, лицом к окну, освещенная луною через переплет решетки. Она налила густую благовонную мирру себе на плечи, на грудь, на живот и, боясь потерять хоть одну драгоценную каплю, стала быстро растирать масло по ногам, под мышками и вокруг шеи. И гладкое, скользящее прикосновение ее ладоней и локтей к телу заставляло ее вздрагивать от сладкого предчувствия. И, улыбаясь и дрожа, глядела она в окно, где за решеткой виднелись два тополя, темные с одной стороны, осеребренные с другой, и шептала про себя: «Это для тебя, мой милый, это для тебя, возлюбленный мой».

В романе А. Толстого «Петр Первый» служанка царицы Евдокии Лопухиной дает ей специфические женские «рекомендации» перед встречей с охладевшим к ней мужем – Петром: Ты, лебедь, ночью не растеряйся. В баньке тебя попарим по-нашему, по-мужичьему, кваском поддадим, росным ладаном умоем, – хоть нюхай тебя где хошь… А для мужиков первое дело – дух…

В одном из эпизодов названного произведения опытная в любовных делах графиня Козельская следующим образом «просвещает» менее искушенную провинциалку пани Анну Собещанскую относительно роли запаха в отношениях между мужчиной и женщиной. Предметом их обсуждения являются грубые донжуанские склонности польского короля Августа: «Он, как скотина, влюбился в русскую боярыню Волкову; она во время бала несколько раз меняла платье и рубашку; он, вбежав в комнату, схватил ее сорочку и вытер потное лицо» – «Я ужасно глупа! – воскликнула пани Анна, – я не понимаю, причем же тут сорочка той особы?» – «Не сорочка, важна кожа той особы, ей присущий запах… Кожа женщины – то же, что аромат для цветка, об этом знают все девчонки в школах при женских монастырях… Для такого развратника, как наш возлюбленный король, его нос решает его симпатии…»

Проявлением «маскулинности» восприятия запаха, источником которого является женщина, служит преимущественное использование в соответствующих описаниях существительных и прилагательных, относящихся преимущественно к «мужскому» – «острому» – спектру: солёный огурец, укроп, полынь, скошенная трава, сено, дёготь, мыло, увядающий лист; пряный, душистый, терпкий, крестьянский. В следующем примере весьма показательно использование для комплиментарного общения с женщиной названий сугубо «мужских» гастрономических пристрастий: «А вы очень милы, надо вам сказать, – начал он. – Извините за трактирное сравнение, вы напоминаете мне свежепросоленный огурчик: он, так сказать, еще пахнет парником, но уже содержит в себе немножко соли и запах укропа. Из вас мало-помалу формируется великолепная, чудесная, изящная женщина» (Чехов. Три года).

Сравн. также: ^ Аромат от духов и разгоряченных тел странно смешивался с запахом степной полыни, увядающего листа, лесной сырости и с отдаленным запахом скошенной травы (Куприн. Молох); Ах, этот крестьянский запах ее головы, дыхание, яблочный холодок щеки! (Бунин. Таня); Он открыл глаза и радостно встретил ее немигающий взгляд, с обморочным головокружением почувствовал терпкий запах ее подмышки (Бунин. Антигона); От того времени, когда он влюбился и сделал предложение и потом прожил семь лет, осталось воспоминание только о длинных душистых волосах (Чехов. Супруга); Ем и пью рядом с ней, слышу ее медленный голос, <…> обоняя какой-то слегка пряный запах ее волос… (Бунин. Чистый понедельник); В десять часов утра <…> с запахом сена, дёгтя и опять всего того сложного и пахучего, чем пахнет русский уездный город, она <…> уехала (Бунин. Солнечный удар); От нее шел влажный, прохладный запах купальни и миндального мыла. (Чехов. Володя).

Романтическое любовное чувство может соотноситься в мужском восприятии с легкими, «цветочными» запахами: «Странная любовь!» – думал я и, пока закипала вода, стоял, смотрел в окна. В комнате пахло цветами, и она соединялась для меня с их запахом (Бунин. Чистый понедельник); Тогда он пристально проглядел на нее и вдруг обнял ее и поцеловал в губы, и его обдало запахом и влагой цветов (Чехов. Дама с собачкой); От нее шел легкий, едва уловимый запах ладана, и это напомнило ему время, когда он тоже веровал в Бога и ходил ко всенощной и когда мечтал много о чистой, поэтической любви (Чехов. Три года).

Показательно, что при описании нереализованных по какой-либо причине любовных чувств наблюдается использование смешанных – «высоких» и «низких» – запахов: От твоей руки, пахнувшей вербеной, остался запах и на моей руке. Он смешался с запахом повода, седла, пота лошади, но я все еще чувствовал его, ехал в сумерках по большой дороге – и плакал… (Бунин. Последнее свидание); И груши, и яблони цвели и осыпáлись, разрытая земля под ними была вся усеяна блеклыми лепестками. В теплом воздухе чувствовался их сладковатый нежный запах вместе с запахом нагретого и преющего на скотном дворе навоза (Бунин. Митина любовь).

Связанные с запахом ассоциации могут послужить «первотолчком», отправной точкой для дальнейших близких отношений между мужчиной и женщиной. Так, в завязке рассказа И. Бунина «Солнечный удар» обнаруживаем своеобразный перенос на основе синекдохи – «пахнущая загаром рука → загорелое женское тело»: Поручик взял ее руку, поднес к губам. Рука, маленькая и сильная, пахла загаром. И блаженно и страшно замерло сердце при мысли, как, вероятно, крепка и смугла она вся под этим легким холстинковым платьем после целого месяца лежания под южным солнцем, на горячем морском песке.

Хорошо известно, что «феминно маркированный» запах в определенной ситуации, в соединении с другими многозначительными деталями является источником охватывающего мужчину волнения, возбужденного состояния. Сравн.: Вместе с женским смехом и звонкой болтовней тесная передняя вдруг наполнилась запахом мороза, духов, пудры и лайковых перчаток, – неуловимым, глубоко волнующим запахом нарядных и красивых женщин перед балом. (Куприн. Поединок); Подрагивая от холода, Григорий прилег рядом. От мокрых Аксиньиных волос тек нежный, волнующий запах. Она лежала, запрокинув голову, мерно дыша, полуоткрытым ртом. «Волосы у тебя дурнопьяном пахнут. Знаешь, этаким цветком белым…» – шепнул, наклоняясь, Григорий. (Шолохов. Тихий Дон); Снимите с меня ботики и дайте из пальто носовой платок. <…> Сдерживая глупую улыбку удовольствия и недоумения, − что за странная гостья! − я покорно снял один за другим ботики. От нее еще свежо пахло воздухом, и меня волновал этот запах, волновало соединение ее мужественности со всем тем женственно-молодым, что было в ее лице, в прямых глазах, в крупной и красивой руке, − во всем, что оглянул и почувствовал я, стаскивая ботики из-под ее платья, под которым округло и полновесно лежали ее колени, видя выпуклые икры в тонких серых чулках и удлиненные ступни в открытых лаковых туфлях. (Бунин. Муза).

Вообще концепт «запах» может быть представлен в художественном тексте как мощный стимулятор глубоких эмоциональных переживаний, связанных с воспоминаниями о прошлом, безотносительно к основной гендерно значимой оппозиции «мужчина»/«женщина»: …Как известно, память воскрешает все, кроме запахов, и зато ничто так полно не воскрешает прошлого, как запах, когда-то связанный с ним. (Набоков. Машенька). При этом словосочетания, называющие различные запахи, – «тяжелые» и «легкие», приятные, малоприятные и неприятные – выступают в предложении как контекстуальные синонимы, обозначающие нерасчлененное, единое понятие, связанное с дорогими для человека воспоминаниями детства. Актуальность запаха подчеркивается в следующем фрагменте предикатом тек (сравн. приведенный ранее пример из романа П. Зюскинда «Парфюмер»: Аромат, словно лента, спускался…):

Они уже въехали в село; и ничто иное, а именно старые запахи (память о них, оказывается, хранилась в нем каким-то чудом все эти годы за семью печатями) охватили его и он узнал их; странно, горьковато-нежно пахло свежеотесанным деревом, и хлебом, и перепревшим навозом, и конюшней, и сырой глиной: в ноздри ему тек забытый, казалось бы, запах детства, запах дыма из печных труб, запах пота и пыли, которым пахнет от стада коров, когда они возвращаются на вечерней заре домой, неся молоко и лениво смахивая с себя длинными хвостами комаров; в такие минуты пахло покоем и сытостью. (Проскурин. Имя твое).

Особенно глубокие нравственные переживания ностальгического характера вызывает у литературного персонажа «запах родины» в ситуации нахождения на чужбине; при этом дифференциация запаха по шкале «низкий – высокий» оказывается несущественной:

Помнится, я шел домой, ни о чем не размышляя, но с странной тяжестью на сердце, как вдруг меня поразил сильный, знакомый, но в Германии редкий запах. Я остановился и увидал возле дороги небольшую грядку конопли. Ее степной запах мгновенно напомнил мне родину и возбудил в душе страстную тоску по ней. Мне захотелось дышать русским воздухом, ходить по русской земле. «Что я здесь делаю, зачем таскаюсь я в чужой стороне, между чужими?» – воскликнул я, и мертвенная тяжесть, которую я ощущал на сердце, разрешилась внезапно в горькое и жгучее волнение. (Тургенев. Ася).
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   20

Похожие рефераты:

Язык как средство конструирования гендера
Становление гендерной лингвистики в контексте общего развития науки о языке
А. Н. Коваль
А. И. Грицук, В. Т. Свергун, А. Н. Коваль. — 2-е изд., перераб и доп. — Гомель: учреждение образования «Гомельский государственный...
Приложение 1 А. Д. Макаревич соборное уложение 1649 г. Как памятник...
Текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст,...
Исследование феномена языка невозможно в рамках одной только лингвистики....
Р 59 Мир, человек, язык (опыт философии языка) / А. Ф. Рогалев. – Гомель: Барк, 2010. – 276 с
Языкознание
Лимнонимы и гелонимы Беларуси в сопоставительном аспекте // Проблемы славистики и теоретической лингвистики: Сб ст молодых ученых....
Титульный лист программы обучения по дисциплине (Syllabus) Форма
Курс «Профессионально-ориентированный иностранный язык (немецкий язык)» представляет собой междисциплинарную область знаний, включающую...
А. О. Долгова // Славянская фразеология в синхронии и диахронии:...
Лингвокультурологическая значимость компаративной фразеологии / А. О. Долгова // Славянская фразеология в синхронии и диахронии:...
Артемова Ольга Александровна мглу, г. Минск
П. А. Редина (украинский язык), Г. В. Савчук, Н. А. Сабуровой, В. П. Игнатенко, В. П. Пивоваровой, Т. М. Филоненко (русский язык)...
Лекция Язык как система язык как система
Исследование языка как системы осуществлялось в рамках структурализма (структурной лингвистики). Основоположник – Ф. де Соссюр
Методические рекомендации и указания к изучению дисциплины по дисциплине...
Курс «Профессиональный русский язык» представляет собой междисциплинарную область знаний, включающую в содержание русский язык в...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
referatdb.ru
referatdb.ru
Рефераты ДатаБаза