В. И. Коваль Язык и текст в аспекте гендерной лингвистики Гомель 2007


НазваниеВ. И. Коваль Язык и текст в аспекте гендерной лингвистики Гомель 2007
страница16/20
Дата публикации11.03.2013
Размер3.21 Mb.
ТипРеферат
referatdb.ru > Литература > Реферат
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   20
Естественно, что в сфере любовных и любовно-брачных отношений запах играет не менее существенную роль. Так, главный герой рассказа И. Бунина «Митина любовь», расставшись с любимой девушкой, сохраняет воспоминания о ней, о своей любви через актуализацию запаха её перчатки, запечатленного им при прощании на вокзале. Более того, этот запах отождествляется Митей с самой любовью: Митя все еще стоял возле дребезжащего окна, чувствуя запах Катиной перчатки, оставшийся на его губах, все еще пылал острым огнем последнего мига разлуки <…> Вот этот запах перчатки – разве это тоже не Катя, не любовь, не душа, не тело? <…> И все слилось в одно – Катя, девки, весна, запах дождя, запах распаханной, готовой к оплодотворению земля, запах лошадиного пота и воспоминание о запахе лайковой перчатки. Сравн. также: И крохотная утирка, три месяца хранившая в своих складках невнятный, как аромат сена, запах девичьего тела, была ему так несказанно дорога! Когда он наедине с собою доставал утирку, – всегда непрошеным приходило волнующее воспоминание: обметанный инеем тополь возле колодца, и твердые дрожащие губы Дуняшки, и кристаллический блеск снежинок, тающих на ее выгнутых ресницах... (Шолохов. Тихий Дон).

Аналогичным является мужское восприятие зонтика любимой женщины. Материальным воплощением счастья для героя является именно запах, исходящий от этого предмета: Дома он увидел на стуле зонтик, забытый Юлией Сергеевной, схватил его и жадно поцеловал. <…> Лаптев раскрыл его над собой, и ему казалось, что около него даже пахнет счастьем (Чехов. Три года); «Странная любовь!» – думал я и, пока закипала вода, стоял, смотрел в окна. В комнате пахло цветами, и она соединялась для меня с их запахом. (Бунин. Чистый понедельник).

Прекрасным примером поэтизации запаха, связанного с любовными переживаниями героя, является стихотворение народного поэта Беларуси П. Бровки «Пахне чабор»:

^ Хіба на вечар той можна забыцца?

Сонца над лесам жар-птушкай садзіцца,

Нешта спявае пяшчотнае бор...

Пахне чабор, пахне чабор...

...Лёгкія крокі на вузкай сцяжынцы –

Дзеўчына ў белай іскрыстай хусцінцы,

Быццам абсыпана промнямі зор...

Пахне чабор, пахне чабор...

Фактический материал, представленный в художественных текстах, дает основание говорить о том, что в ряде случаев актуализируется специфический женский и специфический мужской запахи. Феминно маркированный запах вербализуется в художественных текстах прилагательными и словосочетаниями описательного характера, указывающими, как правило, либо на «сниженный» обонятельный спектр (горький, горьковатый, терпкий, дурнопьяный), либо на связь с естественными природными запахами, прежде всего – растений: сена, чабреца, меда, хмеля, воска, ладана, росы, подснежника, опавшей листвы. Сравн.: Лосю стало жутко: так чудесно красива была Аэлита, такой опасный, горьковато-сладкий запах шел от воды, от плаща с капюшоном, от рук, от лица, от дыхания, от ее платья. (А. Толстой. Аэлита); Ветви ловили ее за волосы, сучья подвертывались под ноги. Он настиг и схватил ее плечи. Сразу его охватил женский запах, схожий с запахом сена. И руки ее хрустнули в его руках. (Бородин. Дмитрий Донской); Григорий вздрагивает. Ему кажется, что он на секунду ощутил дурнопьяный, тончайший аромат Аксиньиных волос; он, весь изогнувшись, раздувает ноздри, но... нет! Это волнующий запах слежалой листвы. (Шолохов. Тихий Дон); Тут только Гущин улавливает, что одежда девушки слегка пахнет воском, деревянным маслом и ладаном; запах этот вовсе не неприятен. В нем есть холод, умильная тайна и влекущая суровость. (Куприн. Груня); На улице Даша остановилась, и, улыбаясь, глядела на Ивана Ильича. Вздохнула, подняла руки и поцеловала его в губы. От нее пахло женственной прелестью горьковатых духов. (А.Толстой. Хождение по мукам); Однажды он, в порыве лирической влюбленности, целуя слегка напомаженные Лушкины щеки, сказал: «Лушенька моя, ты у меня как цветок! У тебя даже веснушки пахнут, факт! Знаешь, чем они пахнут?» – «Чем?» − спросила заинтересованная Лушка, приподнимаясь на локте. – «Какой-то свежестью, ну, вроде росой, что ли… Ну, вот как подснежники, почти неприметно, а хорошо». (Шолохов. Поднятая целина); Он уснул, ощущая на губах солонцеватый запах ее губ, бережно храня в памяти охочее на ласку тело казачки и запах его – сложный запах чабрецового меда, пота и тела. (Шолохов. Тихий Дон); Но Ниночке давно уже стало скучно. У нее опять закололо в боку, и она сидела худенькая, бледная, почти прозрачная, но странно красивая и трогательная, как начавший увядать цветок. И пахло от нее какими-то странными, легкими духами, напоминающими желтеющую осень и красивое умирание. (Андреев. В темную даль); Давыдов молчал, опустив голову. Правой рукой он все еще крепко обнимал мягкие плечи девушки, вплотную ощущая тепло ее молодого тела, вдыхая пряный запах волос… (Шолохов. Поднятая целина).

Запах пота также оказывается значимым, положительно оцениваемым в ситуации любовных отношений. Сравн:^ Аксинья другой рукой – огрубелыми от работы пальцами – перебирает на запрокинутой голове Григория жесткие, как конский волос, завитки. Аксиньины пальцы пахнут парным коровьим молоком; когда поворачивает Григорий голову, носом втыкаясь Аксинье в подмышку, – хмелем невыбродившим бьет в ноздри острый сладковатый бабий пот. (Шолохов. Тихий Дон).

В еще большей степени положительно воспринимается запах мужского пота, ассоциируемый любящей женщиной с нелегким крестьянским и ратным трудом казака: Она жадно вдыхала исходивший от него смешанный запах терпкого мужского пота и табака, такой знакомый и родной запах, свойственный лишь одному ему. Только по запаху она с завязанными глазами могла бы отличить своего Григория из тысячи мужчин... (Шолохов. Тихий Дон); Григорий, крякнув, снял гимнастерку. Она еще не просохла от пота. Влажные пятна темнели на спине и на плечах, там, где остались натертые до глянца полосы от боевых наплечных ремней. Наталья достала из сундука выгоревшие на солнце защитные погоны, спросила: «Эти?» – « Эти самые. Соблюла?» – «Мы сундук зарывали», − продевая в игольное ушко нитку, невнятно сказала Наталья, а сама украдкой поднесла к лицу пропыленную гимнастерку и с жадностью вдохнула такой родной солоноватый запах пота... «Чего это ты?» − удивленно спросил Григорий. «Тобой пахнет...» − блестя глазами, сказала Наталья и наклонила голову, чтобы скрыть внезапно проступивший на щеках румянец, стала проворно орудовать иглой. (Шолохов. Тихий Дон).
5.8 Стыд

Совокупность ментально обусловленных сведений о содержании концепта «стыд» позволяет утверждать, что данное понятие относится к одному из самых сложных в русской языковой картине мира. Структура лексического значения соответствующего слова отражает «двунаправленность» проявления стыда: с одной стороны, это некоторое пассивное состояние субъекта – ‘чувство сильного смущения, неловкости от сознания предосудительности, неблаговидности своего поступка’; с другой стороны, стыд предполагает наличие внутреннего самоконтроля, соотнесенности с социуцом и общепринятыми предписаниями, поскольку представляет собой ‘чувство моральной ответственности за свое поведение, поступки’ (СРЯ 4, с. 296). Стыд, таким образом, является эмоциональным и моральным чувством, в котором человек не только «выражает осуждение, неудовлетворенность или обвинение своих действий и мотивов», но и осознает «реальное или мнимое несоответствие своих поступков принятым в данном обществе нормам морали» [132]. Не случайно поэтому К. Маркс опрелял стыд как «своего рода гнев, только обращенный вовнутрь». С этой точки зрения «стыд способствует развитию личности, осуществляя надзор за нами изнутри, программируя наше поведение в соответствии с требованиями семьи, общества и культуры» [102]. Стремление избежать связанных со стыдом переживаний (неудовлетворенность собой, осуждение или обвинение себя) является важным мотивом поведения, направленного на самосовершенствование человека, в связи с чем стыд характеризуется как наиболее рефлектирующая из известных человеческих эмоций.

Чувство стыда в русском национальном сознании тесно связано с христианской моралью, что находит отражение в пословицах: В ком есть Бог, в том есть и стыд; Живи так, чтоб ни от Бога греха, ни от людей стыда. Известный русский философ В. Соловьев писал, что стыд, ведущий свое происхождение от первородного греха, является наиболее важным и чуть ли не единственным качеством человека, отличающим его от животного. Особенность стыда заключается также в том, что он, как правило, имеет физиологический атрибут – стыдливый румянец, который Чарльз Дарвин считал самой характерной и самой человеческой эмоцией.

Стыд определяется как «осознание собственной неумелости, непригодности или неадекватности в некой ситуации или при исполнении некого задания, сопровождаемое негативными переживаниями – огорчением, беспокойством или тревогой» [63, с. 348]. Переживание стыда аналогично ощущению того, что некая неприличная или ущербная часть человеческой личности выставлена на всеобщее обозрение. «Стыд выступает как переживание своего несоответствия моральным требованиям перед лицом Других. Другие люди, с которыми нас объединяют общие представления о добре и зле, о должном и недолжном, могут осуждать и осмеивать нас, если мы ведем себя несообразно принятым нравственным нормам и образцам. В стыде мы непосредственно понимаем, как глубоко связаны с окружающими нас людьми, как трудно нам чувствовать себя хотя бы временно третируемыми, непризнанными. И если «на миру смерть красна», то стыд «на миру» − ужасен. «Другие» в стыде доминируют, даже если в момент совершения недостойного поступка человек один и никто непосредственно за ним не наблюдает» [61, с. 268-269].

В основу дифференциации стыда положен перечень ситуаций, при которых возникает рассматриваемое эмоциональное состояние: а) несоответствие господствующим в обществе нормам и ценностям (напр., стыдно быть бедным, провинциальным); б) неспособность воспроизвести должным образом наличные в обществе стандарты (напр., современному студенту стыдно не владеть иностранными языками, не уметь обращаться с компьютером); в) несоответствие собственным моральным ориентирам, высокопочитаемым в данной культуре (напр., стыдно лгать, пьянствовать, быть агрессивным, похотливым); г) «обнаженность» внутреннего мира человека, который чувствует себя в таком случае незащищенным (напр., стыд из-за того, что посторонние читают личный дневник, любовные письма); д) стыд за другого человека, когда чье-то поведение идет вразрез с принятыми стандартами (напр., стыд за сына, за друга, за поведение публичного политика); е) ложный стыд (человек стыдится того в себе, к чему, согласно общественной морали, все относятся позитивно) [61, с. 273-280].

Одним из западных авторов сформулирована и обоснована теория «воссоединяющего стыда», в основу которой положена широко распространенная в восточных культурах (арабской, китайской, японской и др.) убежденность в том, что в ходе профилактики уголовных преступлений и исполнения наказаний за подобные преступления необходимо делать упор на пробуждение в человеке чувства стыда: «Внушение чувства стыда трактуется как средство сделать граждан активно ответственными путем сообщения им о том, какое оправданное негодование испытывают другие граждане в отношении криминального поведения, приносящего вред обществу. <...> На практике попытки устыдить непременно ограничивают свободу человека, может быть, еще в большей степени, чем уголовная репрессия» [19]. При очевидной спорности и даже утопичности предложенной теории сложно не согласиться с ее автором в том, что актуализация чувства стыда является эффективной формой общественного воздействия, регулирующей взаимоотношения человека с обществом (сравн. практику использования «позорного столба»). Этическая проблема взаимоотношения чувства стыда и такого уголовно наказуемого преступления, как воровство, в ироничной форме представлена в образе «застенчивого ворюги» Альхена, завхоза 2-го дома Старсобеса – персонажа романа И. Ильфа и Е. Петрова «Двенадцать стульев». Внешне выраженный и внутренне переживаемый стыд клептомана Альхена не является моральным барьером на пути бытового воровства: Все существо его протестовало против краж, но не красть он не мог. Он крал, и ему было стыдно. Крал он постоянно, постоянно стыдился, и поэтому его хорошо бритые щечки всегда горели румянцем смущения, стыдливости, застенчивости и конфуза.

Несомненный интерес представляет установление особенностей вербализации концепта «стыд», проявляющегося в художественных текстах, с учетом гендерного фактора. Подобный подход позволяет выявить такие соотносящиеся, но во многом специфичные феномены, как «женский стыд» и «мужской стыд». Дифференциация стыда на основе гендерных критериев представляется одним из древнейших видов моральных предписаний, основывающихся на представлениях о том, что является / не является постыдным, осуждаемым для мужчины и женщины. В ряде случаев, в частности, можно говорить о несоотносимости оснований женского и мужского стыда. Сравн., например, пословицу В чем деду стыд, в том бабе смех.

Наставления о том, чтó именно является стыдным для молящихся мужчин и женщин, находим В Библии, в Первом послании к Коринфянам святого апостола Павла (11, 4-6): «Всякий муж, молящийся или пророчествующий с покрытою головою, постыжает свою голову; И всякая жена, молящаяся или пророчествующая с открытою головою, постыжает свою голову, ибо это то же, как если бы она была обритая; Ибо, если жена не хочет покрываться, то пусть и стрижется; а если жене стыдно быть остриженной или обритой, пусть покрывается».

Остановимся на рассмотрении гендерно маркированного концепта «стыд» в литературно-художественных текстах.

^ 5.8.1 Вербализация феминно маркированного стыда. Ключевые слова, репрезентирующие концепт «стыд» (стыд, стыдливый, стыдливость, пристыдить, срам, срамить и др.), ассоциируются прежде всего с женским мировосприятием и поведением. В соответствии с этим словосочетание стыдливая женщина воспринимается как соответвующее гендерному стереотипу, а стыдливый мужчина – как в значительной степени «выпадающее» из стереотипных представлений, поскольку оно прямо или косвенно указывает на наличие некоторых женских черт в характере мужчины. Стыдливость как отличительное качество женщины так же естественна, как мужественность мужчины и невинность девушки: … Люди, которые веруют в то, что одному мужу надо жить с одною женой, с которою он обвенчан, что девушке надо быть невинною, женщине стыдливою, мужчине мужественным, воздержанным и твердым (Толстой. Анна Каренина). Так, женщины, в отличие от мужчин, изначально считают стыдным посвящать посторонних в подробности своей интимной жизни: Женщина – она согрешит и ничего так не боится, как смеха, издевки над ней. Они стыдливее против нас. Мы свое возьмем и хоть на базар пойдем рассказывать, хвастаться станем – вот, мол, как мы одну дуру провели!.. А женщине некуда идти, ей греха в удаль никто не ставит. Они, брат, даже самые потерянные, и те стыда больше нас имеют. (Горький. Коновалов).

Вместе с тем, в сфере любовных отношений женщина под влиянием возникающих обстоятельств склонна к освобождению от стыда:
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   20

Похожие рефераты:

Язык как средство конструирования гендера
Становление гендерной лингвистики в контексте общего развития науки о языке
А. Н. Коваль
А. И. Грицук, В. Т. Свергун, А. Н. Коваль. — 2-е изд., перераб и доп. — Гомель: учреждение образования «Гомельский государственный...
Приложение 1 А. Д. Макаревич соборное уложение 1649 г. Как памятник...
Текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст,...
Исследование феномена языка невозможно в рамках одной только лингвистики....
Р 59 Мир, человек, язык (опыт философии языка) / А. Ф. Рогалев. – Гомель: Барк, 2010. – 276 с
Языкознание
Лимнонимы и гелонимы Беларуси в сопоставительном аспекте // Проблемы славистики и теоретической лингвистики: Сб ст молодых ученых....
Титульный лист программы обучения по дисциплине (Syllabus) Форма
Курс «Профессионально-ориентированный иностранный язык (немецкий язык)» представляет собой междисциплинарную область знаний, включающую...
А. О. Долгова // Славянская фразеология в синхронии и диахронии:...
Лингвокультурологическая значимость компаративной фразеологии / А. О. Долгова // Славянская фразеология в синхронии и диахронии:...
Артемова Ольга Александровна мглу, г. Минск
П. А. Редина (украинский язык), Г. В. Савчук, Н. А. Сабуровой, В. П. Игнатенко, В. П. Пивоваровой, Т. М. Филоненко (русский язык)...
Лекция Язык как система язык как система
Исследование языка как системы осуществлялось в рамках структурализма (структурной лингвистики). Основоположник – Ф. де Соссюр
Методические рекомендации и указания к изучению дисциплины по дисциплине...
Курс «Профессиональный русский язык» представляет собой междисциплинарную область знаний, включающую в содержание русский язык в...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
referatdb.ru
referatdb.ru
Рефераты ДатаБаза