В. И. Коваль Язык и текст в аспекте гендерной лингвистики Гомель 2007


НазваниеВ. И. Коваль Язык и текст в аспекте гендерной лингвистики Гомель 2007
страница2/20
Дата публикации11.03.2013
Размер3.21 Mb.
ТипРеферат
referatdb.ru > Литература > Реферат
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20
1.2 Гендерная лингвистика как одно из направлений современного языкознания. Феминистская лингвистика
В современной лингвистике все большее признание и распространение получает антропоориентированный подход к изучению единиц языка, заключающийся в пристальном внимании к разнообразным проявлениям в единицах языка человеческой личности. С учетом сказанного «гендерный подход позволяет точнее и четче учитывать человеческий фактор в языке, в результате чего может быть получено приращение знания как собственно лингвистического, так и междисциплинарного характера» [73]. Таким образом, возникновение в начале 90-х годов прошлого века гендерной лингвистики как одного из направлений гендерологии и языкознания было обусловлено объективным ходом развития науки о языке. Гендерная лингвистика изучает отражение «мужественности» и «женственности» в единицах языка, а также специфические особенности мужского и женского речевого поведения. Названное научное направление определяют также как социолингвистическую дисциплину, в центре внимания которой находятся «языковые явления, связанные с различиями носителей языка по полу» [11, с. 200]. Важно при этом не абсолютизировать представленность гендера в языке, поскольку гендер является «параметром переменной интенсивности» [41], или «плавающим параметром – фактором, проявляющимся с неодинаковой интенсивностью вплоть до полного исчезновения в ряде коммуникативных ситуаций» [79, с. 117].

Исследования в сфере гендерной лингвистики проводятся по двум основным направлениям: в первом случае объектом исследования становится взаимоотношение языка и пола, т. е. вопрос о том, «каким именно образом пол манифестируется в языке»; во-вторых, весьма активно изучается речевое поведения полов, «выделение и описание особенностей мужского и женского речевого рисунка» [43]. При этом лингвогендерный подход «дает возможность отойти от традиционных и литературоведческих, и социально-политических трактовок, проанализировать произведение с точки зрения представлений о понятиях «мужественное» и «женственное», которые, в свою очередь, являются конструктами культуры» [169, с. 3].

Специалистов в названной области интересуют также следующие частные вопросы: 1) когнитивный статус проявления гендерных различий в системе русского языка; 2) возможности моделирования речи, содержащей гендерные признаки; 3) языковые средства конструирования гендерной идентичности; 4) типы коммуникативных ситуаций, в которых осуществляется гендерное конструирование; 5) экстра- и интралингвистические факторы, воздействующие на процесс гендерного конструирования; 6) ограничения, накладываемые гендерным фактором на употребление языковых единиц.

Практическое значение гендерной лингвистики как одного из направлений современного языкознания заключается, в частности, в возможности использования сведений о «женской» и «мужской» манерах письма при идентификации половой принадлежности автора (в том числе – в криминалистике) [30; 42; 131].

Значительное влияние на развитие гендерной лингвистики на постсоветском пространстве оказывают научные коллективы, работающие в вузах России, Украины и Беларуси: в лаборатории гендерных исследований МГУ, в Тверском центре гендерных исследований, в Харьковском центре гендерной лингвистики. По генедерной проблематике, включающей и вопросы генедерной лингвистики, в Беларуси (в Женском институте ЭНВИЛА [55а; 55б], в Полоцком государственном университете [33; 34]) регулярно проводятся научные конференции. Различным вопросам представленности гендера в языке и художественных текстах посвящены диссертационные исследования [11а; 47; 57; 70; 135; 158а; 170].

Возникновение гендерной лингвистики как одного из направлений современного языкознания тесно связано с так называемой феминистской критикой языка, или феминистской лингвистикой, зародившейся в США в 1960-х – 1970-х годах. Классическим трудом феминистской критики языка считается работа американской исследовательницы Робин Лакофф «Язык и место женщины» [190], в которой обосновывался андроцентризм языка и ущербность образа женщины в картине мира, воспроизводимой в языке. К специфике феминистской критики языка относятся ее ярко выраженный полемический характер, разработка собственной лингвистической методологии, а также попытки повлиять на языковую политику и реформировать язык в сторону устранения содержащегося в нем сексизма (см. подробнее 1.3). Исследователи, выступающие с позиций феминистской лингвистики, ставят своей целью разоблачение и преодоление отраженного в языке мужского доминирования в общественной и культурной жизни. Требование реформирования языка для преодоления заключенной в нем гендерной асимметрии сторонницы феминистской лингвистики аргументируют тем, что язык в силу своего андроцентризма навязывает говорящим на нем людям картину мира, в которой женщинам отводится подчиненная роль.

Зарождению феминистской лингвистики способствовали прежде всего внелингвистические причины: развитие «Нового женского движения» в США и Европе (особенно в Германии), рост популярности идей феминизма на Западе, расцвет философии постмодернизма. К собственно языковедческим причинам, оказавшим заметное влияние на возникновение феминистской лингвистики, относятся следующие: 1) появление новых направлений в лингвистке − психолингвистики, социолингвистики, прагматики, теории коммуникации; 2) выдвижение на первый план при исследовании явлений языка человеческого фактора и проблемы взаимосвязи языка с биосоциальными характеристиками человека, в том числе − с его полом; 3) смена парадигм в самой лингвистической науке − переход от структурализма к прагматике; 4) появление методологической и научной базы для развития гендерных исследований в социальных науках. Особая роль в становлении гендерной лингвистики отводится социолингвистике: «Развитие социолингвистики, массовые исследования речи представителей разнообразных профессиональных групп, различного пола, возраста и т.д. способствовали выявлению определенной гендерной специфики языка и речи, установлению гендерных особенностей коммуникации (как вербальных, так и невербальных)» [168].

В рамках феминисткой лингвистики происходит «поиск «языковых несправедливостей» по отношению к женщине и устранение их из языка. В самых общих чертах можно сказать, что «речь идет об установлении полной симметрии в назывании мужчин и женщин и вообще употреблении слов, семантически связанных с идеей пола» [103]. Своей главной целью представители феминистской лингвистики считают критику патриархатного сознания в языке и осуществление языковой реформы, направленной на устранение ущербности представления образа женщины в языке и гендерных асимметрий, существующих в языке и речи. К специфическим особенностям феминистской лингвистики относят, с одной стороны, её ярко выраженный полемический характер, а с другой − небезосновательные и результативные попытки повлиять на языковую политику и реформировать язык в сторону устранения содержащейся в нем гендерной асимметрии.

Выделяют несколько теоретических предпосылок возникновения феминистской лингвистики:

1. Гипотеза Сепира-Уорфа, или «теория языковой относительности», отчасти вытекающая из идей выдающегося немецкого лингвиста Вильгельма фон Гумбольдта. По мнению Гумбольдта, язык − это выражение национального духа, определенный «промежуточный мир», стоящий между мышлением человека и внешним миром; он является той силой, которая превращает мир в идеи, вербализуя и меняя при этом собственно сам мир. Язык не только создает некий образ мира, но и оказывает действенное влияние на мысли и поступки людей и на развитие общества в целом. Гумбольдт один из первых в лингвистике написал о круге, который каждый язык описывает вокруг своего народа. Согласно же гипотезе «лингвистической относительности», получившей обоснование в тридцатых годах 20 века в работах Э. Сепира и Б. Уорфа, язык представляет собой не только продукт общества, но и средство формирования мышления и ментальности его носителей. Язык формирует мышление и мировоззрение людей, это − способ познания внешнего мира. «Логический строй мышления также определяется языком. Сам характер познания действительности зависит от языка, на котором мыслит познающий субъект. Люди членят мир, организуют его в понятия и распределяют значения так, а не иначе, поскольку являются участниками некоторого соглашения, имеющего силу лишь для этого языка; сходные физические явления позволяют создать сходную картину вселенной только при соотносительности языковых систем» [109, с. 443].

Таким образом, сторонницы феминистской критики языка, добиваясь его гендерного «выравнивания», имеют объективные основания для целенаправленного воздействия на языковую систему.

2. Философия постмодернизма, согласно которой реальность представляет собой своеобразный «лингвистический трюк» нашего сознания: то, что индивид воспринимает как реальность, на самом деле социально и лингвистически сконструировано. Постмодернизм открыто признает, что текст не отображает существующую реальность, а творит новую, и эти реальности не зависят друг от друга, а отношение человека к действительности опосредуется дискурсивной практикой.

Отсюда вытекает один из базовых постулатов феминистской критики языка о господстве патриархатного общества и навязывании через тексты и дискурсивные практики патриархатной системы ценностей; о том, что система ценностей и взгляд на мир производится с позиции «европейских белых мужчин», или, иначе говоря, что «все сознание современного человека пропитано идеями и ценностями мужской идеологии с ее приоритетом мужского начала, логики, рациональности и объектностью женщины» в мужской картине мира.

3. Постструктурализм, целью которого является определение парадоксов, возникающих при попытке познания человека и окружающего его мира с помощью языковых структур. Сторонники постструктурализма критикуют логоцентризм, согласно которому за всеми мыслительными схемами стоит язык власти и власть языка. Логоцентризму противостоит идея различия и множественности. В рамках постструктурализма сформировалась критическая лингвистика (см., например: [103]), анализирующая как неявные, так и очевидные структурные отношения доминирования, дискриминации, власти и контроля, выраженных в языке. Направленность критической лингвистики практически полностью совпадает с проблематикой собственно феминистской лингвистики: объектом изучения в обоих случаях является языковое поведение в естественных речевых ситуациях, имеющих социальную значимость [43].

Феминистская лингвистика изучает также различия в мужском и женском коммуникативном поведении. При этом делается акцент на том, что «мужчины и женщины изначально принадлежат к разным субкультурам», из-за чего «любое общение между мужчинами и женщинами предлагается рассматривать как некую форму межкультурной коммуникации» [49].

По мнению Р. Лакофф, речевое поведение женщин отличается неуверенностью, меньшей агрессивностью по сравнению с мужским, большей гуманностью и ориентированностью на своего партнера по коммуникации. Женщины более внимательно выслушивают мнение собеседника, не стремятся доминировать в ходе беседы. Мужчины же в диалоге более агрессивны, стремятся в беседе «держать ситуацию под контролем», менее склонны к компромиссам (см. подробнее 3.1.3.1). В связи с этим такой речевой стиль женщины создает ореол неуверенности в себе и некомпетентности, что наносит ущерб её имиджу. Если же женщина начинает использовать «мужские» речевые тактики, то она воспринимается как неженственная, наглая феминистка. Подобное речевое поведение женщины часто приводит к коммуникационным неудачам [43].

Дебора Таннен, анализируя в своей работе «Ты меня не понимаешь» мужские и женские речевые стили, приходит к выводу о том, что разговор между мужчинами и женщинами представляет коммуникацию противоположных культур. Во многих отношениях различия мужского и женского стилей не симметричны. Мужчины и женщины, оказавшись в одной группе, скорее всего, начнут говорить в манере, более привычной и удобной для мужчин. В обществе, где равенство провозглашено всеобщей целью и где женщины все чаще добиваются высокого положения, больше всего огорчает, что они при этом оказываются как бы в двойных путах. Если они станут говорить, как это ожидают от женщин, они покажут себя неадекватными лидерами. Если будут говорить, как принято у лидеров, − неполноценными женщинами.

Дискурсивные исследования характеризуются широким охватом, анализируя самые разные аспекты ведения аргументативных диалогов − телевизионные ток-шоу, политические дебаты, диалоги врачей и пациентов, речевое общения в семье, школе и даже религиозный дискурс и т. д. В их основе лежит предположение о том, что на базе патриархатных стереотипов, зафиксированных в языке, развиваются разные стратегии речевого поведения мужчин и женщин. Как отмечает Дж. Пенелоуп, одна из основательниц феминистской лингвистики, женщина вынуждена определять и выражать себя в языке, воплощающем мужской взгляд на мир. У женщин как бы нет средства для рефлексии и осмысления своего собственного опыта, так как язык, которым они располагают и в системе координат которого они должны себя определять, изначально к ним предвзят и враждебен. В результате внутренняя женская сущность не синхронизируется с вербальной, поскольку язык создан мужчинами для мужчин, для выражения и распространения своей ментальности − «мужского» взгляда на вещи.
1.3 Гендерная асимметрия в языке
Как отмечалось выше, в феминистской лингвистике исследуются прежде всего проявления дискриминации образа женщины в языковой картине мира, или «асимметрии в системе языка, направленные против женщин». Представители названного направления полагают, что язык фиксирует мужское видение мира, «навязывая» мужские ценности и оценки. Из этого следует вывод, что практически все языки, функционирующие в нашем патриархатном обществе, являются «мужскими», из-за чего образ женщины, отражаемый в языке, снабжен негативными коннотациями и характеристиками. К этому же направлению относятся и работы, анализирующие «механизмы включённости» женщин в грамматический мужской род: идентификация в языке идет по мужскому роду, если говорится о представителях двух полов.

Одним из центральных объектов исследований первого направления стал лексикон языка, т. к. именно в нем особенно четко отражены негативные дефиниции в отношении женщин. Исследования, проведенные в этом направлении, выявили следующее:

а) согласование на синтаксическом уровне происходит по форме грамматического рода соответствующей части речи, а не по реальному референту пола;

б) понятия «человек» и «мужчина» отождествляются, а в ряде европейских языков эти два понятия являются просто взаимозаменяемыми, женские формы обычно являются производными от мужских, а не наоборот;

в) язык предпочитает мужские формы, если имеются в виду лица обоего пола; по мнению представителей феминистской лингвистики, механизм «включенности» способствует игнорированию женщин в картине мира;

г) во многих языках образу женщины приписываются почти исключительно отрицательные качества, что особенно ярко проявляется в паремиологии, где женщинам атрибутируется в основном объектность или же им противопоставляются мужчины как носители положительных начал и качеств (см. 2.3);

д) применение мужского обозначения к референту-женщине значительно повышает её реноме в глазах окружающих, обратная же ситуация способствует значительному унижению референта мужского пола.

Наглядный пример «языковой дискриминации» женщин приводится А.В. Кирилиной: «В немецком языке существует слово der Mann, обозначающее и человека, и мужчину. Существует и ещё одно − der Mensch, которое иногда может употребляться и иронически по отношению к женщине с артиклем среднего рода − das Mensch» [74, с. 40]. Показательно также, что в немецком языке для номинации мальчика/юноши используется существительное мужского рода der Junge, а для названия девочки/девушки −слово среднего рода das Mädchen, имплицитно указывающее на отсутствие у референта половой идентификации. Существует очевидный «перекос» и в количестве негативно маркированных номинаций мужчин и женщин: в исследовании, проведенном известной феминистской лингвисткой Деборой Камерон, было отмечено, что в английском языке существует 220 слов, характеризующую женщину легкого поведения, тогда как для мужчин их зарегистрировано в 10 раз меньше. Не случайно некоторые специалисты в области феминистской лингвистики, считая используемый для коммуникации язык «мужским», сравнивают его с китайскими колодками для женщин, которые более тысячи лет мучили их и не давали им развиваться свободно.

Алогичные с точки зрения здравого смысла, но привычные с учетом дифференцированного восприятия понятий «род» и «пол» выражения нередко встречаются в современных газетных текстах: «Моя жена – государственный муж», «Как ты разговариваешь с учительницей? Она же тебе в отцы годится!», «Изберете меня президентом – рожу дочку» и под. [154, с. 11].

Перечисленные асимметрии получили название языкового сексизма − проявлений патриархатных стереотипов, зафиксированных в языке и навязывающих его носителям определенную картину мира, в которой женщинам отводится второстепенная роль и приписываются в основном негативные качества. «Термин сексизм, − отмечает А.В. Кирилина, − возник в период наиболее активной феминистской критики языка и обозначает структуры языка, отражающие дискриминацию по признаку пола: язык не только антропоцентричен, но и андроцентричен − в нем зафиксирована главным образом мужская перспектива, мужская субъективность, мужская картина мира, а женщинам отводится второстепенная, маргинальная роль и статус субъекта». Далее исследовательница не без оснований указывает на предпочтительность использования в данном случае термина гендерная асимметрия, так как «понятие «сексизм» предполагает как бы намеренную дискриминацию, в то время как намерение – и тем более злое − у языка, разумеется, отсутствует» [80, с. 11].

В западной культуре мужчина − человек вообще, а женщина – «подвид» человека вообще. Рассматривание женщины как производной от мужчины достаточно отчетливо проступает даже из беглого анализа некоторых грамматических форм. В качестве примера могут быть приведены слова, обозначающие профессии. Так, в русском языке женский род для обозначения некоторых профессий существует скорее в унижающем смысле – архитекторша, президентша, генеральша, докторша и т.д. «Эта группа слов отражает воззрение общества на женщину как на производное от мужчины и создает определенный психолингвистический эффект. По сути грамматика в данном случае выступает как средство внушения того, что женщина, занимающаяся приведенными профессиями, является как бы пародией на мужчину» [159, с. 37].

В качестве альтернативы существующему в западном социуме языковому узусу предлагается феминистская языковая реформа, ориентированная на сугубо лингвистическое решение проблемы неравенства биологических полов, сторонники которой ставят перед собой следующие цели: 1) сделать женщин более заметными в языке; 2) снять гендерную релевантность форм; 3) сделать гендерное присутствие в языке менее явным. Подобные действия реформаторов приводили к перестройкам в структуре языка, к образованию новых слов и выражений, стали причиной каламбуров и проведения экспериментов с грамматическими структурами и категориями. Слабым местом проводившихся реформ является их «поверхностный» или косметический характер, не затрагивающий сути самого явления. Как отмечает Г.С. Двинянинова, «устранение или изменение отдельных форм в системе языка не обязательно приводит к желаемым и планируемым изменениям в самом языковом узусе, в который эти формы насильственно внедряются» [49].

Несмотря на то, что феминистская лингвистика возникла относительно недавно, она располагает рядом конкретных результатов. Ученые, разделяющие идеи феминистской критики языка, настаивают на переосмыслении и изменении языковых норм, считая сознательное нормирование языка и языковую политику целью своих исследований. К настоящему времени разработаны (особенно на материале английского и немецкого языков) многочисленные рекомендации по политически корректному употреблению языка и устранению гендерной асимметрии в нем. Предлагаются так называемые феминистские неологизмы, параллельное употребление форм мужского и женского рода для обозначения лица или нейтральные словоформы, не вызывающие ассоциаций с полом лица, о котором идет речь (например, не ученики, а учащиеся). Некоторые из этих рекомендаций учтены в современных лексикографических трудах.

Наибольших успехов феминистская лингвистика добилась в области феминисткой реформы языка и в попытках влияния на языковую политику государства. Результатами феминисткой критики языка стали некоторые изменения языковой нормы. Больше всего инновациям подвергся лексический строй языка: феминистки предложили ввести в лексикон новые слова, лучше описывающие женщин и их отношения, собственно женскую сущность. На Западе сейчас практически повсеместно вошло в практику при печатании объявлений о найме на работу указывать мужские и женские названия профессий; невыполнение этого грозит рекламодателям крупными денежными штрафами. В правовых и официально-деловых текстах принято всегда обозначать лицо согласно его полу (в то время как до настоящего времени в данном стиле письма предлагалась мужская форма: actor/actress (актер /актриса) и т.д.

Представители феминистской лингвистики рекомендуют использовать форму женского рода как нейтральную. В английском языке уже практически повсеместно вместо притяжательного местоимения his (его) употребляется her/his (его/её). В англоговорящих странах к женщинам в деловом дискурсе принято обращаться как Ms. (вместо широко распространенных ранее форм Mrs. или Miss) в целях завуалирования семейного положения женщины. Поскольку слово God (Бог) имеет в качестве референта существо мужского пола, феминистки предложили пересмотреть концепцию мужского начала в Творце и предложили ввести в теологический язык такие слова, как Goddess и Creatrix. Пытаясь окончательно уравнять в системе языка мужчину и женщину, немецкие феминистки стремятся к замене во всех словах элемента man на элемент frau, что приводит к курьезным результатам − появлению «псевдономинаций»: EfrauzipationEmanzipation (эмансипация); FrausardeMansarde (мансарда). Более взвешенной представляется замена, предлагаемая для устранения гендерной асимметрии в английском языке: chairpersonchairman (председатель).

«Ультрафеминистки», как отмечает Е.П. Ильин, в ряде случаев видят ущемление своих прав там, где их нет: «Одна из феминисток считает, что имеется неравноправная оценка и восприятие мужчины и женщины даже с лингвистической точки зрения. Она указывает на то, что выражение «стать мужчиной» чаще всего означает «стать взрослым», тогда как выражение «стать женщиной» означает подчиниться мужчине и потерять свою девственность» [64].

В интернет-издании «Словарь феминисток», составленном по материалам опубликованного в США Генри Бэрдом и Кристофером Серфа «Официального словаря сексуально корректного языка», в явно пародийной форме представлены термины, отражающие основные идеи феминистской лингвистики: альтернативная внешность (alternative body image) ‘непривлекательная женская внешность’, сексуальный работник (sex-worker) ‘проститутка’, позитивный язык (positive language) ‘использование женского рода во всех неопределенных случаях’, чрезмерный зрительный контакт (excessive eye contact) ‘оскорбительная форма сексуального приставания’, сексуальное преследование (sexual harrassment) ‘неожиданно проявленное внимание мужчины к женщине’, потенциальный насильник (potential rapist) ‘любое существо мужского пола, достигшее половой зрелости’ [157].

Несмотря на очевидные проявления субъективности и спорный характер предлагаемых изменений, феминистская лингвистика оказала определенное влияние на гендерную проблематику и языкознание в целом, что выразилось в следующем:

а) сторонники феминистской лингвистики стремятся изменить нормы языка и собственно языковую систему, что не только вызывает широкий резонанс и междисциплинарную дискуссию, но и способствует развитию гендерных исследований в целом;

б) в научный оборот введен целый ряд новых лингвистических понятий, расширена трактовка языкового поведения;

в) исследованы гендерные асимметрии языка, что способствовало более глубокому изучению словообразовательной и номинативной систем языка, а также культурных стереотипов феминности и маскулинности.

Значение феминистской лингвистики заключается также в том, что названная дисциплина привлекает в свой методологический аппарат данные из ряда других дисциплин (антропологии, социологии, философии), что содействует усилению междисциплинарности всего гуманитарного знания в целом. Очевиден и интернациональный характер явлений, находящихся в поле зрения феминистской лингвистики: «В результате выявленных фактов сексизма в английском языковом узусе и предпринятых попыток изменить ситуацию путем проведения реформы (пусть не всегда и не совсем успешных) дальнейшее игнорирование мировым сообществом факта дискриминации женщин в языковом узусе стало объективно невозможным. Исследования по изучению языковой дискриминации женщин начинают проводиться на материале разных языков, представляющих разные культуры» [49].

Устранение гендерной асимметрии в языке сегодня считается одним из важнейших средств ликвидации неравенства между женщинами и мужчинами и преодоления дискриминации в отношении женщин. Язык играет основополагающую роль в формировании сознания и системы ценностей каждой личности. Исходя из этого, в 1990 году Совет Европы принял рекомендацию об устранении сексизма из языка, в которой он признал существование взаимосвязи между языком и социальными установками в обществе. Он призвал СМИ пользоваться свободным от сексизма языком.

Вместе с тем очевидно, что роль феминистского движения в целом и феминистской лингвистики в становлении и развитии гендерной лингвистики нельзя преувеличивать. Гендерная лингвистика как новое направление в изучении языка возникло в контексте актуальных для своего времени научных парадигм и традиций: «Язык стал трактоваться не как система «в себе и для себя», а как динамичный антропоориентированный феномен – орудие мышления, средство и деятельность общения, интструмент получения знаний о человеке, культуре и обществе» [47, с. 3].
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

Похожие рефераты:

Язык как средство конструирования гендера
Становление гендерной лингвистики в контексте общего развития науки о языке
А. Н. Коваль
А. И. Грицук, В. Т. Свергун, А. Н. Коваль. — 2-е изд., перераб и доп. — Гомель: учреждение образования «Гомельский государственный...
Приложение 1 А. Д. Макаревич соборное уложение 1649 г. Как памятник...
Текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст,...
Исследование феномена языка невозможно в рамках одной только лингвистики....
Р 59 Мир, человек, язык (опыт философии языка) / А. Ф. Рогалев. – Гомель: Барк, 2010. – 276 с
Языкознание
Лимнонимы и гелонимы Беларуси в сопоставительном аспекте // Проблемы славистики и теоретической лингвистики: Сб ст молодых ученых....
Титульный лист программы обучения по дисциплине (Syllabus) Форма
Курс «Профессионально-ориентированный иностранный язык (немецкий язык)» представляет собой междисциплинарную область знаний, включающую...
А. О. Долгова // Славянская фразеология в синхронии и диахронии:...
Лингвокультурологическая значимость компаративной фразеологии / А. О. Долгова // Славянская фразеология в синхронии и диахронии:...
Артемова Ольга Александровна мглу, г. Минск
П. А. Редина (украинский язык), Г. В. Савчук, Н. А. Сабуровой, В. П. Игнатенко, В. П. Пивоваровой, Т. М. Филоненко (русский язык)...
Лекция Язык как система язык как система
Исследование языка как системы осуществлялось в рамках структурализма (структурной лингвистики). Основоположник – Ф. де Соссюр
Методические рекомендации и указания к изучению дисциплины по дисциплине...
Курс «Профессиональный русский язык» представляет собой междисциплинарную область знаний, включающую в содержание русский язык в...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
referatdb.ru
referatdb.ru
Рефераты ДатаБаза