В. И. Коваль Язык и текст в аспекте гендерной лингвистики Гомель 2007


НазваниеВ. И. Коваль Язык и текст в аспекте гендерной лингвистики Гомель 2007
страница4/20
Дата публикации11.03.2013
Размер3.21 Mb.
ТипРеферат
referatdb.ru > Литература > Реферат
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20


2 Гендерная маркированность единиц языка

Очевидная представленность гендера в языке, в том числе – в связи с наличием гендерных асимметрий, является убедительным доказательством его антропоцентричного характера. При этом основным объектом лингвогендерных исследований являются, по вполне понятным причинам, слова и фразеологические обороты – единицы языка, активно формирующие гендерные картины мира
2.1 Гендерная маркированность лексики
Выразительным показателем гендерной маркированности словарного состава языка является гендерная асимметрия, одним из показателей которой служат имена существительные со значением лица: для обозначения лиц женского пола в языке используются имена существительные мужского рода. Важным источником рассмотрения гендерной асимметрии являются словари новых слов. Имеющийся фактический материал позволяет выделить несколько групп неологизмов с точки зрения представленности в них явления гендерной асимметрии.

Значительную группу неологизмов рассматриваемого типа составляют номинации, образующие родовые коррелятивные формы. Среди них, в свою очередь, выделяется несколько типов неологизмов.

Некоторые (весьма немногочисленные) неологизмы-nomina agentis имеют корреляты в форме женского рода, не отличающиеся от маскулинизмов ни семантически, ни стилистически: гурман ‘знаток и любитель вкусной еды, изысканных кушаний’ − гурманка; волонтёр ‘тот, кто добровольно принимает участие в каком-л. деле’ − волонтёрка; газетчик разг. ‘сотрудник редакции какой-л. газеты’ − газетчица; диссидент ‘тот, кто не согласен с господствующей в стране идеологией; инакомыслящий’ − диссидентка; стюард ‘тот, кто обслуживает пассажиров самолета, бортпроводник’ − стюардесса.

Феминный коррелят может быть представлен в системе языка, но с другим лексическим значением и с другой стилистической окраской. Так, слово афганец стало употребляться в русском языке в конце прошлого столетия как семантический неологизм ‘военнослужащий, принимавший участие в военных действиях на территории Афганистана в 1980-1989 гг.’ Женский коррелят этого слова − афганка − известен только в значении ‘представительница народа, составляющего основное население Афганистана’. Сравн. также: жокей ‘профессиональный наездник на скачках’; ‘артист цирка, исполняющий акробатические трюки на неоседланной лошади’ − жокейка разг. ‘плотно облегающая голову шапочка с козырьком’; ковбой ‘конный пастух, пасущий стада на равнинах Северной Америки’; ‘ловкий, сильный, смелый человек’ − ковбойка ‘клетчатая рубашка с отложным воротником’.

Прямое отношение к явлению гендерной асимметрии имеют неологизмы, от которых образуются фемининативы, имеющие сниженную стилистическую окраску. Очевидно при этом, что «женские варианты названий профессий стилистически снижены по сравнению с мужскими и часто снисходительно и пренебрежительно характеризуют их обладательницу. Статус врачихи значительно ниже статуса врача, как статус профессора выше статуса профессорши». Кроме того, часть «женских» названий профессий характеризуют женщину не как профессионала в какой-либо области, а как жену мужчины-профессионала: генерал – генеральша [136, c. 351]. Таким образом, пол в названиях профессий представлен асимметрично: «мужское начало является общественной нормой, а женское отклонением от нее», «мужское доминирует в языке, женское же невидимо» [172, c. 93]. Сравн.: бармен ‘владелец бара или его управляющий’; ‘тот, кто обслуживает посетителей за стойкой бара’ − барменша разг., ‘женск. к бармен’; ‘жена бармена’; кельнер ‘(в некоторых западноевропейских странах) − официант в ресторане, пивной и т.п. − кельнерша разг., женск. к кельнер; виртуоз ‘артист, в совершенстве владеющий техникой своего искусства (обычно о музыкантах)’; ‘тот, кто достиг высокого мастерства в чём-л., в совершенстве овладел техникой какого-л. дела’ − виртуозка разг., женск. к виртуоз; инкассатор ‘должностное лицо, принимающее деньги от организаций, предприятий и т.п. для сдачи их в банк’ − инкассаторша разг., ‘жена инкассатора’; кандидат ‘тот, кто намечен к избранию, назначению или приему куда-л’. − кандидатка разг., женск. к кандидат; меломан ‘страстный любитель музыки, пения’ − меломанка разг., женск. к меломан; меценат ‘богатый покровитель наук и искусств’ − меценатка разг., женск. к меценат.

Наиболее многочисленны неологизмы, имеющие ограничения в образовании коррелятов, относящихся к феминной сфере.

В ряде случаев феминные корреляты оказываются в принципе невозможными, поскольку в качестве денотатов выступают исключительно лица мужского пола. В семной структуре подобных слов реально или потенциально актуализируется сема «мужчина»: демиург ‘(в философии и теологии) − созидающее начало, созидательная сила’; ‘творец’; кок ‘повар на судне’; донжуан ‘символ покорителя женских сердец, соблазнитель и обольститель’; гарсон ‘(в ресторанах, гостиницах и т.п. Франции) − официант, лакей, мальчик для посылок’; бойскаут ‘член скаутской организации мальчиков’; моджахед ‘член вооруженной террористической националистической − обычно мусульманской − группировки’ киллер ‘профессиональный убийца’; тореадор ‘участник корриды’; сутенёр ‘сводник, мужчина, находящий клиентов проститутке и обеспечивающий ее защиту за определенный процент ее заработка’.

Особую группу составляют номинации, называющие служителей культа (традиционно таковыми являются только мужчины): имам ‘титул верховного правителя у мусульман, соединяющего в своем лице духовную и светскую власть’; ‘лицо, имеющее такой титул’; ‘верховный глава шиитов’; ‘духовное лицо, руководящее богослужением в мечети’; муфтий ‘духовное лицо у мусульман, облеченное правом выносить решения по религиозно-юридическим вопросам’; муэдзин ‘служитель при мечети, призывающий с минарета мусульман на молитву’; капеллан ‘священник в армиях некоторых государств’; раввин ‘служитель культа в еврейской религиозной общине’.

В словарях встречается большое количество номинаций-маскулинизмов, которые могут называть лица женского пола, но соответствующие корреляты отсутствуют даже в разговорной речи. Гендерная асимметрия в подобных случаях иллюстрируется в «классическом» виде: бомбардир ‘игрок нападения, забивающий наибольшее число голов в ворота соперника в некоторых спортивных играх с мячом и в хоккее’; хавбек ‘полузащитник (в некоторых спортивных играх с мячом: в футболе, хоккее с мячом и т.п.)’; бомж ‘лицо без определенного места жительства; бродяга’; брокер ‘посредник (лицо или фирма) при заключении различных сделок, действующий по поручению и за счет клиентов’ гид ‘тот, кто сопровождает туристов и показывающий им какие-л. достопримечательности’; диск-жокей ‘тот, кто ведет программу в дискотеке’; каскадёр ‘профессиональный исполнитель сложных трюков, падений, прыжков и т.п. в кино’; рокер ‘представитель группы молодежи, противопоставляющей себя обществу манерой поведения, внешним видом и лихачеством в езде на мотоциклах’; комиссионер ‘физическое или должностное лицо, за определенное вознаграждение совершающее сделки в пользу и за счет комитента, но от своего имени’; магистр ‘вторая − после бакалавра − ученая степень (присваиваемая студентам по завершении второго этапа обучения − магистратуры’; ‘лицо, имеющее такую степень’; менеджер ‘специалист в области управления производством, предприятием и т.п.’; ‘организатор творческой, спортивной и т.п. деятельности коллектива или отдельного лица’; мэр ‘глава муниципалитета, городского управления в ряде стран’; нувориш ‘тот, кто разбогател в период социальных перемен, за счет разорения других’; полиглот ‘тот, кто владеет многими языками’; хакер ‘взломщик компьютерных сетей’.

К «феминным» лексическим неологизмам относятся слова, обозначающие специфически женские профессии или занятия: гетера ‘(в Древней Греции) − незамужняя образованная женщина, ведущая свободный, независимый образ жизни’; перен., устар. ‘женщина легкого поведения’; кокотка ‘женщина легкого поведения, живущая на содержании своих любовников’; путана ‘валютная проститутка’; гейша ‘(в Японии) − женщина, обученная музыке, танцам, умению вести светскую беседу и приглашаемая для развлечения гостей на приемах, банкетах и т.п.’; прима ‘ведущая актриса в театральной труппе’; консьержка ‘женщина-вахтер в многоквартирном доме’.

Таким образом, лексические неологизмы являются наглядной иллюстрацией гендерной асимметрии, заключающейся прежде всего в наличии номинаций-маскулинизмов как доминирующих: «Существует только «мужской вариант, в то время как «женский» – либо уже включен в «мужскую» форму, либо отсутствует. Подразумевается, что носитель языка при необходимости сможет вычленить «женскую» форму, «заключенную» в «мужской», которая выступает в качестве общечеловеческой» [136, с. 350]. В то же время стилистически сниженные феминные корреляты являются менее престижными, поскольку содержат представления о некоторой «вторичности» и меньшей социальной значимости.


2.2 Гендерная маркированость фразеологии

Укажем некоторые проявления социокультурного пола в славянской этнофразеологии – фразеологизмах, генетически связанных со сферой народной духовной культуры. Обращение к историко-этимологической и этнокультурной интерпретации фразеологизмов необходимо при этом в тех случаях, когда оказывается существенным установить изначальную принадлежность отдельных этнофразем к маскулинной или феминной сферам.

Анализируя характер проявления гендерных отношений во фразеологии русского, белорусского, польского и английского языков, А.Ю. Першай отмечает, что «во фразеологии гендер представлен с различной степенью эксплицитности, и его представление отнюдь не ограничивается семантикой фразеологизмов, зафиксированной в дефинициях словарных статей» [135, с. 6]. Применительно к этнофразеологии данное утверждение приобретает особую значимость, поскольку удельный вес этнофразем, связанных с гендерной семантикой, оказывается весьма значительным. Отметим несколько наиболее продуктивных типов «гендерно значимых» фразеологизмов народной духовной культуры.

Прежде всего, в славянской этнофразеологии выделяются устойчивые словосочетания, принадлежность которых к феминной или маскулинной сферам очевидна «в первом приближении», поскольку она обусловлена их семантикой. Это, в частности, относится к этнофраземам, называющим специфически мужскую или женскую деятельность. Показательно, что лишь единичные фразеологизмы обнаруживают в подобных случаях «маскулинность». Такова, например, рус. диал. этнофразема посадить на козулю ‘обогнать соседа в работе на косьбе’, обозначающая сугубо мужское занятие – косьбу. Большинство других этнофразем рассматриваемого типа выявляют выразительную феминную природу, называя традиционно женские работы  жатву, прополку, снование, перемотку шерсти: бел. казу пасвіць ‘отставать в работе при жатве’, чеш. zustavát na koze ‘отставать от других жней при жатве’, укр. козу гнати ‘пропалывать хлебную полосу’, коня положити ‘ошибиться при сновании’, кашуб. konia umotac ‘плохо намотать шерсть на мотовило’, konie robic ‘путать шерсть при сновании’.

Этнофраземы, указывающие на внешний вид человека, могут быть представлены гендерно маркированными устойчивыми словосочетаниями со значением ‘нижняя одежда видна из-под верхней’: бел. серада з-пад пятніцы відаць, серада з-пад пятніцы вылазіць, выглядае субота з-пад нядзелі, серада (субота) з-пад нядзелі; рус. завалилась суббота за пятницу, середа ниже пятницы, суббота дольше воскресенья, пятница дольше субботы, из-под пятницы субботу видно, середа доле пятницы, из-под пятницы суббота, из-под пятницы суббота торчит, из-под пятницы четверг виден, из-под вторника среда видна; пол. dłuzczy piątek od suboty, dłuzcza sobota niż niedziela; чеш. leze jí sobota, leze sobota prez nedeli, kouka jí patek prez sobotu. Первоначально, как можно предположить, эти фразеологизмы употреблялись лишь для характеристики неаккуратно одетой женщины, о чем свидетельствуют примеры их употребления в белорусском языке: Ото прыбралася! У цябе, Тэкля, серада з-пад пятніцы відаць (БФ, с. 345); У нашай акуратніцы відаць серада з-пад пятніцы (ПП 2, с. 345); Акурацістка, што серада з-пад пятніцы відаць (Высл., с. 32).

Вполне закономерно, что устойчивые словосочетания, имеющие отношение преимущественно к «женской сфере», содержат слова-компоненты, называющие негативно осмысливаемые «женские» дни (среда и пятница) и одновременно соотносятся с названием женского мифологического персонажа – святой Пятницы. В этих эвфемистических по своему характеру оборотах закодированы сложные, но и хорошо известные (в прошлом) женщинам представления о пятнице как дне строгих запретов и о Пятнице – антропоморфном мифическом существе, строго «контролирующем» занятия женщин. Актуальность и живучесть этих представлений содействовали точному пониманию (декодированию) деликатной ситуации, при которой нижняя одежда видна из-под верхней. Наблюдаемое варьирование компонентного состава в приведенных этнофраземах (пятница – четверг, пятница – суббота, суббота – воскресенье) может быть объяснено забвением носителями языка первоначальных, наиболее архаичных представлений об «отмеченности» определенных дней недели.

В некоторых этнофраземах нашли отражение стереотипные особенности женского или мужского поведения. При этом соотнесенность образа, положенного в основу семантики фразеологизма, с гендерными стереотипами, не всегда может выглядеть безупречной. Так, можно априори предположить, что семы ‘злоба’, ‘коварство’, актуализировавшиеся в этнофраземе змея подколодная – ‘злобный, предельно коварный, отвратительный человек’– имеют «феминную привязку». Указание на феминность данного фразеологизма содержится, в частности, в версии, представленной в историко-этимологическом справочнике «Словарь русской фразеологии»: «Все рептилии, в том числе змеи, с наступлением холодов засыпают, находя укрытые места (например, под колодой); в это время яд у змей особенно опасен. С коварством подколодной змеи и сравнивают коварство человека (чаще женщины), притаившегося на время, а затем проявляющего себя в неожиданный момент с неприятной стороны» (подчеркнуто нами. – В.К.) (СРФ, с. 214). Вместе с тем, в белорусском языке, наряду с оборотом гадзiна (гадзюка, змяя) падкалодная ‘отвратительный, коварный человек, который действует исподтишка’, употребляется и очевидный «маскулинный» фразеологизм гад (змей) падкалодны ‘отвратительный, коварный человек’ (ФСБМ 1, с. 244).

Склонность к ругани (не матерной, а «бытовой») также стереотипно оценивается как преимущественно женская поведенческая особенность. Показателен в связи со сказанным диалектный фразеологизм калацiць зялёны мак ‘очень ругаться’, зафиксированный в центральнобелорусских говорах. В западных (гродненских) говорах известен лексический вариант этого оборота зялёны мак трэсцi, феминная природа которого проявляется в следующем контексте: Як уляцела ў хату, пачала зялёны мак трэсцi, што не далi ёй пасадзiць капусту там, дзе летась давалi. В украинском языке выражение затрусити зеленим маком употребляется в близком значении (‘рассердившись, поднять кутерьму’) и также, как можно предположить, соотносится с женским поведением: О, як затрусить зеленим маком, так держись берега (СУМ 2, с. 399). Не менее выразителен и следующий семантический вариант приведенного выше белорусского фразеологизма, в котором имплицитно содержатся такие стереотипно феминные особенности, как завистливость и склонность к сплетням: трэсцi зялёны мак ‘наговаривать, сплетничать’: На харошую дзяўчыну заўсёды мака зялёнага трасуць (СГВ, с. 598).

Есть основания предполагать, что этнофразема калацiць зялёны мак ‘проклинать’; ‘оговаривать’, ‘ругаться’ генетически связана со свободным словосочетанием, обозначавшим сакральное действие, содержанием которого было трясение зеленого мака, обладающего негативно осмысливаемыми (наркотическими) свойствами. «Вербальной составляющей» этого ритуального действия могло быть довольно распространенное проклятие Каб ты села сырым макам! ‘пожелание до конца дней не выйти замуж’ (скорее всего, адресантом такого специфического «пожелания» может быть именно женщина). Давая развернутую характеристику белорусским народным проклятиям, М.И. Конюшкевич, в частности, подчеркивает, что наиболее часто они встречаются в речевом поведении женщин [99, с. 157].

«Классическим» примером общепризнанных этнофразем является потенциально феминное устойчивое словосочетание перемывать косточки ‘сплетничать, долго и с упоением судачить, злословить о ком-либо’. Сравн.: бел. перамываць костачкi ‘оговаривать кого-либо, сплетничать’, укр. перемивати кiсточки ‘злословить, распространять сплетни о ком-либо’. Свободное словосочетание перемывать косточки (кости), являющееся деривационной базой данного фразеологизма, связано с так называемым обрядом вторичного захоронения нераскаявшихся грешников, чьи останки через несколько лет после захоронения выкапывались, а сохранившиеся кости промывались чистой водой и вновь погребались. Описанный обряд, естественно, сопровождался воспоминаниями о покойнике, оценкой его характера, поступков, дел и т.п. (СРФ, с. 308). Как видим, при описании обряда вторичного захоронения отсутствуют указания на его исполнителей – мужчин или женщин. Но поскольку исключительно женщины (обычно обнажавшиеся для усиления магического воздействия на потенциально опасные, смертоносные явления) участвовали в ритуальном опахивании деревни, вызывании дождя, в ритуале отгона градовой тучи, вражеского нашествия и др., можно предположить, что, данный обряд исторически был феминным. На это же указывает и «феминная» семантика оборота (‘сплетничать’, ‘злословить’), хотя, разумеется, и представители сильного пола не лишены этого порока.

Как этнофраземы, реализующие сугубо маскулинное поведение, могут быть охарактеризованы следующие обороты, составляющие белорусско-украинско-польско-чешскую изоглоссу со значением ‘неожиданно, некстати (появиться, сказать, сделать что-либо) ’: бел. як Піліп з канапель (выскачыць, з’явіцца), укр. як Пилип з конопель (вискочити), пол. wyrwał się jak Filip z konopi, чеш. vyrval se jak Filip z konopi. Основанием для отнесения данных этнофразем к разряду маскулинных является не только формальная принадлежность семантически опорного компонента к мужским именам собственным, но и отразившиеся в этом имени очевидные «внутренние», фольклорные реминисценции, связанные с популярным образом сказочного дурака (Филиппа) (сравн.: Иван-дурак, Иванушка-дурачок).

Наиболее многочисленной является группа гендерно значимых этнофразем, относящихся к продуцирующей сфере (любовно-брачная, детородная семантика). Среди них выделяются прежде всего исключительно феминные этнофраземы, «гендерная принадлежность» которых, как и в предыдущих случаях, характеризуется различной степенью эксплицитности.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

Похожие рефераты:

Язык как средство конструирования гендера
Становление гендерной лингвистики в контексте общего развития науки о языке
А. Н. Коваль
А. И. Грицук, В. Т. Свергун, А. Н. Коваль. — 2-е изд., перераб и доп. — Гомель: учреждение образования «Гомельский государственный...
Приложение 1 А. Д. Макаревич соборное уложение 1649 г. Как памятник...
Текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст,...
Исследование феномена языка невозможно в рамках одной только лингвистики....
Р 59 Мир, человек, язык (опыт философии языка) / А. Ф. Рогалев. – Гомель: Барк, 2010. – 276 с
Языкознание
Лимнонимы и гелонимы Беларуси в сопоставительном аспекте // Проблемы славистики и теоретической лингвистики: Сб ст молодых ученых....
Титульный лист программы обучения по дисциплине (Syllabus) Форма
Курс «Профессионально-ориентированный иностранный язык (немецкий язык)» представляет собой междисциплинарную область знаний, включающую...
А. О. Долгова // Славянская фразеология в синхронии и диахронии:...
Лингвокультурологическая значимость компаративной фразеологии / А. О. Долгова // Славянская фразеология в синхронии и диахронии:...
Артемова Ольга Александровна мглу, г. Минск
П. А. Редина (украинский язык), Г. В. Савчук, Н. А. Сабуровой, В. П. Игнатенко, В. П. Пивоваровой, Т. М. Филоненко (русский язык)...
Лекция Язык как система язык как система
Исследование языка как системы осуществлялось в рамках структурализма (структурной лингвистики). Основоположник – Ф. де Соссюр
Методические рекомендации и указания к изучению дисциплины по дисциплине...
Курс «Профессиональный русский язык» представляет собой междисциплинарную область знаний, включающую в содержание русский язык в...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
referatdb.ru
referatdb.ru
Рефераты ДатаБаза